Каковы перспективы банковской системы?

Вопрос выравнивания условий хозяйствования не только между субъектами всех форм собственности в Беларуси, но и между странами-членами ЕЭП становится вопросом сохранения ресурсной базы белорусской банковской системы.

Банковскую систему Беларуси условно можно разделить на три группы:
1. Крупные госбанки (Беларусбанк, Белагропромбанк и др.)
2. Крупные банки с иностранным капиталом (БПС-Сбербанк, Приорбанк и др.)
3. Небольшие частные банки (причем не важно, кто собственник).

Первая группа обслуживает интересы государства как собственника.
Вторая группа, расширяя свою международную сеть, приходит работать всерьез и надолго. Поэтому рассматривает кредитование реального сектора со всеми его рисками и проблемами как часть платы за возможность работы в Беларуси.

Третья группа просто занимается бизнесом, пытаясь «откупиться» как можно меньшими суммами. Учитывая, что эта группа не имеет возможности в сложный период подстраховаться за счет государства или материнских структур, потеря даже небольших сумм (по мировым меркам) может привести к печальным последствиям (например, Минсккомплексбанк, который выдав кредиты Горизонту, МЗКТ и др., лишился затем этих клиентов, потерял деньги и обанкротился).

Первая и вторая группы имеют возможность получать относительно дешевые ресурсы, третья группа вынуждена «крутиться». Ресурсы у этой группы достаточно дорогие, поэтому им приходится занимать нишу потребительских кредитов. Даже кредитование среднего и малого бизнеса для них сложно, а кредитование крупного бизнеса для них закрыто как по причине недостаточности ресурсов (завязываться на один проект опасно, а несколько не потянуть), так и по причине их дороговизны.

У первой группы основные клиенты – это госпредприятия, у второй – крупный бизнес, остальным приходится завлекать клиентов, быть менее разборчивыми при их выборе. То есть идти на определенные уступки и потери за свой счет, в результате чего ресурсы становятся еще дороже.

Для государства предпочтительнее партнеры, которые могут нести определенные потери на специфических условиях Беларуси, но наличие только нескольких крупных игроков создают свои проблемы на любом рынке, поэтому и существуют небольшие банки.

Банковская система достаточно свободна от национальной принадлежности капитала. Приток капитала происходит быстро, в отличие от реального сектора. К тому же рискованные, но выгодные условия работы обеспечивают достаточную прибыль, чтобы мириться с некоторыми потерями.

Конечно, государству желательно, чтобы бизнес (не только банковский) помогал государству решать проблемы в стране. Но с банками все и проще, и сложнее. Люди несут туда свои сбережения, а создание любых проблем банку может потянуть за собой проблемы для вкладчиков, что может отрицательно сказаться на других банках. Государство в Беларуси гарантирует возврат вкладов, но в гарантийном фонде средств хватит в лучшем случае для погашения вкладов 1-2 небольших банков. Поэтому в нынешней очень неустойчивой ситуации рисковать государство вряд ли будет (кошмар апреля-мая, когда население сняло почти $1 млрд и Br1 трлн вряд ли захочется повторить). Но через полгода (или другой срок), когда ситуация улучшится (кредит МВФ, ЕврАзЭса), банки, занимающиеся только бизнесом и уклоняющиеся от оказания «помощи» государству, наверняка почувствуют определенные проблемы.

В Беларуси банки могут хорошо заработать, правда, есть определенные риски. Но соотношение вполне приемлемое, иначе вряд ли бы этим бизнесом занимались. В период кризиса заработки были особенно большими. В абсолютных цифрах, конечно, крупные банки заработали больше, но по отношению к собственному капиталу – впереди небольшие банки. Прибыль зафиксировали все, поэтому у государства и есть претензии к объему участия банков в экономике государства. Отсюда и настоятельны рекомендации и предложения от государства к комбанкам, например, по решению проблем с валютными и рублевыми кредитами населению своими силами.

Продажа госдоли в каком-нибудь банке или банка целиком опасности для работы банковской системы не представляет. Проблемой является сосредоточение значительной доли в руках одного собственника или группы собственников, даже дружественных (например, банки, собственниками которых являются российские резиденты, контролируют уже более трети белорусской банковской системы). Поэтому новые российские резиденты вряд ли получат возможность участия в приватизации новых банков, разве что выкупить оставшуюся долю в своих банках у государства. Но такое правило относится не только к банковской отрасли, а к любой, и верно для любого государства, которое хочет проводить самостоятельную политику.

Конечно, если крупные госбанки используются как элементы решения социальных проблем, то их приватизация опасна, но с созданием Банка Развития (как условие МВФ и ЕАБР) такая опасность снижается, и в перспективе также возможна. Просто социальные проблемы будут решаться более прозрачно, чем сейчас. Выполнение уже многих требований МВФ и ЕАБР (создание Банка Развития, выход на единый курс, освобождение Нацбанка от непрофильных обязанностей, ограничение господдержки реальному сектору, сокращение льгот, с 1 июня прекращено эмиссионное кредитование, рост стоимости рублевых ресурсов) говорит о том, что властям кредиты нужны, и есть готовность идти на уступки.

Следующая серьезная проблема – единая валютная политика в рамках ЕЭП. Если все делать по соглашению, то у белорусской банковской системы будут большие проблемы. Ограничение на работу субъектов хозяйствования (условия регистрации сделок, обязательная продажа валютной выручки, проблемы авансовых платежей) подтолкнут их к открытию счетов в российских банках или переносу расчетов по внешней торговле через свои российские счета (такая возможность заложена в ЕЭП). Для госбанков это не будет слишком болезненно (госпредприятия обяжут остаться), для второй группы – возможны частичные проблемы. А вот для третьей группы – это будет совсем плохо, так как их условия будут изначально хуже, чем условия российских банков (по валютным счетам – точно), а возможности административным путем сохранить ресурсы своих нынешних клиентов у них нет.

Пока Беларусь ограничивается не решением проблем по улучшению условий работы субъектов хозяйствования по внешнеторговой деятельности, а откладыванием их на более поздний период (3-5 лет). Поэтому Беларусь уже обратилась с просьбой о предоставлении поблажек. Например, отсрочка по отмене обязательной продажи валютной выручки и открытию счетов белорусских резидентов в России или Казахстане без разрешения Нацбанка.

По большому счету, и сейчас помешать белорусским субъектам хозяйствования перенести расчеты по своей внешнеторговой деятельности в Россию, где условия заметно лучше, сложно. Например, регистрируется фирма в России, и все обороты в валюте идут через такую фирму, а со своим белорусским партнером все расчеты идут в белорусских рублях. Пока массовый переход на такой способ работы ограничивают расходы на содержание российской структуры. Но в случае возникновения проблем, аналогичных событиям 2011 года, вполне возможен фактический перенос внешнеторговой деятельности в Россию.

Серьезный отток клиентов обязательно скажется на ресурсной базе белорусских банков (у небольших – особенно). Чтобы компенсировать потери, банки будут вынуждены искать новые источники заработка, наверняка более рискованные. То есть вопрос выравнивания условий хозяйствования не только между субъектами всех форм собственности в Беларуси, но и между странами-членами ЕЭП становится вопросом сохранения ресурсной базы белорусской банковской системы. Откладывание решения этого вопроса на несколько лет, что и собирается делать руководство Беларуси, обернется проблемами в уже недалеком будущем. Возвращать потерянного клиента всегда сложнее, чем сохранить нынешнего, пишет Bel.biz.

Из-за падения курса белорусского рубля у банков появились проблемы. Во-первых, уставные фонды банков, сформированные в рублях, в валюте за год сократились почти в 3 раза. И если Нацбанком приняты решения, позволяющие банкам работать на внутреннем рынке и дальше без особых последствий, то на внешних рынках все стало значительно хуже. Сокращение собственного капитала белорусских банков в валюте понизило их кредитные рейтинги и сократило лимиты, открытые на белорусские банки иностранными. И теперь встает вопрос о досрочном возврате кредитов в валюте, которую найти в Беларуси сейчас сложно.

В этой связи руководством страны обсуждается возможность частичной рекапитализации крупнейших государственных банков, чьи уставные фонды сократились из-за обесценивания рубля на $2 млрд. Раньше все проблемы были бы закрыты «вливанием» дополнительных средств в белорусских рублях в госбанки, но сейчас, из-за условий кредиторов, так сделать не получится. Поэтому властям страны придется хорошо подумать, как и уставные фонды банков нарастить, и рекомендации кредиторов не нарушить.

Во-вторых, после резкого повышения официального курса у банков по длинным валютным позициям появилась большая прибыль, облагаемая налогом. И не факт, что ее удастся перекрыть убытками. А уплаченные налоги на прибыль сократят и так небольшую ресурсную базу банков в рублях. Банки, конечно же, пытаются донести свои проблемы и пожелания до руководства Нацбанка, но пока эти вопросы остаются без ответа.

Беда Беларуси в том, что смотреть даже на пять лет вперед никто не хочет или не умеет. Решаются только текущие вопросы, причем для их решения используются только те ресурсы, которые есть в наличии. Получить ресурсы, достаточные для решения стратегических задач можно только от приватизации или за счет внешних займов, а это изменения в системе хозяйствования, на которые никто идти не хочет. Вот и приходится не смотреть вперед, а латать постоянно возникающие «дыры». Попытки же игнорировать законы экономики приводят к достаточно печальным результатам.
13:26 05/12/2011




Loading...


загружаются комментарии