Реальный сектор. Невозможное возможно

Поговорим сегодня о тех направлениях, где даже в наших непростых условиях возможно продвижение вперед. Как-то очень не хочется считать, что возможно только то убогое "движение", которое наметило для нас наше правительство.

Реальный сектор. Невозможное возможно
Как жить дальше?
 
Не будем о грустном: девальвация уже привела к существенному снижению уровня жизни населения, экспроприировала накопления. Но она являлась следствием прошлых просчетов правительства, была неизбежным следствием экономической политики предыдущих лет.
 
Наша "модель", основанная на проедании советских запасов и "распиливании" внешнего финансирования (пусть даже старались "распиливать" "по справедливости") не могла не привести к майской девальвации. Наш кризис (заметим, почти никак не связанный с мировым экономическим кризисом, который опять "набирает обороты") не может не привести к снижению уровня жизни населения и росту внешних долгов страны. Это – неизбежное следствие политики предыдущих лет. Главный вопрос сегодня – что делать будем?
 
Не могу полностью согласиться с тезисом, что "жить надо по средствам". С моей точки зрения, и МВФ, и Кремль активно заталкивают нашу страну в "ловушку бедности". Так называется положение страны, когда ресурсов страны еле-еле хватает на потребление на уровне существенно ниже соседей. Источников роста у нее нет, никакой капитал туда не пойдет, самая энергичная часть населения эмигрирует и выбраться из этой ловушки почти невозможно. Если в сегодняшнем состоянии страны мы стабилизируем потребление и внутренние инвестиции на доступном сегодня уровне, с этого уровня нам уже не подняться никогда.
 
И наших кредиторов можно понять: если уж экономики Греции, Италии близки к дефолту, хотя там правительства и пытаются что-то там экономить, принимать какие-то меры, то у нас, при отсутствии внятной экономической политики и продолжении курса на растранжиривание ресурсов, вероятность нашего дефолта видится кредиторам значительно большей. Убедить их могла бы только реальная и понятная им перспектива.
 
Наш президент прав, когда говорит, что сегодня нужно не идти вперед. Нужно бежать. Только вот ресурсы, необходимые для продвижения, забирает то на ледовые дворцы, то на Минск-Сити, то на другие игрушки. А команда, которую он собрал, все никак не определится, куда бежать надо.
 
Еще до перехода нашего кризиса в активную фазу, в феврале, г-н М. Мясникович, представляя программу правительства, изложил свое видение направлений нашего развития.
 
Если отбросить демагогию об инновационном развитии (которая никак не подкреплена источниками ресурсов и оргтехмероприятиями), речь идет о дровах (на которые необходимо перевести выработку теплоэнергии), фармацевтике (где основа экономики предприятий – упаковка импортируемых из Индии действующих веществ), первичной переработке местного сырья. На этом фоне разговоры об импортозамещении, выпуске высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью – просто болтовня.
 
И такой подход широко распространен. Один из моих комментаторов даже похвастался, что для него кризиса не существует: он получил 30 соток земли, засадил картошкой, намерен продать урожай россиянам и жить, припеваючи. Вполне созвучно "прагматичным" идеям нашего правительства. Так что, это – выход для страны? Так и Зимбабве умеет. Смысл тогда содержать Академию наук и разнообразные НИИ?
 
Неразрешимых проблем нет
 
Большинство скептиков считают неразрешимыми проблемами нашей промышленности ее техническую отсталость и отсутствие квалифицированных кадров. Однако это не совсем так: ничего неразрешимого здесь нет.
 
Дело в том, что мировой технический прогресс, последние десятилетия нацеленный на обслуживание выноса производства в страны с дешевой рабочей силой, сформировал современное оборудование как очень простое в эксплуатации. От рабочего на таком оборудовании требуется не столько квалификация, сколько старательность и дисциплина, точное соблюдение технологии. Образно говоря, даже молоденькие блондинки уверенно ездят на "мерседесах". И технологии дистанционного инженерного обеспечения, технического обслуживания оборудования в мире уже достаточно отработаны, что в разы снижает потребность производства в высококвалифицированных кадрах. Общий образовательный уровень нашей рабочей силы потребности современного производства обеспечивает с большим запасом. Не станет же кто-то утверждать, что вчерашние крестьяне Юго-Восточной Азии, не имеющие, как правило, даже среднего образования, представляют собой более квалифицированную рабочую силу, чем белорусы.
 
Нет больших проблем и в закупке оборудования. Времена, когда СССР не продавали современное оборудование, ушли и, за исключением узкого круга оборудования двойного назначения, закупить можно почти все. Казалось бы, поскольку эффективность (производительность, затраты на единицу выпускаемой продукции) современного оборудования намного выше применяемого, уж здесь вопросов быть не должно бы. Дороговизна современного оборудования – пустое, возможностей кредитования последние лет 10 было более чем достаточно. И во всех развитых странах такие станки не только окупают кредиты, но и дают значительный экономический эффект.
 
А у нас – не дают. Хотя ПЭО предприятий, верные советской выучке, и "рисуют" экономический эффект от "инвестиций", в целом по стране эффект от регулярно поступающего в страну современного оборудования малозаметен.
 
А в Гондурасе, Белизе и Замбии токарных центров вообще нет. Поскольку там люди деньги считают, и при отсутствии адекватной по объему потребности предпочитают заказывать детали в той же Австрии. Небольшие австрийские фирмы, поставками от 500 штук, закрывают потребности рынка от Гренландии до Новой Зеландии. Порог загрузки для безубыточной работы современного оборудования очень высок, а чтобы получить на старом оборудовании типа советского австрийскую цену, рабочий должен зарабатывать 5-10 долларов в месяц. Таких зарплат в мире нет. А себестоимость продукции при снижении загрузки современного оборудования растет очень быстро.
 
У нас, в условиях отсутствия развитого рынка промышленной кооперации, сформировать пакет заказов выше порога безубыточной работы очень проблематично. Крупные предприятия перекладывают убытки от применения современной техники на потребителей, вздувая цены. А для небольших – самостоятельно сформировать такой пакет непосильно. Так и получается, что при наличии в целом по стране достаточного спроса для быстрого техперевооружения на современное оборудование деградация нашей промышленности и ее техническое отставание нарастают.
 
Но ведь отсутствие инжиниринговых фирм, способных обеспечить качественное инженерное сопровождение производства сразу на группе предприятий или формирование небольших инфраструктурных высокотехнологичных предприятий, как и организация спроса на импортозамещение (о чем я писал ранее) не требует ни законодательных усилий, ни масштабного финансирования. Просто нормальной работы управленцев соответствующего уровня, которую они не делают. Поскольку правительство не видит оснований для постановки таких задач.
 
А ведь из массы таких относительно небольших шагов и складывается экономическая политика государства. Слишком долго страна жила, проедая советское наследство и внешнюю подпитку. Завалов насобирали множество, и все их надо разгребать. Каждый из таких завалов не выглядит неразрешимым, проблема в том, что их много. Волшебных рецептов, способных разом все расчистить и вывести нас на светлую дорогу к счастью и благополучию, не бывает. Ни политических, ни экономических. Все, что требуется, – выработать рациональную промышленную политику (чтобы решения для отдельных проблем можно было согласовывать друг с другом), создать адекватные инструменты для работы и разгребать проблемы по очереди.
 
И без излишнего идеологизирования. Иностранный инвестор или госфинансирование, приватизация или госпредприятие – все должна решать экономическая целесообразность.
 
У К. Пруткова-инженера есть мысль, что "в заботе о ближнем главное – не перестараться". Наша "активная социальная политика", особенно в части борьбы с безработицей путем содержания лишней численности и в госаппарате, и на предприятиях за счет внешней подпитки, нуждается в серьезной корректировке. Государственный капитал должен работать, а не использоваться для содержания "трудового коллектива", не способного обеспечить его эффективное использование.
 
Все просто. Совсем как у Родена, который говорил, что создать скульптуру очень просто: нужно взять кусок мрамора и отсечь все лишнее, пишет TUT.by.
11:20 28/09/2011




Loading...


загружаются комментарии