Эпоха экспериментов: Эмиссия — инфляция — девальвация — эмиссия... 4

История денежно-кредитной политики в Беларуси выглядит как цепочка неудачных экспериментов, которая еще не завершилась.

Эпоха экспериментов: Эмиссия — инфляция — девальвация — эмиссия...
С момента возникновения независимой Беларуси ей пришлось решать проблемы денежно-кредитной политики, которые, пожалуй, являются ключевыми для экономики страны в целом. И это понятно: без финансовых ресурсов невозможно никакое развитие, поэтому вопрос о том, где взять деньги, всегда был самым важным.

После введения собственной валюты Беларусь получила возможность печатать деньги, и руководство страны неоднократно пыталось решить экономические проблемы, просто увеличивая количество купюр в обращении. Это приводило к финансовым кризисам, росту цен и ослаблению белорусского рубля, но соблазн простого решения всех проблем был слишком велик, поэтому кризисы повторялись несколько раз, пишет Завтра твоей страны.

Началось еще в СССР

Впервые проблемы с финансами в Беларуси возникли еще до обретения ею независимости. Начатые в конце 80-х годов прошлого века экономические реформы в СССР привели к росту денежной массы, не обеспеченной товарами. С 1988 по 1990 год сумма наличных денег, находившихся на руках у населения в СССР, возросла примерно в 1,5 раза. Зарплаты в те времена росли как на дрожжах и примерно с такой же скоростью пустели полки в магазинах.

Поэтому в начале 1991 года была проведена денежная реформа: 23 января прекращено обращение советских банкнот номиналом 50 и 100 рублей образца 1961 года и начался их обмен на аналогичные банкноты образца 1991 года.

За первой денежной реформой последовала первая реформа цен. Со 2 апреля в СССР розничные цены были повышены в среднем в 3 раза. В Беларуси цены за 1991 год подскочили в 2,5 раза.

Тогда вопросы денежно-кредитной политики решались еще не в Беларуси. Руководство СССР, а затем и России продолжало эмиссию денег. Это привело к дефициту товаров, и в начале 1992 года в России была осуществлена так называемая шоковая терапия - либерализация цен. Но шок в России сопровождался новой эмиссией, что привело к росту инфляции. За 1992 год цены в России выросли в 26 раз.

Либерализация цен была объявлена и в Беларуси. Как и в России, цены удержать не удалось, и за год они выросли в 16,6 раза.

Эксперимент № 1: неограниченная эмиссия

Ситуация изменилась только в 1994 году, когда была принята подготовленная с участием руководителя Национального банка Станислава Богданкевича Программа неотложных мер по выходу Беларуси из кризиса. Объемы эмиссии Нацбанка были сокращены, а ставка рефинансирования в конце 1994 года повышена до 480%. Нацбанк стал проводить денежно-кредитную политику, традиционную для современных капиталистических стран. Начался первый период стабилизации финансового рынка, который, впрочем, продлился недолго.

Программа неотложных мер не выполнялась, С. Богданкевич был отправлен в отставку, и уже в 1996 году в Беларуси начался первый самостоятельный эксперимент в области денежно-кредитной политики. Нацбанк стал более активно печатать деньги, а для того чтобы это не приводило к инфляции и девальвации, были введены различные ограничения на валютном рынке и в ценовой политике. В результате возникло несколько курсов валют. Чего только не делали правительство и Нацбанк: вводили и отменяли 100-процентную обязательную продажу валютной выручки, ограничения на продажу наличной валюты и т. д.

Все эти опыты закончились крахом - денежная эмиссия Национального банка привела к закономерному результату: в феврале 1998 года курс белорусского рубля рухнул примерно в 2 раза по отношению к доллару, снова выросла инфляция.

За обвал белорусского рубля поплатился тогдашний глава Нацбанка Геннадий Алейников. В марте 1998 года руководителем главного банка страны стал Петр Прокопович, который до этого являлся первым заместителем премьер-министра РБ. Он поддерживал идею финансирования экономики за счет денежной эмиссии, и первое время Нацбанк под его руководством продолжал эксперименты.

Но положение становилось все хуже и хуже. В 1999 году цены подскочили в 3,5 раза, официальный курс доллара вырос в 3 раза, а рыночные курсы (их было несколько) превышали официальный в несколько раз.

Неважное состояние экономики и финансов страны заставило Национальный банк отказаться от эксперимента по печатанию денег и возвратиться к общепринятым в капиталистических странах нормам денежно-кредитной политики.

Начался второй период стабилизации белорусских финансов.

Нацбанк уменьшил объемы эмиссионного кредитования, снизив официальный курс белорусского рубля до рыночного уровня, повысил ставки на рынке кредитов. В феврале ставка рефинансирования Нацбанка была увеличена до 175% годовых.

Относительно жесткая денежно-кредитная политика дала свои плоды.

Потребительские цены за 2001 год выросли всего на 46,1%, а курс доллара - на 32%. Вклады в белорусских рублях стали приносить больший доход, чем депозиты в иностранной валюте. Это не осталось незамеченным населением, которое начало копить рубли.

Вопрос о средствах для развития экономики в эти годы решался за счет России, которая поставляла в Беларусь энергоресурсы по ценам, намного отстающим от мировых, осуществляя таким образом скрытое субсидирование белорусской экономики.

Эксперимент № 2: зарплата в размере 500 долларов

Стабилизация финансов на фоне низкого внешнего долга продолжалась до 2006 года, когда руководство Беларуси приняло решение начать второй глобальный эксперимент. Это решение было вызвано внешними причинами: Россия заявила о намерении прекратить субсидирование соседних государств, повысив для них с 2007 года цену на газ.

Чтобы компенсировать потери, в Беларуси было решено прибегнуть к внешним заимствованиям: в программе социально-экономического развития Беларуси на 2006-2010 гг. было намечено увеличить размер внешнего долга страны с 2,5% от ВВП в 2005 году до 10-15% в 2010 году. Начался эксперимент по жизни в долг. В качестве промежуточной цели был выбран ориентир в виде зарплаты в размере 500 долларов в 2010 году.

Удержаться в указанных пределах долга не удалось. К 1 апреля 2010 года внешний государственный долг РБ достиг 8,5 млрд. долларов, а его лимит в мае 2010 года был повышен до 11 млрд. долларов, то есть примерно до 25% от ВВП.

Внешние заимствования позволили Нацбанку увеличить объемы рублевой эмиссии в целях финансирования жилищного строительства и сельского хозяйства без скачка инфляции и девальвации рубля. Избыток рублей на внутреннем рынке направлялся на приобретение валюты для финансирования импорта, а валюту продавал Нацбанк, заимствуя ее из золотовалютных резервов, пополняемых за счет внешних заимствований и доходов от приватизации. Курс рубля к доллару был практически зафиксирован.

Такая денежно-кредитная политика обеспечивала подъем экономики и рост зарплат на фоне благоприятной предкризисной мировой конъюнктуры на протяжении нескольких лет.

Она была сохранена даже после начала мирового кризиса в 2008 году. Нацбанк, правда, девальвировал белорусский рубль со 2 января 2009 года на 20%, но продолжал поддерживать стабильность на финансовом рынке, продавая средства из золотовалютных резервов страны. Объемы внешних заимствований резко возросли, в том числе Беларусь взяла кредит у МВФ, и за 2009 год ее золотовалютные резервы даже увеличились (в 1,8 раза, до 5,44 млрд. долларов).

В 2010 году была взята и промежуточная вершина: в декабре 2010 года средняя зарплата в Беларуси превысила 500 долларов, совершив скачок с отметки примерно 330 долларов в начале года.

Но эксперимент по жизни в долг не мог продолжаться вечно. Правительство и Нацбанк рассчитывали завершить его в 2014 году, полагая, что к тому времени удастся добиться положительного сальдо внешней торговли и начать возвращать долги. Шансов на это было немного, так как реформирование экономики не проводилось.

Но президент, посмотрев на резкий рост расходов валюты на финансирование импорта после повышения зарплат, решил, по-видимому, не дожидаться краха эксперимента в 2014 году и прекратил его досрочно.

Эксперимент № 3: смерть импортерам

Выйти из второго эксперимента и стабилизировать финансы можно было посредством девальвации белорусского рубля примерно на 30%. Но президент решил начать новый эксперимент, вернее, попытался повторить опыт 1996-1999 годов, когда существовала множественность курсов валют.

В марте 2011 года Нацбанк прекратил продавать валюту на бирже для поддержки курса рубля, валюта по официальному курсу стала продаваться только для покупки энергоносителей, лекарств и возврата кредитов, а всем остальным импортерам было рекомендовано покупать валюту по более высокому курсу или самостоятельно организовывать экспорт из Беларуси. Эмиссия же потихоньку продолжалась.

Дальнейшая история хорошо известна. Новый эксперимент продлился до августа 2011 года и, как и в 90-е годы, закончился провалом. Когда стало ясно, что инфляция и девальвация грозят повторить рекорды 90-х годов, было решено его прекратить и снова, как в 2000 году, вернуться к традиционной для современных капиталистических стран денежно-кредитной политике.

Результатом эксперимента стало ослабление рубля на 180% и сокращение зарплат примерно на 30% (в долларовом выражении), что позволило стабилизировать валютный рынок.

Ждем продолжения

В настоящее время белорусские чиновники дружно говорят, что они учли полученный опыт и больше не собираются увеличивать заработную плату за счет денежной эмиссии. Однако, к сожалению, это не означает, что отныне в Беларуси будет проводиться традиционная денежно-кредитная политика. И дело тут не в финансовой грамотности, а в общей модели управления экономикой и финансами, которая существует в Беларуси.

Эту модель описал еще Фридрих Энгельс в письме Йозефу Вейдемейеру 12 апреля 1853 года, то есть более чем полтора века назад. В письме Ф. Энгельс обсудил причины поражения революции 1848-1849 годов и, в частности, описал, что произойдет, если коммунистическая партия будет вынуждена взять власть в то время, когда для создания социализма еще не будет условий.

«...В таком случае под давлением пролетарских масс, связанные своими собственными, в известной мере ложно истолкованными и выдвинутыми в порыве партийной борьбы печатными заявлениями и планами, мы будем вынуждены производить коммунистические опыты и делать скачки, о которых мы сами отлично знаем, насколько они несвоевременны», - написал Ф. Энгельс.

Это и есть точный диагноз, который можно поставить происходящим в Беларуси событиям.

Слова Ф. Энгельса как будто написаны по поводу денежно-кредитной политики в Беларуси вообще и валютного кризиса 2011 года в частности.

Действительно, в порыве предвыборной борьбы руководство Беларуси запланировало увеличение заработной платы до 500 USD. Для осуществления этих планов оно было вынуждено печатать деньги и скачкообразно увеличивать зарплату в 2010 году примерно в 1,5 раза. И, перефразируя Ф. Энгельса, о том, что повышение зарплат несвоевременно, было отлично известно.

То есть имеющие место в Беларуси странности денежно-кредитной политики нельзя считать случайными ошибками. Это следствие вполне сознательной установки на проведение коммунистических опытов, которые не называются коммунистическими, пожалуй, только потому, что это слово за годы советской власти было дискредитировано.

Опыты начались, собственно, еще в 1917 году, но если в большинстве бывших республик СССР они были прекращены в 90-е годы прошлого века, то в Беларуси до сих пор продолжаются попытки построения социализма, хотя уровень экономического развития страны для этого явно недостаточен. Только планка обещаний в Беларуси пониже, чем в СССР. Глава КПСС Никита Хрущев обещал коммунизм к 1980 году, а у нас к 2010 году было обещано только 500 долларов зарплаты.

Принципиальная установка на отказ от современных стандартов организации капиталистической экономики, несмотря на крах описанных выше экспериментов, ничуть не изменилась. Конечно, руководство Беларуси, похоже, наконец-то усвоило, что проводить денежную эмиссию для увеличения зарплат не стоит. Но это не значит, что оно отказывается от других опытов и планов совершить скачок в светлое будущее.

В настоящее время президентские и правительственные эксперты, которые разрабатывали предыдущие эксперименты, напряженно работают над новыми. И, кстати, от взятых президентом в ходе предвыборной борьбы планов по увеличению заработной платы в текущей пятилетке до 1 тыс. долларов никто не отказывался. Поэтому можно ожидать сюрпризов и в сфере денежно-кредитной политики.
11:11 27/04/2012




Loading...
ссылки по теме
Каждый рабочий день в Беларуси — 10 новых банкротов
Как работают предприятия, спасаемые многотриллионными бюджетными вливаниями
Белорусским предприятиям приказали разгрузить склады "любой ценой"


загружаются комментарии