Кризисное управление по-белоруски

Белорусский экономический кризис показал неспособность действующей власти эффективно управлять страной.

Кризисное управление по-белоруски
Даже сейчас, принимая простые решение, например, оказать гражданам финансовую помощь, чиновники делают это со свойственным им формализмом.
В Беларуси много шума наделал указ президента №417 от 15.09.2011 года «О единовременной материальной помощи». Мы не будем тут рассуждать о том, что несчастные 500 тыс. белорусских рублей  не компенсирует и малой толики тех потерь, которые понесли люди в результате поразившего страну кризиса. Но в любом случае, бесспорно, что для многих белорусских граждан и эта соломинка, позволила хоть короткое время продержаться наплаву. Для меня же как юриста, работающего в реальном секторе экономики, важна не сумма, а сам документ, который, по моему мнению, ярко демонстрирует два момента. Первый - чиновники, которые составляли этот документ, в том числе и самый главный чиновник, который его подписал, по настоящему оторваны от реальной жизни населения. Второй – у нашей власти серьезные проблемы в кадровой политике. Там явно не хватает специалистов, которые могут грамотно состряпать даже самый простой нормативный акт, и указ №417 последнее тому подтверждение.
Что касается первого момента, то для меня абсолютно не понятно, как власть, заявляющая на разных уровнях о принципах адресности различных видов социальной помощи, указом №417 выделяет эту помощь, например, всем сотрудникам МВД, включая министра (зарплата последнего вряд ли меньше 4-5 млн рублей), и в то же время исключает из ряда счастливчиков всех работающих пенсионеров. Неужели, наше социально ориентированное государство в лице его чиновников, разрабатывавших этот документ, поставило работающих пенсионеров в ряды зажиточных? Какими статистическими данными они руководствовались? Ведь реальность такова, что большая часть таких пенсионеров, работает не от хорошей жизни и в основном на низкооплачиваемых работах, куда молодых и под ружьем не загонишь - подметают улицы, убирают служебные помещения, работают нянечками, сторожами, курьерами и т.д. Наше социально ориентированное и так лишило этих трудолюбивых людей части их честно заработанной пенсии. Ведь согласно ст.83 Закона Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении», у работающих пенсионеров по возрасту, уменьшается размер пенсии, если они продолжают работать или занимаются предпринимательской деятельностью. В результате очень часто общих доход таких работающих пенсионеров не превышает в настоящий момент 1,5 млн. белорусских рублей. Уверен, что министр труда и социальной защиты получает в разы больше этой суммы. Тем не менее, министру предоставили социальную помощь от государства в размере 500 тыс. рублей на закупку сельхозпродукции (как госслужащему – А.С.), а работающему пенсионеру – нет. Вот она белорусская социальная справедливость, для чиновников.
Можно оперировать тем, что соответствующую материальную помощь работающему пенсионеру может предоставить наниматель, для чего в указе №417 предусмотрен п.6, который позволю процитировать себе полностью:
«Рекомендовать руководителям организаций, на работников которых не распространяется действие настоящего Указа, выплатить единовременную материальную помощь работникам исходя из финансовых возможностей организаций».
Однако, во-первых, не каждый наниматель в условиях кризиса, может позволить себе направить на выплату это помощи собственную прибыль, с которой уже уплачены налоги.
Во-вторых, те наниматели, которые могут себе это позволить и желают это сделать, столкнулись с другой проблемой, на основании которой я и сделал вывод о том, что у власти проблемы с подбором кадров. Тех, кто составил этот документ и тех кто это проверял (а без юристов тут не могло обойтись), нужно лишить диплома о высшем юридическом образовании и отправить подметать улицы на места тех самых лишенных пенсионеров, где этим чиновникам самое место. Перефразируя известную балладу Николая Семеновича Тихонова: Метелки бы делать из этих людей, лучше бы не было в мире метелок.
В общем, лучше так, чем из раза в раз тысячи субъектов хозяйствования по всей стране будут спорить и проводить различные трактовки того, что взбрело в дурную голову чиновника.
Применительно к указу №417, хотелось бы отметить, что основная его проблема кроется п.6. Указа, где сказано: «Рекомендовать руководителям организаций, на работников которых не распространяется действие настоящего Указа, выплатить единовременную материальную помощь работникам исходя из финансовых возможностей организаций». Однако, исходя из смысла ст.68 Закона «О нормативных правовых актах в Республике Беларусь», действие указа президента распространяется на всех граждан, иностранцев, лиц без гражданства и юридических лиц, находящихся на территории РБ, за исключением случае, предусмотренных законодательством. Такие исключительные случаи, когда действие нормативного акта не распространяется на каких-то конкретных лиц, обычно прописывается в самом этом нормативном акте, словами типа: «Действие настоящего указа не распространяется на ….» либо «Действие настоящего указа распространяется на…». В указе №417 ничего подобного нет. В п.1 указано только кому выплачивается материальная помощь. В п.2- кому не выплачивается такая материальная помощь. В п.3. – порядок выплаты матпомощи. В п.4. – что матпомощь не облагается подоходным налогом и взносами на социальное страхование. В п.5. – из каких источников выплачивается матпомощь. А в п.6, как я указывал выше, содержится рекомендация руководителям организаций, на работников которых не распространяется настоящий указ, выплатить матпомощь исходя из финансового состояния организации.
Вот только если подходить к трактовке указа строго по закону, то указ этот распространяется абсолютно на всех! И на тех распространяется, кто упомянут в п.1 (это те, кому государство выплачивает 500 тыс.)! И на тех распространяется действие указа, кто упомянут в п.2. (это те, кому государство не выплачивает 500 тыс.)! И на тех, кто упомянут в п.6 указа, потому как они просто упомянуты в нем. Вот только понять, кого имел ввиду составитель документа в п.6, мудрено. Можно только предполагать следующее (привожу п.6, как он, скорее всего, должен был выглядеть – А.С.): «Рекомендовать руководителям организаций, работники которых не подпадают под действие пункта 1 настоящего Указа, выплатить единовременную материальную помощь работникам исходя из финансовых возможностей организаций».
Поскольку в пункте 1 указа названы конкретные категории лиц, которым государство выплачивает 500 тыс., то можно было бы без труда определить, на кого распространялся п. 6. Указа.
Кажется, что тут такого? Разница в двух редакциях не большая, почти не заметная. На самом же деле огромная. Прежде всего, если толковать п.6. Указа строго по закону (как прописано в Законе «О нормативных правовых актах», как учат на юрфаке), то он не дает точного ответа на вопрос: кому он адресован, то есть не возможно определить круг лиц, на которых он распространяет свое действие. Что это за работники, на которых не распространяется действие указа, если в п.6 указа как раз про них и говорится, то есть на них распространяется?
Проблема состоит и в том, что эта материальная помощь в отличие от заработной платы, выплачивается за счет прибыли, с которой уже взысканы налоги. Кроме того, все выплаты производимые нанимателем в пользу своих работников, облагаются взносами в Фонд социальной защиты населения и РУП «Белгострах» и платит их именно наниматель. Взносы не начисляются только на те выплаты, которые прописаны в специальном перечне выплат, на которые не начисляются взносы ФСЗН и РУП «Белгосстрах», а также в иных случаях, предусморенных законодательства. Кстати, одним из таких иных актов является как раз указ №417, где в пункте 4 прописано: «Установить, что единовременная материальная помощь, что единовременная материальная помощь, предоставленная для закупки сельскохозяйственной продукции, не облагается подоходным налогом с физических лиц, взносами на государственное социальное страхование».
Вот только благодаря все тому же п.6 указа, трудно понять на работников коммерческих организаций распространяется это или нет? Ведь в этом пункте указано: «… на работников которых не распространяется действие настоящего Указа…».
Что мы имеет в результате. Первый заместитель управляющего ФСЗН со ссылкой на п.6 указа №417 и п.13 Перечня выплат говорит о том, что частные организации выплачивающие матпомощь в рамках Указа 417, не облагают эти выплаты взносами в ФСЗН (журнал «Главный бухгалтер» №35 за 2011 год) В то же время, ведущий специалист управления страхования от несчастный случаев и профессиональных заболеваний РУП «Белгострах» на соседней странице этого же журнала со ссылкой на те же нормы говорит о том, что указанные выплаты облагаются взносами в РУП «Белгосстрах». Обращаю внимание, что и взносы в ФСЗН и РУП «Белгострах» регулируются в данном случае одними и теми же нормами, и на них же ссылаются в своих комментариях указанные специалисты.
При этом нельзя сказать кто прав в этом заочном споре, а кто нет. Их спор, это спор о трактовке классической фразы «Казнить нельзя помиловать», написанной каким-то «грамотеем» без знаков препинания. Один говорит: «Казнить, нельзя помиловать!» А второй: «Казнить нельзя, помиловать!»
С момента выхода в свет указа №417, специалистов районных управлений ФСЗН и РУП «Белгосстрах» уже буквально достали своими обращениями субъекты хозяйствования, а на специализированных форумах уже не первую неделю идет спор и различных трактовках этого документа. Если собрать все это воедино, по получится внушительный труд по своему объему в сотни раз превышающий объем указа №417. А все потому, что кто-то просто находится не на своем месте.
 
09:09 03/10/2011




Loading...


загружаются комментарии