Переход Беларуси на российский рубль: взгляд со всех сторон

В начале марта одной из тем, активно обсуждаемых в Беларуси, неожиданно стала возможность перехода страны на использование валюты другого государства – на российский рубль. Думается, это не случайно совпало с выборами в России.

Переход Беларуси на российский рубль: взгляд со всех сторон
Идея о том, что Минску стоит отказаться от собственной монетарной политики, не нова. По сути, в мире так существуют многие страны – мировых валют заметно меньше, чем независимых государств. Есть зона евро, есть страны, использующий американский доллар (например, Пуэрто-Рико, Зимбабве, Эквадор, Сальвадор, Панама) или австралийский доллар (многие государства Тихого океана). Есть и свежий пример Исландии: в начале марта премьер-министр этой страны заявила, что национальная валюта так и не смогла оправиться от краха 2008 года. А значит, для спасения экономики Исландии имеет смысл войти в зону евро, либо принять в качестве национальной валюты канадский доллар.
 
Итак, речь идёт о введении в беларуский денежный оборот именно российского рубля. Конечно, беларуская национальная гордость даже в условиях Союзного государства с Россией требовала определённой валютной самостоятельности – отсюда и разговоры не о российском рубле, а о некой "единой валюте российско-беларуского союза", с эмиссионным центром в Смоленске и активном участии Минска в формировании денежной политики.
 
На таком варианте много раз публично настаивал Александр Лукашенко. Но в 2007 году подобные рассуждения на корню пресёк Владимир Путин, который заявил: "Не будем забывать, что беларуская экономика – это 3% от экономики России. … Мы рассчитываем и на то, что в выходе на единую валюту тоже еще не все потеряно. Я уверен, что наши беларуские партнеры в состоянии проанализировать реалии, в состоянии понять надежность российской экономики и российской национальной валюты".
 
Итак, в этой статье я постарался собрать воедино максимальное количество мнений различных экспертов по вопросу введения в Беларуси российского рубля. А заодно – оценить плюсы и минусы такого развития событий, а также угрозы и риски для национальной безопасности и будущего Беларуси и её народа.
 
Собственно, нынешняя шумиха началась с того, что в конце февраля – начале марта в серии крупных статей в газете "Советская Белоруссия" Председатель Совета республики Национального собрания Анатолий Рубинов разразился своими экономическими рассуждениями. И, в частности, предложил ввести в республике российский рубль.
 
Поток сознания третьего лица в стране тем более удивителен, что он прямо противоречит тому, что ранее говорило лицо первое. Напомню, что Александр Лукашенко неоднократно высказывался по вопросу единой валюты с Россией, называя это "весьма отдалённой перспективой". Но к мнению президента я обращусь ниже. Пока же посмотрим, что выдал светильник разума Анатолия Рубинова, физика и политика, но не экономиста.
 
По мнению Рубинова, переход на российскую валюту решит проблему низкой стоимости беларуского рубля как национальной валюты. Последнее, по его словам, препятствует расширению импорта как средства покупки энергоресурсов и технологического оборудования. "Позволю себе высказать личное мнение: без введения единой валюты эти проблемы не решить. Причем в первую очередь, по моему убеждению, необходимо ввести ее в рамках Союзного государства Беларуси и России, приняв в качестве единой валюты российский рубль. Чем раньше такое решение будет принято, тем быстрее мы сможем развить интеграционные процессы", – пишет Рубинов.
 
Следующим этапом, уверен он, стал бы переход "к более широкому валютному объединению на просторах ЕврАзЭС". Рубинов полагает, что беларуская экономика никогда не будет в состоянии обеспечить устойчивый профицит внешней торговли как основного условия стабильности нацвалюты, в отличие от сырьевой экономики России. "А чем же определяется курс валюты? Он определяется балансом между экспортной выручкой и затратами валюты на импорт… Если в Беларуси мы продаем по большей части результаты своего труда, то в России значительную часть экспортной выручки обеспечивает продажа природных ископаемых… Поэтому Россия имеет возможность поддерживать у себя сравнительно невысокий курс доллара, который делает весь импорт достаточно доступным для предприятий", – поясняет спикер.
 
По его мнению, именно из-за отсутствия у Беларуси собственных углеводородов и высокой импортоемкости экономики национальная валюта лишена долгосрочных перспектив существования. "Вот в чем состоят наши настоящие проблемы, а не в отсутствии демократии и недостатке свободы слова. Эти проблемы имеют фундаментальный характер и могут быть решены только за счет интеграционных процессов", – полагает Рубинов.
 
По его словам, беларуская сторона готова поступиться частью суверенитета для обеспечения стабильности в экономике. Более того, Рубинов убеждён в исторической значимость введения в Беларуси российского рубля. "И для белорусов, и для россиян наступил момент истины: либо мы полностью отбрасываем в сторону все прошлые противоречия и узкоэгоистические интересы и переходим от прагматических сиюминутных подходов к решению стратегических задач интеграции, либо все вместе проигрываем в современной мировой гонке", – пишет он.
 
Напомню, что мнение спикера верхней палаты контрастирует с предыдущими заявлениями Александра Лукашенко по поводу перехода на рубль. Ранее Минск отказался от предложенного Россией плана введения единой валюты Союзного государства. После формирования Таможенного союза, ЕЭП и курса на формирование Евразийского союза вопрос о единой валюте актуализировался. В начале нынешнего года Лукашенко назвал введение единой валюты в ЕЭП вопросом долгосрочной перспективы.
 
"Мы не исключаем, что может быть единая валюта. Но это должна быть новая валюта, как в Европейском союзе, некое "евро", но не тенге, не беларуский рубль, не российский, а что-то в плане единой валюты", – говорил Лукашенко.
В свою очередь посол России в Беларуси Александр Суриков констатировал, что вопрос введения единой валюты пока не ставится руководством трех стран. "Но если вдруг Беларусь вновь окажется в сложной валютно-финансовой ситуации, как это случилось в 2011 году, то тогда, возможно, предстоит подумать о переходе на общую с Россией валюту", – заявлял посол.
 
Итак, мнение третьего лица страны, прямо противоречащее мнению первого лица, появилось в газете администрации этого самого первого лица. Учтём, что заподозрить "СБ" в плюрализме мнений ну никак невозможно. Так в чём же дело? Что происходит? Зондирование почвы? Проверка реакции общества?
 
Чтобы разобраться, "откуда ноги растут" у идеи введения в Беларуси российского рубля, стоит посмотреть на отношение к вопросу руководства России. В середине декабря 2011-го премьер-министр России Владимир Путин в ходе "прямой линии" с гражданами страны заявил, что Россия, Беларусь и Казахстан могут перейти на единую валюту. "Мы пока до такого уровня интеграции (как у Евросоюза) не добрались, но мы говорим о возможности в будущем, после запуска Единого экономического пространства, перейти и к формированию Евразийского союза. Я думаю, что в какой-то степени в результате переговорного процесса и достижения компромисса мы, конечно, дойдем и до этого. Надеюсь, и до общей валюты, и до согласования макроэкономической политики", – сказал тогда Путин.
 
Позднее, в конце января, российский премьер, рассуждая о развитии отношений с Минском, указывал на готовность России идти "на самые глубокие формы кооперации с Беларусью". При этом он признал, что в экономической области с Беларусью не удалось договориться до той степени интеграции, до которой бы хотелось. И указал на одну из самых острых проблем в вопросе перехода на единую валюту, напомнив про неприемлемые условия Минска. "Мы не можем иметь два эмиссионных центра, то есть банка, которые печатают деньги и там, и там", – сказал Путин.
 
А бывший вице-премьер и министр финансов России Алексей Кудрин не так давно в своем "Твиттере" выражал мнение, что "России в ближайшие годы не выгоден переход Беларуси на российский рубль, т. к. риски российского рубля увеличатся". "В Беларуси около пяти лет импорт превышал экспорт (на 6-9 млрд долларов в некоторые годы). Плавная девальвация (раньше) была бы меньше", – обосновал он свое мнение.
Но главное тут всё же – это слова Путина, прозвучавшие в августе 2011-го. Тогда, отвечая на вопрос о возможном объединении Беларуси и России, он сказал: "Это: а) возможно, б) очень желательно и в) полностью, на 100%, зависит от волеизъявления беларуского народа". То есть вектор российской политики по данному вопросу определён. Остальное – дело техники.
 
Однако экс-кандидат в президенты Беларуси, глава Научно-исследовательского центра Мизеса экономист Ярослав Романчук уверен, что Рубинов выразил личную точку зрения, которая ни в коем случае не означает, что официальный Минск всерьез согласен переходить на рубль.
 
"Многие кризисные явления произошли в том числе за счет того, что рекомендовал Рубинов. Рубинов думает уже не столько о том, что бы хорошее сделать для Беларуси, сколько о том, чтобы спасти свою репутацию или просто перекинуть ответственность, заведомо предлагая действия, которые Лукашенко не примет. Это сугубо мнение академика Рубинова, который не имеет ничего общего с экономической теорией. Он физик. Это то же самое, если мы с вами начнем всерьез рассуждать о галактике Гончих псов", – сказал Романчук. Эксперт подчеркнул, что действия, предлагаемые Рубиновым, "также, на мой взгляд, опасны для Беларуси и не решают ни одной проблемы, которые стоят перед её экономикой".
 
В свою очередь, МВФ скептически оценивает перспективы введения российского рубля на территории Беларуси. Об этом заявил представитель фонда в Беларуси Крис Джарвис. "Во время этой миссии мы не обсуждали этот вопрос по введению российского рубля. По-моему, это свидетельство того, что вопрос не стоит на повестке дня", – заявил глава миссии МВФ на недавнем брифинге в Минске. "Вхождение в валютный союз – очень большой вопрос, если бы он обдумывался, потребовался бы очень значительный объем предварительной работы", – пояснил он. "По опыту Евросоюза и Греции можно видеть, какие проблемы возникают в случае принятия непродуманных решений", – подчеркнул Джарвис.
 
Однако беларуские эксперты в банковских кругах не исключают создания монетарного союза с Россией. Хотя и признают длительный и сложный характер вероятного введения российского рубля.
 
Так, председатель правления ОАО "БПС-Сбербанк" (входит в группу Сбербанка РФ) Василий Матюшевский, комментируя инициативу Рубинова с точки зрения эксперта, сказал: "Это процесс небезынтересный, но требует серьезной подготовительной работы".
 
"Это вопрос воли денежных властей, который должен иметь под собой экономический background, так как проблема введения единой валюты требует серьезных действий по консолидации денежно-кредитной, бюджетно-налоговой и промышленной политики. Это требует достаточно решительных действий, не думаю, что сейчас это пища для анализа", – отметил Василий Матюшевский.
 
А вот председатель правления ОАО "Белгазпромбанк" (входит в группу "Газпром") Виктор Бабарико считает, что "точка невозврата" в части жизнеспособности беларуского рубля в качестве национальной валюты не пройдена, хотя при сохранении традиционной для Лукашенко макроэкономической политики переход на российский рубль – единственная возможность избежать повторения кризиса 2011 года.
 
"В условиях, если власти не смогут удержать правильную денежно-кредитную и бюджетную политику, если не будет выстроена система управления экономической политикой, если будут продолжать “лечить” слабые предприятия, сохранять “троечников”, единственным правильным выходом для предотвращения повторения сценария 2011 года является переход на российский рубль", – признал Бабарико.
"Но я верю, что у Беларуси еще есть возможность пересмотра макроэкономической политики, возможность поддержать жизнеспособные кластеры в экономике, что позволит сохранить беларуский рубль как инструмент собственного развития. Я не считаю, что “точка невозврата” пройдена", – подчеркнул он.
 
В некотором смысле особую (от всех) позицию по вопросу российского рубля в Беларуси заняла глава НБРБ Надежда Ермакова. В январе нынешнего года она заявила, что Беларусь заинтересована в переходе на российский рубль, но для этого пока нет необходимых условий в беларуской экономике. "Сегодня нет условий в Беларуси, чтобы выйти на единую валюту или перейти на российский рубль", – сказала Ермакова 30 января. При этом она отметила: "Надеюсь, когда-то мы придем к единой валюте с Россией".
 
Понятно, что у российских экспертов – своя, чисто имперская позиция по этому вопросу. "Создание единой валюты не раз обсуждалось в рамках Союзного государства, поэтому высказывание Рубинова не случайно. К сожалению, общей позиции по этому вопросу между Россией и Беларусью найдено не было", – заявила 5 марта доктор исторических наук Мария Лазутова.
 
"Я не сомневаюсь, что российский рубль будет единой валютой трех стран, входящих в Таможенный союз. Если же будет не так, то теряется логика создания этой структуры, тогда нет необходимости поддерживать Таможенный союз в работоспособном состоянии. Только в рамках управления экономикой, а в экономике – единая валюта, можно решить те проблемы, которые обозначены в рамках Таможенного союза", – отметила эксперт.
 
"Что касается российского рубля, то он будет единой валютой, ведь создавать новую валюту не является не для кого нужным и выгодным делом. То, что говорит Александр Лукашенко, касается неустоявшейся деятельности Таможенного союза. Как человек здравый, он поймет, что российский рубль, который действует наравне с долларом на территории всех государств СНГ, является крепкой валютой для интеграционных целей", – резюмировала Мария Лазутова.
 
"Господин Рубинов озвучивает замечательные заявления, но если посмотреть на практику, то они реализуется достаточно редко", – заявил доцент МГИМО МИД РФ Кирилл Коктыш, комментируя заявление Анатолия Рубинова о российском рубле как единой валюте Единого экономического пространства.
 
"Я бы воспринимал это как реверанс в сторону России, не более того. Это заявление вполне предсказуемо, и в преддверии выборов оно показывало российскому руководству, что Беларусь достаточно лояльна и стабильна", – отметил эксперт. "Можно рассматривать это заявление как поздравление Путина с приближавшейся победой на президентских выборах", – резюмировал Кирилл Коктыш.
 
Как ни странно, вторит российским аналитикам и известный беларуский политолог Ольга Абрамова. По её мнению, Беларусь будет последовательно вовлекаться в орбиту российских интересов, так что в перспективе вполне логичным будет введение российского рубля в качестве единственного платежного средства на беларуской территории.
 
"Беларусь прочно сидит на российской орбите, и с этой орбиты уже никуда не свернет", – заявила Абрамова информагентству "Интерфакс-Запад", говоря о перспективах развития беларуско- российских отношений, в связи с избранием Владимира Путина президентом РФ.
 
"Введение в Беларуси российского рубля станет возможным на том этапе, когда это покажется выгодным российскому руководству", – отметила Ольга Абрамова. В данной ситуации, по ее словам, "беларуское руководство будет стараться побольше под это выторговать".
 
Политолог не согласна с мнением, что введение российского рубля приведет к смене беларуского руководства. "Введение российского валюты и дальнейшее пребывание Лукашенко у власти – это не связанные вещи", – сказала Абрамова. По её словам, "Уход нынешнего руководства возможен только в том случае, если оно станет оказывать по каким-то причинам последовательное, принципиальное, идейное, системное сопротивление введению российского рубля. Я не думаю, что это произойдет", – заявила политолог. "Имитационное, конъюнктурное сопротивление – да, возможно, но не более того. То, что посчитает российский руководитель во взаимоотношениях двух стран, то и будет реализовано", – добавила она.
 
По ее словам, "Всем внешним партнерам Беларуси следует понимать, что направление, которое было определено, – направленное на интенсификацию интеграционных отношений в евразийском пространстве, с признанным доминированием России, уже не подлежит опровержению либо какому-то толкованию. Россия будет вовлекать Беларусь и дальше в орбиту своего влияния".
 
В этой связи, заявила Абрамова, "Беларусь однозначно становится сателлитом России, не до вхождения в состав Российской Федерации, но планетой-спутником, крепко привязанным к орбите российских интересов". Эксперт отметила, что России выгодно иметь Беларусь "в качестве западной витрины особых отношений и демонстрации преимуществ того, как будут выигрывать те, кто пожелает пойти по беларускому пути". "Этот пример будет заразительным, и как минимум заставит задуматься других руководителей стран СНГ", – сказала беларуский политолог.
Для большинства экспертов очевидно, что сегодняшний выбор Беларуси между российским рублём и собственной валютой – это выбор страной своего будущего. Российский рубль означает путь "евразийской интеграции", то есть превращение в марионетку России, окончательную утрату национальной идентичности. Сохранение беларуского рубля – возможность сохранить максимальную независимость, а впоследствии вернуться на европейский вектор исторического развития.
 
Независимый экономист и политолог Леонид Заико считает процесс введения единой валюты на пространстве Евразийского союза неизбежным этапом интеграции. "Раз Беларусь вошла в Таможенный союз и в Единое экономическое пространство, то неизбежна и следующая ступень интеграции – валютный союз", – поясняет эксперт. "Беларуси надо честно ответить себе на два вопроса: Евразийский союз – это действительно то, что необходимо Беларуси. Это ее выбор? Оставляет ли Беларусь себе возможность вхождения в ЕС? Пусть даже это будет в отдаленной перспективе с небольшими шансами. При этом ответ на один из этих вопросов автоматически формирует ответ на другой. Невозможно вступить и в Евразийский союз, и в ЕС. Необходимо сделать выбор", – говорит Леонид Заико.
 
"При этом если Беларусь положительно ответит на первый вопрос, то она должна открыто заявить, что будет готовиться к ступенчатому введению интеграционной валюты. Какой конкретно будет эта валюта, пока неясно. Однако выбор есть: есть российский рубль, есть тенге, либо в Евразийском союзе введут абсолютно новую валюту", – считает экономист.
 
Председатель Клуба финансовых директоров Беларуси Андрей Карпунин считает, что введение российского рубля или какой-либо другой единой валюты не решит главных проблем экономики Беларуси. "Я не считаю, что введение другой валюты решит все проблемы Беларуси. Введение новой валюты не будет означать, что мы провели необходимые реформы: провели структурную перестройку экономики, уменьшили госсектор, сократили госрасходы, уменьшили перекрестное субсидирование, изменили налоговое законодательство, улучшили инвестиционный климат. Замена одного фантика на другой – это не панацея", – уверен эксперт.
 
"Более того, для Беларуси переход на другую валюту – это полная потеря суверенитета. Что же касается другого партнера по Таможенному союзу – Казахстана, то он ведет более тонкую дипломатическую игру. Казахстан не заявляет о немедленной готовности ввести единую валюту, а рассуждает о перспективах ее появления в следующие лет 20", – говорит Андрей Карпунин.
 
"У Рубинова своя позиция, свое мировоззрение", – заявил беларуский политолог Дмитрий Болкунец, комментируя заявление Анатолия Рубинова о перспективах введения российского рубля в качестве единой валюты для ЕЭП.
 
"Рубинов жил и работал в Советском Союзе и наверняка ностальгирует по этой эпохе. Возможно, он видит интеграционные процессы как возрождение Советской империи, поэтому продолжает мыслить в подобном русле и делать подобные заявления", – отметил политолог.
 
"Я думаю, что это заявление ничем не подкреплено, ведь этот вопрос постоянно обсуждался на протяжении последних 10 лет. Проект Союзного государства был заморожен после того как Минск захотел печатать деньги в двух столицах. Единой валюты в рамках Единого экономического пространства я пока не вижу. Минск на это не пойдет, Лукашенко потеряет канал управления", – подчеркнул Болкунец.
 
Эксперт заметил, что для экономического пространства с единой валютой особо важна экономическая обстановка в каждой из стран: "Мы видим, что происходит с единой валютой на примере евро. Греция – полубанкрот, и тащит другие страны еврозоны за собой. Беларуская экономика полурыночная, и если инфляция у нас будет составлять свыше 100%, то ни о какой единой валюте не приходится говорить. Должна быть стабильная экономическая система, где бы выдерживались определенные параметры. Если беларуское правительство будет в преддверии выборов говорить о том, что заработные платы будут повышены в два раза, то это ударит по российскому рублю. Кто будет в России давать деньги на повышение зарплат в Беларуси? А в Минске есть станок, который можно включить и напечатать определенную сумму".
"Я крайне пессимистично отношусь к тому, что Лукашенко пойдет на выбор российского рубля в качестве единой валюты", – резюмировал Дмитрий Болкунец.
Итак, что мы имеем "в сухом остатке"? Беларусь и Россия с разным успехом вели перманентные переговоры о создании монетарного союза в течение последнего десятилетия. Так, в соответствии с договором о создании Союзного государства планировалось, что российский рубль будет введен в Беларуси с 1 января 2005 года. Однако стороны не смогли (или не захотели) договориться о создании равных экономических условий для компаний двух стран. Кроме того, беларуская сторона рассчитывала на создание на своей территории дополнительного эмиссионного центра.
 
С 2008 года тема монетарного союза ушла в тень, поскольку Россия проводила политику перехода к рыночным отношениям с партнером по Союзному государству. Между тем, на фоне предоставления Беларуси с 2012 года новых – и весьма значительных – льгот по поставкам энергоресурсов, российская сторона вновь поднимает вопрос единой валюты.
 
Так что рискну предположить, что Анатолий Рубинов в "СБ" озвучил российскую позицию. Если это так, то ответ беларуской стороны – неважно в какой форме, но обязательно публичный – должен прозвучать до начала лета. Ждём.
www.bsblog.info
15:50 14/03/2012




Loading...


загружаются комментарии