Реквием по дополнительной сессии на валютной бирже

Сегодня в Беларуси в результате объединения официальной и дополнительной сессии на валютной бирже официально прекращает существование множественность курсов.

Реквием по дополнительной сессии на валютной бирже
Naviny.by с помощью экспертов проанализировали работу допсессии и попытались ответить на ряд вопросов: стоило ли вводить допсессию, пользу или вред она принесла, кто и сколько потерял, а кто заработал на разницах официального и рыночного курсов?
 
Зачем власти открыли допсессию?
 
Ситуация в экономике и на валютном рынке требовала от Нацбанка и правительства каких-то реальных шагов. В результате было принято решение сделать то, на что не хватило духу в апреле — позволить рынку хотя бы в ограниченном допсессией формате определять реальную цену национальной валюты. Власти понимали, что это решение половинчатое, но рассчитывали, что его будет достаточно, чтобы удовлетворить основной спрос бизнеса на валюту. При этом власти осознанно сохранили основную сессии: Нацбанк и правительство были заинтересованы в наличии официального курса, пишет Интернет-шазета Naviny.by.
 
По мнению экспертов, сразу отказаться от административно устанавливаемого курса власти просто побоялись. На основной сессии продавалась валюта для приобретения критического импорта — газа, электроэнергии и медикаментов, по цене ниже рыночной почти на 50%. И в случае закрытия основной сессии расходы, в частности, на энергоресурсы, значительно вырастали бы. Это создавало бы давление и на валютный рынок, и на реальный сектор.
 
В некотором смысле официальный курс позволял властям успокаивать себя тем, что зарплаты населения в долларах остаются на сложившемся уровне и не падают. Наконец, у чиновников был ориентир, к которому должен был бы двигаться рыночный курс на допсесии, чтобы в итоге образовался единый курс.
 
"Мы определили, что курс в пять тысяч рублей математически выверен, оправдан экономически. Я полагаю, что по итогам недели, может быть, полутора, когда сойдет спекулятивное настроение у ряда субъектов хозяйствования, курс будет стремиться к отметке, рассчитанной и подтвержденной определенными математическим расчетами", — заявил за несколько дней до открытия допсессии зампред правления Нацбанка Тарас Надольный.
 
Уже после первых торгов Надольный заявил, что Нацбанк ожидает сближения официального курса с рыночным в течение полутора-двух месяцев. "Не исключено, что курсы сблизятся настолько, что нам будет достаточно 5-10% колебаний в рамках корзины, и мы выйдем на единый курс", — заявил банкир
 
Но в итоге допсессия надежды властей не оправдала. Рыночный курс доллара за 26 дней торгов не только не снизился, а вырос на 2,2% — с 8600 рублей после первых торгов на допсессии 14 сентября до 8790 рублей на последних торгах 19 октября.
 
Скидка на покупку энергоресурсов за счет основной сессии оправдала себя частично. Если за электроэнергию Беларусь не накопила внешних долгов, то за газ, по неофициальной информации, мы должны "Газпрому" около 100 млн. долларов.
 
Плюсы и минусы допсессии
 
Большинство экспертов убеждено, что властям давно надо было выходить на единую сессию, а не откладывать это решение еще на месяц. Это способствовало бы росту предложения валюты и установлению равновесного рыночного курса. Вместо этого мы получили резкое и не характерное для мировых бирж ослабление национальной валюты после ее плавного укрепления и долги за газ.
 
Впрочем, эксперты отмечают, что и допсессия принесла пользу. Прежде всего, она позволила в некоторой степени стабилизировать валютный рынок и обеспечить бизнесу официальный свободный доступ к валюте.
 
По мнению старшего аналитика Forex Club в Беларуси Валерия Полховского, допсессия повлияла на действия правительства и Нацбанка в отношении курсовой политики.
 
"Власти приняли окончательное решение сменить курсовую политику, а успешность проекта привела к поглощению основной сессии. Нацбанк отменяет коридор и заявляет о минимальных интервенциях. В сложившейся на валютном рынке ситуации это было одним из оптимальных решений, если принимать во внимание нежелание властей сразу объединять торговые сессии", — отмечает Валерий Полховский.
 
Финансовый аналитик официального партнера "Альпари" в Минске Вадим Иосуб подчеркивает, что из допсессии родился ожидаемый единый курс: "Возможно, имело бы смысл раньше выходить на единый курс, но властям нужно было отработать технические вопросы. Кроме того, власти поняли, что альтернативы переходу на единый рыночный курс нет".
 
Экономист Сергей Чалый своей стороны отмечает, что допсессия помогла "нивелировать страхи властей, которые привыкли все корректировать в ручном режиме и опасались неуправляемого курса". "Но оказалось, что рынок работает, причем лучше, чем административный механизм, и позволяет курсу находить равновесный уровень", — отмечает эксперт.
 
Основным же недостатком дополнительной сессии эксперты называют вынужденную "конкуренцию" с основной сессией.
 
"Продажа валюты по заниженному курсу привела к снижению притока валюты в страну. Это признали и официальные власти, заявив о существовании разных схем сокрытия валютной выручки и ее конвертации через прибалтийские банки", — отмечает Сергей Чалый.
 
По словам экономиста, это привело к ограничению предложения на рынке. Сам рынок в силу его маленьких объемов оказался очень волатильным и подверженным малейшим изменениям в настроении игроков.
 
"Малейшие сомнения в том, что власти будут придерживаться гибкого курса, не вмешиваясь в курсообразование, или перейдут на единую сессию к назначенной дате вызывало нервозность среди игроков и приводило к неадекватным результатам", — подчеркивает эксперт.
 
И если изначально предполагалось, что торги на допсессии внесут ясность в курсообразование, то на практике фактор неопределенности никуда не исчез.
 
"То есть все равно было невозможно предсказать, каким будет курс через месяц, через год. А это усложняет ведение бизнеса и его планирование", — отмечает экономист Георгий Гриц.
 
Кто и что потерял, а кто получил благодаря допсессии?
 
Для многих госпредприятий допсессия отчасти оказалась худшим вариантом решения валютных проблем, нежели межбанк. В условиях дефицита валюты, доллары, евро и российские рубли успешно перераспределялись в рамках министерств и концернов по официальному курсу. Благодаря этому у немалого числа госпредприятий себестоимость продукции по сравнению с отраслями, которые не имели такого доступа к валюте, была значительно ниже. По некоторым товарным позициям — почти в 2 раза.
 
С открытием допсессии предприятиям, например, того же Минпрома пришлось покупать валюту уже по рыночному курсу, что отразилось на стоимости приобретаемых комплектующих и цене на выпускаемую продукцию.
 
А вот проигравшими от введения допсессии, по мнению Сергея Чалого, стали все, так как негативные факторы отразилась на экономике в целом.
 
"Прежде всего, не произошло стабилизации ожиданий, сложившихся на уровне 7700 рублей за доллар. Скачок курса повлек за собой скачок цен. В стоимости товаров продолжался учитываться так называемый налог на неопределенность. Предприятия действовали с поправкой на риск, и по цепочке это переходило на конечного потребителя", — поясняет свою позицию эксперт.
 
По оценкам экономиста Ярослава Романчука, с учетом потерь по рублевым вкладам, ставки по которым остаются гораздо ниже уровня инфляции, снижения покупательной способности зарплат, пенсий и социальных трансфертов население за время существования дополнительной сессии потеряло в эквиваленте около 400 млн. долларов.
 
"Но это не значит, что причиной этих потерь была именно и только допсессия. Эти деньги не растворились без следа", — отметил Романчук.
 
Бенефициаром, на взгляд эксперта, безусловно, стало правительство, рублевые заемщики и госпредприятия и организации, которые имели большой объем рублевой кредиторской задолженности.
 
"За счет населения и бизнес-партнеров правительство (все органы госвласти) сэкономило около 600 млн. долларов. Однако назвать правительство чистым бенефициаром нельзя. В ближайшие 12 месяцев расходы на обслуживание внешнего долга, на поддержку экономики резко увеличатся", — отметил Ярослав Романчук.
 
Чистыми бенефициарами, по его словам, являются те коммерческие организации, которые покупали валюту по официальному курсу, имели возможность что-то экспортировать и продавать валюту по рыночному курсу.
 
"Оценивая объем экспортной выручки, объем обязательной продажи валюты на бирже по курсу Нацбанка, а также объем валютных платежей на оплату импорта можно предположить, что за 40 дней существования допсессии можно было на спекулятивных операциях заработать 150-200 млн. долларов".
 
Неплохо на торгах на допсессии заработали банки, особенно в период резкого ослабления курса на прошлой неделе. Как полагает Валерий Полховский, именно резкое падение курса после его укрепления позволяет сделать вывод, что на рынке в какой-то период появилось много игроков, которые участвовали в торгах по покупке/продаже валюты не для ведения своей экономической деятельности, а чтобы заработать.
 
Но население, считает аналитик, также выиграло от существования допсессии: "Наконец-то заработал наличный рынок валюты. Раньше у нас была красивая цена, но не было товара. Сейчас товар есть. Валюту можно свободно купить, но спрос на нее определяется ценой".
10:07 20/10/2011




Loading...


загружаются комментарии