Валютный кризис будет иметь долгосрочные последствия для бизнеса

При этом наиболее существенное отрицательное влияние для субъектов хозяйствования кроется в налоговом законодательстве.



Двухступенчатая девальвация белорусского рубля привела к образованию значительных сумм курсовых разниц у предприятий, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность (далее - ВЭД). Последние учитываются при исчислении налога на прибыль, непосредственно влияя на уровень налоговой нагрузки на бизнес, пишет газета Белорусы и рынок.

Расчет курсовых разниц.

Размер курсовых разниц напрямую зависит от степени участия предприятия в ВЭД и от сроков расчетов по внешнеэкономическим обязательствам. Указанная связь прямо пропорциональна. Чем больше объем выручки или затрат связан с ВЭД, а также чем больше сроки расчетов по внешнеэкономическим договорам, тем выше и размер курсовых разниц.

Минимизировать влияние курсовых разниц на уровень налоговой нагрузки возможно двумя способами. Первый способ - организационный, и связан он с сокращением доли выручки (затрат) либо сроков расчетов по ВЭД. Сразу же отметим, что данный способ весьма трудоемкий, длительный и зачастую невозможный в силу ранее наработанных договорных отношений. Хотя именно он в силу прогнозируемой валютной неопределенности и в 2012 году является наиболее эффективным с точки зрения управляемости бизнес-процессами на предприятии.

Второй способ является бухгалтерским и связан с выработкой такой схемы списания курсовых разниц, при которой прибыль будет оптимальной для предприятия. Сразу же следует отметить, что пунктом 2 постановления Совмина от 3 июня 2011 года № 704 "О некоторых вопросах переоценки имущества и обязательств в иностранной валюте" определено, что организация самостоятельно определяет порядок и сроки списания курсовых разниц на внереализационные доходы (расходы). Единственным ограничением является срок 31 декабря 2014 года, до которого курсовые разницы должны быть учтены при налогообложении.

Отсутствие законодательных ограничений позволяет предприятию ежемесячно приказом руководителя определять суммы курсовых разниц, учитываемых при исчислении налога на прибыль. Такой "ручной" метод оптимизации уровня налоговой нагрузки по налогу на прибыль следует применять в крайнем случае, так как он может оказаться "вне закона" на основании последующих разъяснений государственных органов. Данный вывод напрашивается после ознакомления с разъяснениями налоговых органов по порядку налогообложения займов в валюте, о чем речь пойдет далее.

Здесь же отметим, что предприятию обязательно необходимо закрепить в учетной политике порядок списания курсовых разниц во избежание формальных претензий со стороны контролирующих органов. Кроме того, желательно "предугадать" такой порядок списания курсовых разниц, который не вызовет претензий проверяющих, например, ежемесячное списание определенного процента от выручки предприятия.

Дополнительное косвенное влияние на размер налога на прибыль предприятий, использующих импортное сырье, окажет и длительность производственного цикла. Очевидно, что сырье, закупленное за валюту в начале года, в пересчете по современному курсу будет стоить почти в 3 раза меньше. Соответственно, искусственно занижаются затраты и завышается налогооблагаемая прибыль. Выходом из сложившейся ситуации является бухгалтерский способ оптимизации налоговой нагрузки за счет "ручного" регулирования размера ежемесячного списания курсовых разниц на внереализационные расходы. В последующем по возможности целесообразно увязать сроки расчетов по импортному сырью со сроками производства.

Опасные схемы.

Помимо курсовых разниц, существенной проблемой для бизнеса в 2012 году могут стать последствия применения различных схем расчетов по ВЭД. В условиях дефицита валюты, наблюдаемого с марта по октябрь 2011 года, многие предприятия использовали полулегальные схемы оплаты внешнеэкономических договоров. Остановимся на налоговых последствиях двух наиболее частых схем оплаты внешнеэкономических договоров: валютные займы и типичные сделки с нетипичными целями.

Схема с использованием валютного займа предполагала получение займа от предприятия или физического лица в валюте с последующим погашением займа в белорусских рублях по договорному (читай: рыночному) курсу, отличному от курса Национального банка. В Налоговом кодексе, в частности, в подпункте 2.20 пункта 2 статьи 153 определено, что при исчислении подоходного налога с физических лиц не учитываются доходы, полученные плательщиком в погашение обязательств по договору займа (возврат долга в сумме, равной переданной ранее заемщику), как доходы, не признаваемые объектом налогообложения.

В то же время в письме Министерства по налогам и сборам от 9 июня 2011 г. № 3-2-6/1051 разъяснено, что при погашении займа в валюте белорусскими рублями может возникнуть доход физического лица. Размер такого дохода определяется путем пересчета суммы переданных взаем денежных средств в иностранной валюте в белорусские рубли по официальному курсу, установленному Нацбанком на дату возврата денежных средств.

Данное разъяснение является весьма спорным, так как в Налоговом кодексе нет прямого указания на перерасчет сумм долга при возврате займа по курсу Нацбанка. Такое расширенное толкование норм налогового законодательства приведет на практике к доначислению значительных сумм подоходного налога, так как письмо является прямым руководством к действию для налоговых органов.

В этой ситуации важно понять, действует ли в современной Беларуси пункт 7 статьи 3 Общей части Налогового кодекса, утверждающий, что применение актов налогового законодательства по аналогии не допускается. В случае неясности или нечеткости предписаний актов налогового законодательства государственные органы и должностные лица должны принимать решения в пользу плательщиков или как?

Плательщикам же налогов можно посоветовать составлять договоры займа таким образом, чтобы обязательства погашались по "рыночному курсу" Нацбанка, установившемуся после 21 октября 2011 года, либо погашать договоры займа по курсу Нацбанка с использованием дополнительных договоров.

Второй налоговой ловушкой может стать практика применения типичных договоров для нетипичных целей погашения валютных обязательств. В данной ситуации использовались как договоры аренды, так и договоры перевозки, консультационные договоры.

Свобода ценообразования позволяла устанавливать различную стоимость услуг сторонних организаций, что, в свою очередь, не освобождает предприятия от составления документов, обосновывающих эти затраты. Сюда относятся, например, отчеты по услугам маркетинга, надлежаще составленные договоры и другие.

Важно, чтобы итогами валютной неопределенности не стали дополнительные доначисления налога на прибыль по экономически необходимым затратам предприятия. Последнее вполне возможно в ситуации планируемого снижения ставки налога на прибыль и ожидаемого более пристального внимания контролирующих органов к затратам предприятий.

Послабления для богатых.

В целом же предлагаемые изменения в налоговом законодательстве в 2012 году впору назвать послаблениями для богатых. В условиях валютного кризиса, с которым столкнулся бизнес в 2011 году, сам факт наличия прибыли является скорее удачным совпадением, нежели итогом целенаправленной работы.

Анонсированные изменения налогового законодательства, связанные со снижением налога на прибыль до 18%, применением ускоренной амортизации и перенесением убытков на будущие периоды, интересуют только две категории предприятий. Во-первых, это богатые предприятия, у которых имеется прибыль и для которых снижение ставки по налогу на прибыль является реальным снижением налоговой нагрузки. Второй категорией предприятий, которые получат выгоду от нововведений, являются компании, осуществляющие долгосрочные крупномасштабные инвестиции, то есть верящие в перспективы белорусской экономики.

В современных условиях перечень данных предприятий весьма ограничен, что не позволяет говорить о либеральности предлагаемых налоговых нововведений 2012 года. При этом актуальный для большинства предприятий вопрос о снижении ставки налога на добавленную стоимость не решен.

Стоит также отметить, что деятельность государства по управлению валютным рынком в 2011 году привела к существенным отрицательным последствиям для белорусского бизнеса. Результаты принятых органами власти решений несут в себе долгосрочные отрицательные последствия, которые по своему экономическому эффекту могут нивелировать все положительные либеральные изменения законодательства в последние годы. Данный вывод в части налогообложения может быть опровергнут только правоприменительной контрольной практикой ближайших лет, действенной реализацией на деле принципа, по которому при неясности или нечеткости налогового законодательства решения должны приниматься в пользу плательщиков.
12:20 19/12/2011




Loading...


загружаются комментарии