Расплачиваться за кризис приходится частному сектору

Кризис, поразивший валютный рынок Беларуси в 2011 году, затронул как государственные, так и частные предприятия и банки. При этом ущерб, нанесенный государственным компаниям, государство отчасти компенсировало, а частникам остается только подсчитывать убытки.

Щедрый подарок банкам

Процесс компенсации убытков государственным банкам произошел в конце декабря 2011 года: правительство внесло в уставные фонды АСБ «Беларусбанк» и «Белагропромбанк» Br14,5 трлн. В результате собственный капитал белорусской банковской системы в декабре вырос на Br15 трлн. Однако, это не привело к соответствующему увеличению ресурсной базы белорусских банков, так как одновременно произошло резкое сокращение суммы средств Нацбанка, размещенных в коммерческих банках (на Br14,1 трлн – до Br19 трлн) и средств центрального правительства (на Br12,9 трлн – до Br12,1 трлн), пишет Bel.biz.

Кроме того, правительство Беларуси в декабре, похоже, смогло каким-то образом передать государственные средства не только банкам, но и части своих предприятий. На это указывает рост средств субъектов хозяйствования в банках в декабре на Br18,3 трлн (до Br67,7 трлн).

Таким образом, средства госпредприятий и банков стали основным источником ресурсов для финансовой системы. Но это не заработанные ими деньги: власти просто перевели им напечатанные ранее рубли, которые лежали в виде депозитов Нацбанка и правительства в банках и были собственностью ведомств.

Смысл такой финансовой операции в том, чтобы оставить рублевые ресурсы в экономике. Ведь если бы этого не произошло, то после того, как предприятия и банки рассчитались бы по долгам с правительством и Нацбанком, те не смогли бы вновь выдать ресурсы в силу вводимых ограничений на кредитную эмиссию.

По-видимому, это и есть тот таинственный источник средств, о котором говорили государственные чиновники, обсуждая, чем заменить государственное финансирование государственных же программ. Это будут средства, эмитированные ранее, только теперь их будут предоставлять не государственный аппарат, а государственные коммерческие банки.

Один их негативных результатов такой трансформации – снижение доли иностранного капитала в банковской системе. Если на 1 января 2011 года она составляла 16,6%, то на 1 января 2012 года она опустилась до 11%. Произошло это не за счет успешной работы государственных банков или государственной экономики, а за счет изъятия части капитала иностранных инвесторов в пользу государства.

Государственная экономика себя не обеспечивает

Другое важное последствие кризиса для белорусской финансовой системы состоит в снижении объемов кредитования экономики банками.

По этому поводу председатель правления Национального банка Надежда Ермакова в ходе рабочей встречи с президентом Беларуси 16 января заявила: «В экономике сложилась ситуация, когда она обеспечивает сама себя без дополнительной поддержки банковской системы».
Странно, что Надежда Ермакова считает это позитивным явлением. Это довольно спорное мнение, так как экономика обеспечивает себя сама вынужденно – ведь банковские ресурсы для нее слишком дороги.

Ситуация на самом деле непростая: на самом деле далеко не вся экономика обеспечивает себя сама. На первый взгляд, все кажется легким: требования банков к субъектам хозяйствования Беларуси в декабре 2011 года снизились на 1,9%, и составили на 1 января 2012 года Br124,8 трлн. Сокращение данного параметра наблюдалось и в ноябре. По-видимому, именно этот процесс имела в виду Надежда Ермакова, сообщая президенту о том, что экономика обеспечивает себя сама.

Однако если посмотреть на банковское кредитование по отраслям, то можно увидеть любопытные вещи.
Так, сумма кредитов, выданных банками государственным коммерческим предприятиям, в декабре вовсе не сократилась, а, напротив, выросла на 1,1% – до Br37,6 трлн. Снизились только кредиты частному сектору – на 2,5% (до Br75,7 трлн). То есть, сам себя обеспечивает, похоже, только частный сектор экономики, государственный же по-прежнему «сидит» на кредитах. Данных за декабрь по отдельным отраслям экономики пока нет, но по сведениям за ноябрь становится понятно, что данный вывод правильный. Так, сумма кредитов, предоставленных сельскому хозяйству в рублях и иностранной валюте, выросла в ноябре на 7,1% до Br19,7 трлн. Сумма кредитов, выданных обрабатывающей промышленности осталась практически без изменения на уровне Br50,5 трлн. Резко снизились объемы кредитования торговли – на 2,2% до Br18,3 трлн. А именно в этой отрасли велика доля частного сектора.
Больше же всего уменьшились объемы кредитов, предоставленных «другим видам экономической деятельности» (на 17,1% – до Br9,2 трлн). К ним относится то, что не относится к сельскому хозяйству, промышленности, торговле и ремонту, строительству и операциям с недвижимостью.

Таким образом, получается, что без банковского кредитования пока научилась обходиться только «другая» экономика Беларуси и торговля. А промышленность и сельское хозяйство наращивают объемы кредитования. Что в условиях высоких ставок по рублевым кредитам кажется довольно странным – как предприятиям удается отрабатывать столь большие проценты по кредитам?

Объяснение этим довольно странным явлениям может быть только одно: объемы кредитования наращивают государственные предприятия, которым, в принципе, все равно по каким ставкам брать кредиты, так как в случае чего государство поможет.

Приведенные цифры позволяют сделать довольно неприятный вывод: в результате валютного кризиса пострадали и продолжают испытывать проблемы, в основном, частные предприятия и банки. Что, без сомнения, не способствует созданию привлекательного впечатления о Беларуси в глазах иностранных инвесторов.
15:20 23/01/2012




Loading...


загружаются комментарии