Чучхэ по-белорусски

За последние дни наши руководители произнесли массу прекрасных слов.

Чучхэ по-белорусски
Были озвучены ну самые продвинутые планы, способные полностью изменить состояние нашей экономики и даже социальную структуру нашего общества.
 
Громко заявить
 
Так, наш премьер-министр:
 
- пообещал проведение структурных реформ в экономике.
 
Правда, не пояснил, что он имел ввиду под этим термином. И на базе какой концепции готовятся эти реформы. Это сильно настораживает, поскольку и МВФ, и наши либералы под структурными реформами в основном подразумевали широкомасштабную приватизацию. И структуру нашей экономики, как ими предполагается, определит пришедший частный собственник. Только, во-первых, ведь он пока не торопится, и те предприятия, которые правительство хотело бы продать (поскольку не знает, что с ними делать), пока продать и не получается. И, во-вторых, интересы, допустим, российского капитала вовсе необязательно будут соответствовать интересам республики. А что делать, если планы частника правительству не понравятся? Опять душить проверками и другими неэкономическими методами? Бессмысленно объявлять структурные реформы, если не сформирована цель, та структура экономики, к которой мы будем стремиться в своих реформах.
 
- сообщил, что ведется разработка промышленной политики страны.
 
Это – более чем странно, поскольку промышленная политика – не более чем инструмент для выстраивания той структуры экономики, которую правительство хочет получить. А если правительство, как наше, не знает, чего оно хочет? "Сделайте, чтобы мне было хорошо!" - это не политика. Это – во-первых. Во-вторых, для разработки промышленной политики необходим очень серьезный поотраслевой анализ как внешней конъюнктуры, так и технического состояния имеющихся госпредприятий. Мало чего хочется, нужно чтобы имелись возможности реализовать эти желания. Нужно оценить объем необходимых для выхода на конкурентоспособность инвестиций, определиться с их целесообразностью и источниками. Определить условия участия частного капитала, поскольку у государства средств заведомо не хватит. Пока не видно даже попыток сформировать инструменты для подготовки такой политики.
 
- заявил, что обвальной приватизации не будет.
 
А какая будет? Приватизация по нынешним правилам – не идет. И уже видно, что в экономически значимых объемах по этим правилам и не пойдет. Ну, россияне выгрызают у нас предприятие за предприятием, которые могут вставить в свои технологические цепочки. Но таких немного, сегодня уже часто целесообразней построить предприятие с нуля в России, чем возиться с "убитым" белорусским. Тем более, что и нужные кадры можно переманить, оставив балласт здесь.
 
Потихоньку идет и номенклатурная приватизация. Тут, после "Мотовело", самый яркий пример последних дней – продажа "Белвара" "Амкодору". В очень значительной степени – частному предприятию. По данным работников "Белвара" - по цене очень средней однокомнатной квартиры.
 
Если это так, то это – чистая уголовщина. Ранее крупнейшее приборостроительное предприятие республики, хотя сегодня и прилично обеднев, "Белвар", тем не менее, располагает и участком земли в центре Минска, и тысячами кв. метров производственных и офисных площадей, и сотнями станков.
 
Если это не совсем так, и "Амкодор", кроме этого символического денежного взноса, принял на себя серьезные обязательства перед страной – так об этом работникам "Белвара" надо сказать. И даже в этом случае такая операция относится к категории "номенклатурная приватизация", поскольку ни оценки "Белвара", ни публикации условий сделки не было.
 
- заявил, что правительству требуется изыскать источники инвестиций по году на 10 млрд долларов.
 
Уж позвольте усомниться. Освоить капвложения – это правительство, конечно, может. Построить десяток ледовых дворцов, два десятка ферм, еще кое-что по мелочам – и объем натянут. Но инвестиции, те капвложения, которые принесут доход, покрывающий их в разумные сроки, требуют хорошо обоснованных бизнес-планов. Понятных не только начальству, но и банкам, и потенциальным инвесторам. Пока, как показала коллегия Минпрома с участием В. Семашко, их нет. И банки, и инвестфонды, и даже ЕБРР под нормальные бизнес-планы кредитовать готовы. Но этих-то бизнес-планов и нет. А тогда зачем правительству 10 млрд? Освоить на потребление и загнать страну в еще большие долги? Экономике страны инвестиции нужны, и притом в значительно большем объеме, а вот что именно этому правительству они нужны – не уверен.
 
Вице-премьер С. Румас озаботился тем обстоятельством, что представители государства на предприятиях (ОАО с госучастием) никаких полезных для государства функций не выполняют.
 
А что, разве должны были? У нас ведь "директорская экономика". Реально предприятия розданы в хозяйственное ведение директорам без всяких конкретных обязательств с их стороны. А роль представителей государства – роль соглядатаев, призванных доложить по инстанциям, если директор уж совсем чудить начнет. Причем если директор – "свой парень", то, как показывает практика, и никакой доклад не поможет: руководство в этом случае всегда станет на сторону директора. Так какую полезную функцию ждет г-н Румас от представителей государства?
 
Прекрасное невыполнимо
 
Конечно, это хорошо, что наш премьер-министр понимает, что сегодня главная угроза для наших предприятий – не захват их российскими рейдерами, а полное вытеснение с рынков вследствие продолжающегося падения их конкурентоспособности. По сути, МТЗ, БелАЗ, БАТЭ, "Атлант", "Амкодор" – вот и весь список белорусских предприятий, положение которых на рынках можно условно считать прочным. Еще десяток-полтора имеют неплохие перспективы укрепиться. Этого категорически недостаточно для стабилизации экономики страны. Но какую стратегию решения этой проблемы, кроме приватизации, предлагает правительство? И что, собственно, решит приватизация "убитых" предприятий?
 
А тут еще и наш президент ставит задачи и инфляцию сократить до 13%, и до конца года среднюю зарплату вернуть на уровень 500 долларов, и ВВП повысить на 5,5%. И все – за год. При наличии системного кризиса в нашей экономике, который никуда не ушел. В условиях политического давления Запада и разгорающегося там экономического кризиса, более чем вероятного усиления давления российского капитала, (который, после выборов, продолжит попытки интегрировать экономику Беларуси в российскую), резкого увеличения объемов трудовой миграции и ужесточения для правительства доступа к кредитным ресурсам.
 
Складывается ощущение, что руководство республики не осознало причины и следствия обвала прошлого года и не сделало никаких выводов. А между тем экономическая ситуация в нашем регионе для нас в настоящее время может только ухудшаться. И точность постановки задач, адекватность распределения наших скудных ресурсов играют решающую роль в успехе нашей попытки сохранить независимость.
 
По моему мнению, основная проблема нашего руководства – мания величия. С древних времен известно, что независимость небольших стран, окруженных богатыми и сильными соседями, – всегда очень условна. Как в том анекдоте о "неуловимом Джо", который неуловим только потому, что никому не нужно его ловить. А наша внутренняя политика, в том числе и экономическая, всегда исходила из того, что президент и правительство суверенны в выборе вариантов такой политики.
 
Именно этим объясняется попытка выстроить экономику государства по придуманной социально-экономической модели, которая так плохо взаимодействует с другими экономиками. Этакое "чучхэ по-белорусски", где в потреблении – почти Европа, а в производстве – чистый совок, или почти чучхэ. Кстати, для ясности: под термином "совок" я подразумеваю экономическую модель СССР 1970-80 гг, крайне неэффективную, не соответствующую уровню развития производительных сил, закономерный развал которой предопределил и развал СССР.
 
И до сих пор, несмотря на уроки прошлого года, в головах наших руководителей остается тайное убеждение, что экономическая реальность определяется деньгами, указами и постановлениями. Только вот на реализацию всех фантазий денег не всегда хватает. А просто допечатать недостающие – не всегда удается, уж слишком мы от импорта зависим, и оплачивать его фантиками не всегда получается. Да и кредиторы эмиссию без границ не всегда понимают.
 
За прошлый год нам наглядно продемонстрировали, насколько мы зависим от экономической политики других стран. Формировать реальность (и то – в определенных пределах) по силам только США. Нашей небольшой стране приходится к реалиям приспосабливаться.
 
Дано. Решение. Ответ. Не сходится
 
Давайте попробуем взглянуть на ситуацию в стране с другой стороны. Что мы имеем?
 
Мы имеем выстроенное государство. Развитую социальную сферу. По сравнению с соседями – не самый плохой уровень развития инфраструктуры. А это все – расходы, все это - потребление. Судя по опыту исполнения бюджета в 2009-2010 гг, содержание такого государства и такой социальной сферы обходится в 18-20 млрд долларов ежегодно. При не самых высоких зарплатах уровня конца 2010 года.
 
Конечно, некоторые расходы государства в те годы местами были чрезмерны. И лишней численности в госаппарате было достаточно, и структура расходов была далеко не оптимальной. И с украшательствами типа ледовых дворцов можно было повременить. Но, с другой стороны, и зарплаты в госструктурах были пониже, чем у соседей. И расходам на здравоохранение, образование, науку еще есть куда расти. Так что, на данном этапе нашего развития, расходы нашего государства должны находиться где-то в этом диапазоне.
 
Но наш реальный сектор этот уровень государственных расходов не обеспечивает. Даже с учетом того, что не закладывает расходов на простое воспроизводство и постепенно деградирует. Дефицит счета текущих операций показывает, что, до этого уровня, недостает 8-10 млрд долларов в год. Половины бюджета.
 
Да, правительство попыталось ужаться. Бюджет на 2012 год сверстан по расходам на 15 млрд долларов. (Для справки: расходы бюджета в 2010 году составили 17,2 млрд долларов, в 2011 году – около 14 млрд). Помогли и скидки на газ, и общее снижение зарплат в результате прошлогодних девальваций. Ожидается, что поступит выручка от приватизации и новые кредиты. Но решения проблемы по-прежнему нет.
 
И, судя по подходам, с этим правительством и не будет. Поскольку в рамках существующих подходов решения не существует.
 
А существует ли решение вообще?
 
Я думаю, что существует. Хотя и не одномоментное.
 
Во-первых, принадлежащий государству капитал в предприятиях реального сектора ну никак не меньше 60 млрд долларов. Сегодня перечисляемые с него в бюджет дивиденды – менее 0,5% в год. Жесткая рационализация имеющихся производств с выводом лишней численности и рациональной кооперацией через аутсорсинг способна дать в бюджет 3,5-4 млрд долларов в год. Это – уже по сложившимся объемам производства.
 
Это требует коренного изменения подходов к управлению государственным капиталом. Для начала – срочной разработки методики оценки капитала и замены значительной части представителей государства на предприятиях представителями госимущества. Все равно, например, тот же Минпром подведомственными предприятиями никак не управляет. И следует, наконец, признать – реально управлять не сможет никогда.
 
Во-вторых, даже расчеты правительства показывают, что, в существующей номенклатуре, сбалансировать экономику страны невозможно: нужно быстро осваивать производство новой продукции. Эти расчеты были озвучены премьер-министром еще в феврале прошлого года. И за год – никаких серьезных подвижек.
 
Тут – "непаханое поле" для взаимодействия с частным бизнесом. Своим и иностранным. И в экспорте, и в импортозамещении. Но ситуация сложная, и более подробно рассмотрим ее в следующей статье.
13:50 17/02/2012




Loading...


загружаются комментарии