Реальный сектор. Ярмарка тщеславия

Если уж решено создать современную промышленность, то многое из того, что происходит потом, неотвратимо и везде одинаково". Причем, что интересно, у нас с одинаковым тщеславием убеждены в своей способности продиктовать стране придуманную ими экономическую систему и правительство, и оппозиция.

Реальный сектор. Ярмарка тщеславия
С моей точки зрения, приоритет потребностей социально-экономической модели над потребностями развития экономики является одной из главных причин как нашего технического отставания, так и периодического крушения самих социально-экономических моделей. Много написано о том, что закостеневшая советская модель, несмотря на ее очевидные успехи в прошлом, стала тормозом развития экономики в 80-е годы. И ее провалы послужили идейной базой для разрушения СССР. Так и наша модель, возможно, спасшая страну в начале 90-х, является сегодня препятствием для ее развития. Уж слишком большое значение наши руководители придают пропагандистско-политическим аспектам своей деятельности, уж слишком превалирует тщеславие над экономическим расчетом.
 
Но за ошибки руководителей платит страна. Ее население, ее институты. Когда-то, много веков назад, Китай выстроил очень прочное общество. Передовое, между прочим, по тем временам. Причем подавляющее большинство населения другой структуры общества и не представляло. Многочисленные в его истории социальные и политические конфликты приводили к власти различные кланы, сводились к частностям, к персональным изменениям, но не затрагивали саму структуру общества. Даже внешние завоеватели (монголы, маньчжуры, др.) не решались ни на какие серьезные реформы. Однако темпы развития этого общества оказалось намного ниже темпов развития обществ западноевропейских. Как результат, к началу ХХ века Китай отстал в развитии, казалось, навсегда, превратился в объект грабежа, и только неспособность держав его поделить спасла его независимость. Сегодня, импортировав вместе с современной техникой и современную структуру промышленности, старательно ее копируя, Китай заметно опережает по темпам развития весь мир. И хотя проблем там – море, тенденции позволяют населению с оптимизмом смотреть в будущее.
 
Копия как карикатура
 
А у нас тенденции развития, по ощущениям большей части населения, отрицательные. И "потемкинские деревни" агрогородков, сравнительно неплохой ЖКХ, сравнительно (с соседями) неплохие дороги и достаточно качественный человеческий капитал не в состоянии перекрыть негативные ощущения от прогрессирующего упадка нашей промышленности.
 
Когда читаешь аналитические материалы по американской промышленности середины 60-х, времен "революции технократов", просто поражаешься узнаваемости со сложившейся ситуацией в госсекторе нашей промышленности.
 
В те времена в корпоративном секторе промышленности США было много разговоров об отстранении капитала от управления. Как правило, в крупных корпорациях акционерный капитал был распылен. Например, самый крупный акционер "Дженерал моторз" владел 1% акций. Пенсионные и муниципальные фонды, банки, страховые компании, пенсионеры с удовольствием вкладывали временно свободные средства в высоколиквидные и надежные акции крупных корпораций. Россыпью, понемногу. И передавали доверенность на управление акциями корпораций руководству самих корпораций.
 
В результате, обеспечив некий минимальный уровень дивидендов и внешне проявляя должное уважение к акционерам, руководство корпораций их мнение могло и вовсе игнорировать. В общем накоплении страны накопления корпораций составляли около 80%, а накопления физических лиц – лишь 20%. И в корпорациях нераспределенная прибыль и амортизация были основными источниками финансирования развития.
 
И уж конечно, обязательным было наличие надежного, регулярного и квалифицированного внешнего аудита. Без этого акционеры свои деньги бы руководству не доверяли.
 
И у нас сегодня директора госпредприятий, при демонстрации лояльности властям и выполнении минимальных требований по рентабельности и своевременной выплате зарплаты, самостоятельны в определении политики предприятий. Технической, кадровой, сбытовой. Даже прибыль, за редкими исключениями, остается в распоряжении предприятий. И даже "всеобщий аудит" в лице Комитета госконтроля имеем. Правда, исключительно лояльный к "своим хлопцам". Но у государства как собственника реальных рычагов управления госпредприятиями нет. Разве что сменить директора, но и здесь у нас с кадровым резервом очень небогато.
 
Заместитель министра промышленности Геннадий Свидерский в одном из ток-шоу так и определил: государство предоставляет капитал (правда, условия предоставления не очень определены), а номенклатура продукции, маркетинг, техническая и кадровая политика – дело самих предприятий.
 
Уж конечно, схожесть не случайна. Структура нашей промышленности "законсервирована" с конца 70-х, когда, в свою очередь, она копировала структуру американской промышленности 60-х. Но уже прошло 50 лет, и сегодня эта схожесть оборачивается карикатурой.
 
Наши сегодняшние предприятия, обессиленные борьбой за сохранение "социально-экономической модели", невозможно сравнивать даже с американскими корпорациями 60-х годов. Слишком разные условия функционирования, задачи, структура.
 
Американские высокоприбыльные корпорации, регулярно выплачивающие дивиденды на приемлемом для мелких акционеров уровне и располагающие значительными внутренними ресурсами из нераспределенной прибыли и амортизации. К тому же имеющие доступ к источникам капитала: как через эмиссию акций, так и через кредиты.
 
И наши, де-факто – убыточные, тратящие свои скудные ресурсы на содержание лишней численности и избыточных мощностей. Которые никогда не будут востребованы, поскольку крайне устарели.
 
Американские, прочно контролирующие свои рынки сбыта, регулярно в них инвестирующие. И это – инвестиции, вложения капитала, который обеспечивает сбыт и непрерывно работает.
 
И наши, до последнего времени сбывавшие продукцию через случайных посредников, гордо именуя их "дилерами".
 
Печальные примеры такой политики широко известны. Например, "Горизонт". Успешно развивавшийся до момента, когда его "эксклюзивный дилер" не решил, что ему выгоднее создать "отверточную сборку" в Подмосковье и перекрыть белорусам дорогу в Россию. Или "Мотовело", попытавшееся создать собственную дилерскую сеть. На что его "дилеры" тотчас создали "отверточную сборку" китайских велосипедов, вышвырнув белорусов с российского рынка. По той же схеме пытаются сегодня вытеснить и "Белвар".
 
Победить в борьбе без правил
 
В западной литературе встречается цифра, что, для контроля рынка сбыта, в него надо инвестировать в среднем 10% годового объема продаж. Это – и реклама, и работа с потребителями, и анализ продукции и ценовой политики конкурентов, и склады, и сервисные центры. Поручать эту работу случайным партнерам бессмысленно: завтра они могут начать продавать по отработанным тобой каналам продукцию твоих конкурентов.
 
А борьба за рынки сбыта в мире идет жесткая. Временами – без всяких правил. И меня лично раздражают безграмотные разговоры, что достаточно производить качественную и востребованную рынком продукцию – и все будет хорошо. Приведу пример.
 
В начале 90-х сотрудники Института им. Курчатова и челябинского "Маяка" создали фирму и организовали производство стабильных изотопов. Продукция очень дорогая, используется в медицинских исследованиях. Опираясь на авторитет Института, вышли на мировой рынок. Да так вышли, что сразу захватили значительную часть его. Мировой лидер, "Амершан", вынужден был потесниться и закрыть несколько своих лабораторий в США и Канаде, пишет TUT.by.
 
Но в 1993 г ведущие сотрудники фирмы были арестованы, счета фирмы закрыты, запасы продукции потерялись. Сотрудники провели в СИЗО три (!) года, на суде все обвинения рассыпались, и их оправдали и отпустили. Но 100% поставок в Россию стабильных изотопов уже осуществляет "Амершан". Не говоря уже о его монополии на мировых рынках.
 
По данным этих сотрудников, сам "Амершан", упаси Бог, никаких взяток не давал. Он просто щедро оплатил "консалтинговые услуги" небольшой фирмочки, которая сама поделилась гонораром с "нужными людьми". А вот Siemens – давал, за что осудили некоторых его топ-менеджеров. И практика эта широко распространена. Кстати, сегодня все чаще россияне жалуются, что их научно-технические фирмы, как только обозначится успех на рынке, заставляют продать. В конце пути – западным конкурентам. И способов для этого в России отработано много.
 
Так что успех через инновации, выпуск качественной и востребованной рынком продукции – для небольших фирм. Для тех, что покрупнее – успех зависит от объема и качества сделанных инвестиций. В том числе – в систему сбыта. А фирмы, не осуществляющие эффективный контроль над своими рынками сбыта, – добыча.
 
И для нас, с нашим объемом экспорта машинотехнической продукции, зарубежные инвестиции в систему сбыта должны составлять не менее 1 млрд долларов. Инвестиции в принадлежащий госпредприятиям капитал фирм за рубежом, обеспечивающих стабильность их сбыта. При их отсутствии, вступая в ЕЭП с Россией, которая сама вступает в ВТО, мы просто преподносим свои предприятия в качестве жертв конкурентам "на блюдечке с голубой каемочкой".
 
Нужно не любоваться придуманной "моделью", не ссылаться на благие пожелания Всебелорусского собрания (которые и не могут быть выполнены, поскольку сформированы без учета наших экономических реалий) и тем более не ждать, что рынок сам все разрулит (может так разрулить, что от страны ничего не останется). Тем более, что на рынках ЕЭП "править бал" будем явно не мы.
 
Нужно анализировать состояние дел по секторам. Определить (подсмотреть) как должно быть. Делать "дорожную карту", как на базе имеющихся предприятий получить современную промышленность. Получим массу проектов. Просчитать необходимые затраты. Где нужно немного – сами справимся. Где побольше – искать партнеров под конкретные бизнес-планы и корректировать эти бизнес-планы под них. Где очень много – продавать и не дурить себе и людям голову.
 
Но это – большая работа для инженеров и экономистов. А в нашем руководстве, похоже, нет ни тех, ни других.
11:17 14/11/2011




Loading...


загружаются комментарии