Годовщина белорусского кризиса: кто сколько потерял

Год назад, 16 марта, Беларусь окунулась в валютный кризис. Предприятия утратили в тот день доступ к валюте на бирже, а спустя считанные дни исчезла валюта и из обменников. Сколько потеряло население за время кризиса? Как времена финансовой турбулентности отразились на белорусских предприятиях?

Годовщина белорусского кризиса: кто сколько потерял
Миллиарды, которые потеряли белорусы
 
Валютный кризис в прошлом году официально начался 16 марта — именно в этот день были введены ограничения на доступ предприятий к покупке валюты на бирже. Во второй половине марта закончилась валюта и в обменных пунктах. Банки продавали лишь ту валюту, которую соглашалось сдавать по официальному курсу население. Перед обменниками выстраивались длиннющие очереди  — люди часами и сутками ждали, когда кто-нибудь принесет валюту, чтобы ее можно было сразу же выкупить за обесценивающиеся белорусские рубли. Из-за дефицита инвалюты вскоре образовалась множественность курсов белорусского рубля, а отсутствие валюты в обменных пунктах породило менял (черный рынок), которые по завышенному курсу готовы были конвертировать рубли в доллары.
 
 
 
Курс доллара на черном рынке постоянно шел вверх. Предприятия, не имевшие доступа к бирже, также вынуждены были покупать валюту по курсу, который серьезно отличался от официального. В стране шла ползучая девальвация белорусского рубля.
 
Население, понимая, что рубли обесцениваются, стало опустошать полки магазинов, конвертируя рубли в товары длительного пользования. Одновременно с этим наши соотечественники стали забирать рублевые вклады. Срочные рублевые депозиты населения стали снижаться с 8 марта 2011 года, когда еще можно было купить валюту в обменниках.
 
На 22 мая 2011 года у населения оставалось в срочных рублевых вкладах 6,75 трлн. рублей и еще 3,75 трлн. рублей в виде переводных депозитов (средства на карточных и других счетах до востребования). Таким образом, суммарный объем депозитов населения составлял к моменту майской девальвации 10,5 трлн. рублей.
 
О первой девальвации Нацбанк объявил 23 мая, сообщив, что 24 мая официальный курс доллара возрастает с 3019 до 4930 рублей. Автоматически депозиты населения (упомянутые выше 10,5 трлн. рублей) в долларовом выражении сократились на 1,35 млрд. долларов (с 3,48 до 2,13 млрд. долларов). Это была цена первой девальвации для белорусских вкладчиков.
 
После майской девальвации отток срочных рублевых депозитов продолжился, однако в середине июня остановился. «Иностранную валюту тогда нельзя было купить, поэтому большого смысла забирать рублевые депозиты не было», — говорит финансовый аналитик Владимир Тарасов. Купить валюту можно было лишь, нарушив закон — на черном рынке, однако по этому пути белорусские вкладчики массово не пошли.
 
Тем более что в июне 2011-го власти обещали сохранить курс доллара к концу года «на уровне 5000 или немного больше».
 
Однако 14 сентября фактически состоялась вторая девальвация: открыв в этот день дополнительную сессию, Нацбанк констатировал, что доллар стоит 8600 рублей. По состоянию на 15 сентября в банковской системе находилось рублевых депозитов населения на почти 11 трлн. рублей, в том числе срочные — 7,09 трлн. и 3,9 трлн. — переводные. В результате второй девальвации рублевые депозиты населения в долларовом выражении автоматически сократились на 776 млн. долларов (с 2,05 млрд. по официальному курсу до 1,28 млрд. долларов по курсу дополнительной сессии).
 
Таким образом, в результате двух девальваций рублевые депозиты населения снизились в долларовом выражении более чем на два миллиарда.
 
Открытие дополнительной сессии в сентябре привело к появлению валюты в обменниках. А до этого почти полгода инвалюта в обменных пунктах отсутствовала. Часть вкладчиков опасалась, что государство в условиях дефицита валюты может заморозить валютные вклады. Поэтому до сентября, пока в обменниках не было валюты, в банковской системе наблюдался отток валютных вкладов населения.

 
 
 
А вот начиная с сентября 2011 года, когда доллары в продаже появились, население вновь стало нести валюту в банковскую систему.
 
Последствием кризиса прошлого года является тот факт, что население сегодня предпочитает хранить сбережения в иностранной валюте, а не в рублях, говорит Владимир Тарасов. «С начала 2012 года валютные вклады населения выросли больше, чем рублевые», — констатирует эксперт.
 
По данным Нацбанка, за январь-февраль 2012 года валютные депозиты населения увеличились на 468,2 млн. долларов. С учетом того, что средний курс доллара, по данным Нацбанка, составил в январе-феврале 8399 рублей, валютные депозиты в рублевом выражении с начала года увеличились на 3,93 трлн. рублей. В то же время рублевые вклады населения (ставки по которым находились в январе-феврале на высоком уровне) выросли за два месяца на 2,83 трлн. рублей.
 
Еще одним следствием прошлогоднего кризиса является тот факт, что сегодня рублевые депозиты население соглашается размещать, как правило, на короткий срок. По данным Нацбанка, на начало этого года примерно три четверти рублевых вкладов населения были краткосрочными.
 
 
Кризис, который напугал
 
Корпоративный сектор также понес серьезные потери в результате валютно-финансового кризиса. Негативные последствия проявились для предприятий следующим образом: выручка в пересчете на твердую валюту снизилась, прибыль сократилась, акционеры пересмотрели инвестиционные планы развития белорусских предприятий.
 
Пострадали, главным образом, компании, которые реализуют продукцию (оказывают услуги) на внутреннем рынке. Так, прибыль до вычета расходов по уплате налогов, процентов и начисленной амортизации (EBIDTA) компании velcom снизилась с 36,4 млн. евро в четвертом квартале 2010 года до 6,9 млн. евро за аналогичный период 2011-го. Выручка мобильного оператора упала более чем в два раза — c 90,5 млн. евро в четвертом квартале 2010-го до 41,2 млн. евро в октябре-декабре 2011-го.
 
Крупнейшие производители белорусского пива также ощутили ухудшение финансовых показателей. Операционная прибыль «Лидского пива» снизилась с 4,4 млн. евро в 2010 году до 700 тыс. евро в 2011-м.
 
Генеральный директор «Лидского пива» Аудрюс Микшис надеется, что прошлогодние события на валютном рынке не повторятся, и компании удастся восстановить былую прибыль. «Если в этом году ничего похожего не случится, мы выйдем на былую прибыль. А если случится, то получим еще больше проблем», — подчеркнул Аудрюс Микшис в беседе с корреспондентом Naviny.by.
 
Отвечая на вопрос о том, чему научил бизнес прошлогодний кризис, Аудрюс Микшис отметил: «Прошлый год не научил, а напугал».
 
«У нас была определена программа развития предприятия до 2015 года, но мы никак не ожидали, что 2011-й будет таким. Результат проблем прошлого года состоит в том, что в нынешнем году мы инвестируем гораздо меньше, чем планировали. Реализация тех планов, которые мы наметили, сейчас займет больше времени», — сообщил Аудрюс Микшис.
 
Административный директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Павел Данейко говорит, что в прошлом году «бизнесу был дан мощный сигнал развивать экспорт».
 
«Многие осознали, что устойчивым бизнес может быть лишь в том случае, если ты экспортер. Внутренний рынок сотрясают то приступы госрегулирования, то приступы девальвации. В этой ситуации экспорт, который приносит валютную выручку, позволяет вести более-менее устойчивый бизнес», — констатирует Павел Данейко.
 
По наблюдения эксперта, «все экспортоориентированные предприятия заработали в прошлом году сверхприбыль за счет резкого снижения стоимости труда, комплектующих, и вышли из этого кризиса, став богаче».
 
Однако, отмечает административный директор BEROC, существует и один важный макроэкономический итог прошлогоднего кризиса.
 
«Этот кризис подвел черту под прежней белорусской экономической моделью. Стало очевидно, что она больше не работает. Прежние источники роста оказались исчерпаны. Такая ситуация дала толчок к поискам новой модели, которую сейчас ищут», — резюмировал Павел Данейко.
10:03 16/03/2012




Loading...


загружаются комментарии