Дорога в прошлое

Тесная привязка народного хозяйства Беларуси к российскому рынку превращает страну в заложницу политического и экономического курса руководства России.

Дорога в прошлое
Анализируя последние интеграционные сдвиги на постсоветском пространстве, эксперты пытаются понять причины столь внезапного резкого усиления центростремительных тенденций среди бывших советских республик после длительного периода затишья на этом фронте.
 
Если говорить о Беларуси, то значительное число комментаторов считают, что главным стимулом для нового этапа сближения Минска с Москвой стала неотложная потребность белорусских властей в значительных финансовых ресурсах (в виде как прямых денежных вливаний, так и всякого рода преференций) для смягчения последствий жесточайшего экономического кризиса, постигшего нашу страну в текущем году.
 
На первый взгляд подобная точка зрения выглядит вполне обоснованной, так как, согласно данным официальной статистики, базовая (монетарная) инфляция в Беларуси за период с января по октябрь 2011 г. составила 101,5% (в октябре - 8,3%). Цены на основные продовольственные товары в январе - октябре 2011 г. выросли на 114% (в том числе в октябре - на 10,7%), на непродовольственные товары - на 100,5% (в октябре - +5,9% ), услуги подорожали на 56% (+6,3%). При этом курс доллара вырос в 3 раза, реальные доходы населения упали на 30% (в долларовом эквиваленте - в 2 раза).
 
Что могло спровоцировать столь быстрое и столь драматическое падение уровня жизни основной массы граждан - это тема для отдельного большого разговора. А пока сошлемся на мнение заместителя министра экономики Александра Ярошенко, высказанное им 8 ноября 2011 г. на расширенном заседании правительства РБ. По его словам, "имело место постоянное расширение денежного предложения темпами, превышающими потребность".
 
"Паны" дерутся...
 
По мнению ряда аналитиков, выправить нынешнюю экономическую ситуацию в РБ достаточно быстро и с минимумом потерь для населения без массированной помощи со стороны весьма проблематично. Поэтому белорусскому руководству практически неизбежно придется прибегнуть к внешним заимствованиям.
 
Причем предоставление Беларуси значительной финансовой помощи со стороны Запада представляется маловероятным, как по экономическим (собственных проблем "выше крыши"), так и по политическим соображениям. Таким образом, в роли спонсора белорусского режима может выступить только Россия, которая в условиях нынешнего обострения отношений с НАТО и США по поводу ЕвроПРО желает усилить контроль над жизненно важным для нее стратегическим "балконом".
 
Как заявил 30 ноября в Минске посол РФ в РБ Александр Суриков, "в Беларусь (из России) должны поступить такие ресурсы, которые дают возможность быстрее и проще выйти из кризиса...". Совокупный размер этой помощи в 2011-2012 гг. (и в виде прямых денежных поступлений, и в виде экономических льгот) российский дипломат оценил в 7,3 млрд. USD.
 
Таким образом, можно утверждать, что белорусским властям удается поддерживать социальную стабильность в собственной стране преимущественно за счет российского фактора. Задача упрощается тем, что РФ традиционно является для многих субъектов хозяйствования Беларуси основным поставщиком и главным потребителем. В нашей стране с советских времен практически без изменений сохранена экономика, "заточенная" под функционирование в рамках единого государства. СССР вот уже больше 20 лет нет, а часть его народного хозяйства в белорусском "заповеднике" сохранилась, пишет газета Белорусы и рынок.
 
Впрочем, в той или иной степени это характерно и для большинства других бывших советских республик. Следствием их общего советского прошлого являются слабые экономические позиции за пределами СНГ и незаменимость рынка РФ.
 
Именно в этом феномене, как представляется, и следует искать глубинную причину сегодняшнего усиления интеграционных тенденций на постсоветском пространстве. Если же говорить о Беларуси, то нынешние ее экономические трудности (совпавшие по времени с двумя электоральными кампаниями в России и с обострением отношений последней с США и НАТО) стали лишь своеобразным катализатором этого процесса.
 
На новом витке спирали.
 
При разделе народнохозяйственного комплекса Советского Союза нашей стране досталось богатое, но весьма неоднозначное наследство. С одной стороны, это крупнейшие, даже по европейским меркам, сборочные машиностроительные производства. Это мощные химические и нефтехимические комбинаты. Ну и, конечно же, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и заводы, поставлявшие наукоемкие компоненты для всего гигантского советского ВПК.
 
С другой стороны, практически все исходные материалы, комплектующие, сырье и энергоносители для них ввозились на территорию нашей страны из других тогдашних советских республик (но больше всего - из РСФСР) и туда же отправлялось без малого 90% всего выпускаемого в БССР продукта. Так что уже вскоре после распада Союза вся эта промышленная махина оказалась без сырья, материалов, энергоносителей, но самое главное - без рынков сбыта, а работники, понятное дело, - без заработка, что стало причиной нарастания социальной напряженности.
 
При таких крайне неблагоприятных стартовых условиях обеспечить преобразование экономики Беларуси из части общесоюзной в национальную и ее интеграцию в европейское рыночное пространство можно было лишь за счет быстрых и эффективных структурных реформ, опираясь при этом на единственный местный ресурс - относительно квалифицированную рабочую силу - и ориентируясь преимущественно на западные рынки капитала, технологий и товаров.
 
Естественно, подобный подход фактически ставил крест на белорусских индустриальных гигантах, возведенных в советскую эпоху, поскольку продукция большинства из них не соответствовала международным стандартам. А это очень болезненное обстоятельство.
 
Развитие нашей страны по рассмотренному выше сценарию было бы вполне возможно, если бы в этот решающий момент руководство ведущих стран Европы и США в своих стратегических планах руководствовалось не только приземленной целесообразностью, но и обращенным в будущее глобальным расчетом. Однако западные инвесторы рисковать не хотели, большие деньги к нам не пошли, и спасение утопающих оказалось в руках самих утопающих. При этом большинство из них ничего иного, кроме советской модели, не могло себе даже представить, что во многом предопределило как приход к власти нынешнего президента в 1994 г., так и содержание проводимой им экономической политики.
 
Концентрированное выражение экономики.
 
Можно спорить о частностях, но приходится констатировать, что к середине 1990-х гг. вся совокупность объективных и субъективных факторов сложилась так, что в Беларуси стал реализовываться сценарий восстановления хозяйственных связей с Россией. Последняя как была, так и осталась для белорусской индустрии основным источником сырья и энергоносителей, но прежде всего - ее главным платежеспособным рынком.
 
Сегодня практически никто из аналитиков не сомневается в том, что так называемое белорусское экономическое чудо во многом стало следствием договоренностей политических сил во главе с Александром Лукашенко с ельцинской командой о льготных ценах на энергоносители и о беспрепятственном доступе белорусских товаров на российский рынок.
 
С белорусской стороны на чашу весов были поставлены: приоритетный учет интересов России на ключевом для нее геополитическом пространстве, мощный (по любым меркам) военный кулак и инфраструктура, обеспечивающая его применение, эксклюзивные разработки оборонных институтов и заводов, ну и, конечно же, беспрепятственный транзит. И так как переход Беларуси под прямой контроль Москвы в свете постсоветских реалий был невозможен, то обитатели Кремля сочли наилучшим для себя вариантом существование в Минске режима, обеспечивающего их интересы. За это, собственно, они и готовы были платить хорошую цену.
 
Сегодня можно порассуждать о том, кто тогда выиграл больше, но если сделка состоялась, значит, на момент заключения она вполне устраивала обе стороны. Экскурс в историю отношений РФ и РБ показывает, что на протяжении достаточно длительного времени высшее руководство России исправно следовало ее условиям. Правда, через некоторое время после прихода к власти Владимира Путина в его окружении возобладало мнение о необходимости перевода российско-белорусских отношений на почву более жесткого коммерческого расчета.
 
Вполне возможно, что корректировка Москвой своей политики по отношению к Минску была вызвана осознанием отсутствия прямой военной угрозы со стороны НАТО. В связи с этим ценность оборонных услуг наиболее верного союзника для первопрестольной существенно уменьшилась, тем более что из-за репрессий против оппозиции "уход" Лукашенко на Запад становился все менее реальным.
 
Весьма вероятно и то, что ужесточение позиции Кремля явилось следствием значительного усиления позиций самой России. Руководство последней почувствовало себя настолько уверенно в экономическом, политическом и военном плане, что не пожелало далее проявлять чрезмерную щедрость даже по отношению к самым близким своим союзникам. Газовая "дубинка" в качестве средства влияния на меньших "братьев" показалась гораздо более эффективной.
 
Но прошло не так уж много времени, и ввиду обострения противоречий РФ с США и НАТО заморозки в отношениях Москвы и Минска вновь сменились оттепелью...
 
Здравствуйте, грабли!
 
Тем не менее было бы ошибочно предполагать, что сегодня судьба Беларуси зависит исключительно от смены настроений в высших эшелонах российской власти. Не меньше (а может быть, и больше) она зависит от изменений конъюнктуры мирового рынка энергоносителей, которая в конечном счете и определяет объем платежеспособного спроса россиян на белорусские товары.
 
Но такая однобокая ориентация белорусской экономики на восточного партнера грозит ей очередными потрясениями при каждом снижении нефтяных котировок на бирже. К чему это может привести, показывают события 2009 г. Тогда, напомним, из-за глобальной рецессии резко упало потребление российской нефти и, соответственно, продажи отечественных товаров в России.
 
Как представляется, именно последствия тогдашнего катастрофического сокращения поставок на российский рынок до сих пор болезненно переживает наше народное хозяйство. И отнюдь не факт, что в случае повторения этого сценария у Москвы будет желание и (или) возможность подсобить Минску.
13:02 06/12/2011




Loading...


загружаются комментарии