В ЕЭП Беларуси уготована роль Греции

Вначале виноватую страну в ЕЭП просто пожурят, но затем за каждый льготный рубль потребуют услуг.

В ЕЭП Беларуси уготована роль Греции
С января 2012 года Таможенный союз превратился в Единое экономическое пространство (ЕЭП). Это означает, что вступили в действие 17 соглашений, заключенных между Беларусью, Казахстаном и Россией. Соглашения предполагают постепенное приведение экономической деятельности в этих странах к единым стандартам. Возникает вопрос: так ли подходят для Беларуси новые стандарты?

Если посмотреть цифры, то создается впечатление неприоритетности стран ЕЭП в нашей внешней торговле. Внешнеторговый оборот товаров Республики Беларусь вырос в 2011 г. на 43%. При этом по странам вне СНГ он вырос на 47,9%, а по государствам таможенного союза – всего на 36,2%. А ведь предполагалось, что именно отмена таможенных барьеров позволит резко нарастить торговлю внутри нового союза.

Между тем, работа в рамках Таможенного союза была для нашей страны однозначно выгодной за счет поставки энергоносителей из России на льготных условиях. В результате за 11 месяцев 2011 г. Беларусь сумела реализовать за рубеж нефтепродуктов на USD 11,2 млрд. (одни Нидерланды закупили нефтепродуктов на USD 4,9 млрд., Латвия – на USD 1,5 млрд.) На этом фоне достаточно скромно смотрятся экспортные поставки нашей гордости – калийных удобрений – всего на USD 3,1 млрд. Продажа за границу продовольствия составила USD 1,9 млрд. или примерно 15% поставок к экспорту нефти и нефтепродуктов.

В начале февраля появилось сообщение, что в 2012-2015 годах цены на поставляемую в Беларусь нефть будут примерно на уровне внутрироссийских, при этом ее поставки увеличатся еще на 12%. Во всех государствах умеют считать. И если кому-то даются льготы, то неизбежно возникает вопрос о причинах их предоставления.

Таможенный союз был для белорусов достаточно однонаправленным: торговый оборот с Россией составил в 2011 году 98% всего оборота в рамках этого союза. Причем торговый оборот с Казахстаном сократился на 11,8% за счет увеличения экспорта на 35,8% и сокращения импорта на две трети. В прошедшем году Казахстан экспортировал в Беларусь только 0,1% (!) товаров и услуг, а импортировал – 1,5%. Причем, из Казахстана везли в Беларусь в основном нефтепродукты, прокат и алюминий, то есть те продукты, которые вполне успешно может поставлять и Россия. Вряд ли Казахстан в восторге от складывающегося внешнеторгового сальдо с Республикой Беларусь.

После образования Единого экономического пространства ситуация принципиально не изменилась – Беларусь по-прежнему решает практически все экономические проблемы с Российской Федерацией, но наряду с этим следует учитывать капризы казахской стороны. Например, в Казахстане боятся российской конкуренции по алкогольной продукции, недовольны ростом цен на мясо, требуют запрета пластмассовых бутылок для пива (чем обижают российские и белорусские пивоваренные заводы). Белорусы тоже не остаются в долгу и настаивают на увеличении импортной пошлины на кожаную обувь с 10 до 20% (как будто это повысит качество белорусской обуви). Но это мелкие проблемы, они для страны с лихвой окупаются полученными льготами по энергоносителям.

Гораздо большую озабоченность вызывают намечаемые перспективы образования реального Единого экономического пространства. Предполагается, что в нем не будет вольницы, характерной для СНГ. В частности, уже в следующем году государства-участники ЕЭП должны будут согласовывать между собой курсы национальных валют. Идея, конечно, правильная – все страны союза должны работать примерно в равных условиях. Но такое согласование лишит Беларусь возможности продавать свои товары по демпинговым ценам за счет односторонней девальвации национальной валюты. А ведь именно почти трехкратная девальвация белорусского рубля позволила Беларуси нарастить экспорт и ограничить импорт.

Кроме того, в документе о согласованной макроэкономической политике предусмотрено установление количественных ограничений по дефициту государственного бюджета. Пока эта проблема для нашей страны не слишком актуальна, поскольку мы активно пользуемся эмиссионным кредитованием экономики. Но накачка бестоварных денег в экономику неизбежно ведет к ускорению темпов инфляции. А ведь соглашением предусмотрено, что уровень инфляции (индекс потребительских цен в среднегодовом выражении), не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции государства-участника Единого экономического пространства, имеющего наименьший рост цен. Вот и возникает проблема: за 11 месяцев 2011 г. инфляция в Российской Федерации составила 105,6%, в Казахстане – 107%. Если бы соглашение уже действовало, для Беларуси была бы разрешена инфляция в размере всего 110,6%, но на практике она составила 204%.

Инфляцию можно снизить и в Беларуси за счет резкого ограничения кредитования экономики. Но наш реальный сектор без постоянной кредитной иглы существовать уже не может. Если его лишить дополнительной финансовой подпитки, то у него, как у наркомана, начнется «ломка». Если наркоман в этом случае страдает лично, то «ломка» в промышленности и сельском хозяйстве может привести к параличу всей экономики, резкому снижению уровня жизни и обострению социальных конфликтов. Поэтому бестоварная денежная эмиссия продолжится, и инфляция будет выше ранее запланированных 19%. В этом году мы еще можем позволить себе эмиссионно-инфляционную денежно-кредитную политику, но в 2013 году в соответствии с соглашением так смело манипулировать с эмиссией мы уже не сможем.

В соглашении о согласованной макроэкономической политике также записано, что государственный долг не может превышать 50% валового внутреннего продукта. Тоже вполне разумная норма, но для Беларуси она чревата серьезными проблемами из-за роста долгов органов государственного управления. Долг центрального правительства и долг, гарантированный центральным правительством, составил в декабре 2011 г. BYR 144,1 трлн., а ВВП за год – BYR 274,3 трлн., то есть отношение госдолга к ВВП — 52,5%, то есть выше установленного в ЕЭП предела. Из-за сохранения отрицательного внешнеэкономического сальдо госдолг имеет все предпосылки для роста. Но ведь его нужно сокращать. Как? За счет сокращения государственных расходов, в том числе и на социальные программы. Болезненность таких сокращений хорошо видна на примере Греции. Вряд ли греки, вступая в Евросоюз, предполагали, что после их финансовых шалостей власти этого союза совместно с международными организациями начнут ТАК выкручивать руки.

Пока в ЕЭП отсутствуют эффективные рычаги воздействия на страны-нарушители соглашений. Оговорено только, что при несоблюдении установленных экономических показателей или при наличии у отдельного государства серьезных экономических проблем, «…соответствующие ведомства Сторон проводят консультации для выработки предложений, направленных на исправление допущенных отклонений». То есть, пока виноватую страну только пожурят. Но затем, как сделал О. Бендер с А. Балагановым, за каждый скормленный витамин потребуют услуг. В. Путин в своей предвыборной статье 30 января 2012 г. прямо сказал, что Россия шла со своими партнерами на компромиссы, даже уступки. Но очень скоро эти уступки окупятся сторицей.

Каким видится Единое экономическое пространство из Москвы, ясно из презентованного в РИА «Новости» доклада «Украина и Таможенный союз. Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого сотрудничества Украины со странами Таможенного союза и Единого экономического пространства». В нем спрогнозирована отраслевая структура экономики Республики Беларусь до 2030 года. Разработчики из Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) Российской академии наук предполагают, что в рамках базового сценария (в ЕЭП входят три страны) в Республике Беларусь к 2030 году увеличится удельный вес энергоемкой и экологически вредной металлургии (с 2,3 до 4,2%) при сокращении ее доли в экономике России (на 3 пп). Сразу вспоминается Япония второй половины двадцатого века, избавляющаяся от вредных производств на своей территории и развивающая у себя экологически чистые производства, транспорт, связь и сферу услуг. Похоже, россияне хорошо изучили японский опыт: они намерены увеличить долю сферы услуг в своей экономике с 36,6 до 38,5%. А по Беларуси они прогнозируют снижение удельного веса этой отрасли до 17,5% и сделать ее удельный вес в 2,2 раза меньше, чем в России.

Белорусы наивно думают, что у них выгодное географическое положение, значит нужно развивать транспорт и связь. Не-е-ет! – говорят российские прогнозисты. – Это в России активизируется их развитие (прирост на 1,3 пп.), а в Беларуси этот вид экономической деятельности сократится (на 0,8 пп.). Поскольку ИНП часто работает по заказам российского правительства, то можно вполне определенно предполагать, в какой роли видится российским властям наша страна и на какие уступки мы должны будем пойти для компенсации получаемых льгот по энергоносителям.

Разработчики доклада предполагают, что в рамках базового варианта развития ЕЭП наша страна из-за старения производственных фондов, роста цен на энергоносители (а также лишения возможности эмиссионного кредитования экономики, необходимости контроля государственного долга и т.д.) в 2015-2025 гг. сможет обеспечивать темпы прироста ВВП примерно в 2 раза ниже, чем Россия и Казахстан. Это негативно отразится на уровне жизни граждан Беларуси, усилит социальную напряженность и активизирует миграцию из страны.

Таким образом, рассматривая перспективы развития единого экономического пространства, правительству желательно прогнозировать свои действия и на тот период, когда партнеры потребуют плату за предоставленные льготы. И очень желательно сохранять на тот момент свободу маневра.
10:51 07/02/2012




Loading...


загружаются комментарии