Беларусь опять меняет правила приватизации 1

Минску еще раз указали на необходимость принятия более оперативных решений относительно приватизации привлекательных объектов госсобственности. В первых рядах покупателей — российские бизнесмены, в чьих интересах косвенно работает и контролируемый Москвой Антикризисный фонд ЕврАзЭС.

Глава Нацбанка Беларуси Надежда Ермакова подтвердила факт «шантажа» Беларуси со стороны фонда. В обмен на оговоренные два транша кредита в этом году фонд требует от белорусских финансовых властей увеличить размер ЗВР примерно на 50%, что невозможно без масштабной распродажи госсобственности, пишут "Белорусские новости". 

Нужны ли Беларуси дополнительные миллионы долларов?

Пока поддержка Беларуси Антикризисным фондом после предоставления двух траншей в прошлом году оценивается в 1 млрд. 240 млн. долларов (всего Беларуси обещано 3 млрд. долларов). В конце февраля ожидалось поступление еще 440 млн. долларов (третий транш), но их до сих пор нет.

Хотя белорусские власти по этому поводу не сильно переживают. «Сегодня, исходя из объема золотовалютных резервов (около 8 млрд. долларов), острой необходимости в получении дополнительных 440 млн. долларов нет», — заявила журналистам Надежда Ермакова.

Тем не менее, до конца года Нацбанк рассчитывает получить оба запланированных транша. Интрига заключается в том, как много для этого придется сделать белорусским властям. Выполнят ли они все требования фонда или же смогут договориться об их смягчении?

Фонд настаивает на том, чтобы золотовалютные резервы покрывали не два, как сейчас, а три месяца импорта. А для этого ЗВР надо увеличить примерно на 4 млрд. долларов. Единственный способ добиться этого — приватизация. Этим и объясняется давление фонда на Беларусь в части активизации процессов разгосударствления. Но окажется ли такое давление эффективным?

С одной стороны, заявление Ермаковой об отсутствии потребности в новых траншах соответствует действительности. «Прошлогодние договоренности по нефти и газу с Россией позволили поддержать штаны. Так что необходимость в проведении приватизации крупных предприятий опять отпала, — отмечает эксперт в области слияния и поглощения одного из коммерческих банков. — Но Беларусь не сможет просто сказать, что кредиты нам больше не нужны, поэтому мы ничего не будем делать».

По словам аналитика, транши фонда на 800 млн. и 440 млн. долларов позволили властям в прошлом году отчасти выправить ситуацию в стране. «Да, можно говорить о хронической недоговороспособности Беларуси и отрицании ранее взятых на себя обязательств. Но сейчас не такая ситуация. Свои требования фонд будет продавливать через ЕврАзЭС. А ЕврАзЭС — это Евразийский банк развития, который финансирует и изучает возможности для финансирования инфраструктурных проектов в Беларуси и является источником предоставления ресурсов до 100 млн. долларов», — отметил эксперт.

В прошлом году ЕАБР, например, приступил к финансированию строительства Полоцкой ГЭС (общая стоимость проекта составляет 142,7 млн. долларов), открыл кредитную линию на 63,5 млн. долларов на строительство вагоностроительного завода в Осиповичах, предоставил нескольким коммерческим банкам кредиты на финансирование проектов во внешней торговле.

Впрочем, экономист Ярослав Романчук требования Антикризисного фонда относительно роста ЗВР считает смешными. «За последние пять лет ЗВР в Беларуси никогда не соответствовали трехмесячному объему импорта. Даже МВФ, имея больше оснований, чем Антикризисный фонд, требовать такого роста резервов, с такими вещами к Беларуси не приставал», — отметил он.

По мнению Романчука, за этим требованием кроется недовольство фонда, и, в первую очередь, России предлагаемыми белорусскими властями реформами, а также процессом приватизации.

«Распродажа активов идет, но по схемам (через холдинги, инвестиционные фонды), которые, очевидно, не нравятся ни России, ни фонду ЕврАзЭС. В этой ситуации российский бизнес остается за рамками этих процессов. Поэтому фонд будет настаивать на более комплексном подходе к рыночным реформам и, конечно же, способствовать активизации приватизационных процессов», — отметил экономист.


Реформа приватизации

Однако фонду, похоже, придется иметь дело с новыми правилами игры, которые инициировал президент Беларуси. И пока эксперты затрудняются сказать, как отразятся очередные реформы, которые затеял Александр Лукашенко, на темпах приватизации. Инвесторов, например, такой подход не может устраивать.

«Правила игры меняются каждый год, и это вносит смуту и нервозность. Покупатель долго присматривается к предприятию, начинает вести какие-то разговоры, и раз — опять все меняется», — обращают внимание эксперты.

Нынешние перемены заключаются в том, что Лукашенко потребовал прекратить формировать списки предприятий, выставляемых на продажу, делить их на стратегически важные и остальные. По словам главы государства, объектом приватизации может стать любое предприятие в стране. А, значит, нет необходимости составлять некие перечни.

Однако эксперты не разделяют мнение Лукашенко. «Список — это некий индикатив для инвесторов. И государству, наоборот, стоило бы конкретизировать свои планы для потенциальных покупателей. Прописать, например, что данный стратегически важный объект не хотим продавать целиком: 51% акций предприятия останутся за государством. Остальные 49% акций, пожалуйста, покупайте. И так по каждому предприятию, которое представляет ценность», — отмечет эксперт в области слияния и поглощения.

С другой стороны, глава государства дал понять, что можно обсуждать возможность продажи любого предприятия, главное — по какой цене. Это справедливо, но в случае с Беларусью такой подход — серьезный тормоз приватизации.

«К промышленным гигантам всегда есть интерес, но мешает вопрос цены. Когда Семашко заявляет, что БМЗ стоит 8 млрд. долларов, можно не сомневаться, что мы долго будет продавать это предприятие», — отметил эксперт.

Выход из ценового тупика — привлечение оценщиков. «Если государство согласится на независимых оценщиков и будет принимать их доводы во внимание, то процесс приватизации сдвинется», — считает специалист.

Такой подход тем более актуален в связи с принятым правительством решением: начальная цена продажи акций в Беларуси будет определяться по рыночной стоимости. Но ведь в Беларуси как такового рынка нет. И правительству придется прописать алгоритм определения рыночной цены, обращают внимание аналитики.

Прогресс будет в том случае, если власти действительно будут доверять компетентным и независимым оценщикам. Пока такого желания не видно. Оценка МАЗа тому пример. В 2011 году компания Ernst & Young оценила стоимость активов МАЗа в 800 млн. долларов. Но белорусскую сторону эта цифра не утроила. Теперь тот же Ernst & Young проводит повторную оценку МАЗа.

Кроме того, оценка активов может занять много времени. По этой причине власти будут иначе определять рыночную стоимость активов, и не факт, что ценники будут устраивать покупателей.

Впрочем, Лукашенко собирается внести еще немного ясности в процесс приватизации. Глава государства поручил правительству выработать единый целостный документ, который бы регулировал всю сферу приватизации в Беларуси, и в течение второго квартала снять все вопросы.

Единый закон о приватизации с новым порядком продажи активов нужен, соглашается Ярослав Романчук. «Но принципиальный момент в том, будет ли политическая воля на проведение честной народной приватизации, чтобы люди получили свой кусок национального пирога, или все будет сделано в пользу олигархов и иностранных инвесторов? Учитывая, что наметились явные признаки народного кидалова, документ может получиться отвратительного качества», — полагает он.
22:18 04/04/2012




Loading...


загружаются комментарии