Медальку за показатели

Если оценивать ситуацию в экономике Беларуси по валовым показателям, не углубляясь в их структуру, то положительные тенденции налицо. И составленные отчеты для тех, кто готов довольствоваться формальными данными, будут совсем неплохи, так что авторам этого "чуда" орден-не орден, а медальку точно давать можно. Вот только стоит посмотреть на внутреннюю структуру этих "успехов", и оптимизм куда-то пропадает.

Вроде и депозиты физлиц в рублях растут (за 5 месяцев – на Br 4,5 трлн), вот только почти 70% – на срок до 6 месяцев. То есть вкладчики не очень доверяют национальной валюте. А остальные 30% явно "соблазнились" высокими процентами (более 40).
 
Но и с валютными депозитами физлиц то же самое: рост за 5 месяцев – на $ 725 млн, из которых почти 70% – на срок до 6 месяцев. А здесь уже можно увидеть проблемы с доверием вообще к банковской системе. И та же картина с остальными 30% – люди готовы рисковать из-за высоких процентов (более 8). Все это является закономерным результатом последствий денежно-финансовой политики 2011 года, когда в угоду кратковременным плюсам было пожертвовано доверием к банковскому институту в целом.
 
Кредиты экономике продолжают выделяться (за 5 месяцев субъектам хозяйствования – Br 4,2 трлн и $1 250 млн и физлицам – Br 1,5 трлн), особенно с марта месяца. Вот только субъекты хозяйствования, в основном (почти 80% в рублях и в валюте), берут кредиты на срок до 1 года. Кредиты на такой срок – это возможно для торговли, сферы услуг и "перекрыться" на время. О каких-либо серьезных проектах и инвестициях говорить просто не приходится.
 
Тем более что на срок более года рублевые кредиты выдаются, в основном, физлицам на льготное строительство жилья под низкую процентную ставку (около половины всех выданных кредитов под ставку около 10%) и госпредприятиям (сельхозпредприятиям) под ½ ставки рефинансирования, что совсем не радует, так как опыт предыдущих лет показывает, что такие кредиты, как правило, пролонгируются или просто списываются. То есть такие кредиты становятся не инвестициями "в будущее", а грузом из "прошлого".
 
Начатая в конце 2011 года цепочка "перетока" валюты от населения к Нацбанку через кредитование субъектов хозяйствования, в апреле-мае 2012 года продолжилась, только конечной точкой стал не рост депозитов Нацбанка у нерезидентов, а возврат валюты от Нацбанка белорусским комбанкам около $500 млн и увеличение объема ЗВР.
 
Правда, с 1 июля у неэкспортеров могут возникнуть проблемы с получением валютных кредитов, так как отсутствие (недостаточность) поступлений в иностранной валюте для своевременного и полного погашения задолженности в иностранной валюте будет считаться негативной информацией о должнике.
 
Дополнительным источником валюты для экономики Беларуси стал рост чистой продажи валюты населением. По признаниям посла Беларуси в России там официально находится около 800 тыс. граждан Беларуси (реально больше). Если даже только половина из них ежемесячно передает в Беларусь хотя бы $500, то в месяц это составляет $400 млн.
 
То есть источники притока валюты в страну есть, и будут только расти: за 2011 год количество занятых в экономике Беларуси сократилось более чем на 100 тыс. человек, и, скорее всего, эти люди отправились на заработки. Поступление валюты по этой статье теперь учитывается во внешней торговле как экспорт.
 
Попробуем оценить изменения в текущем валютном балансе Беларуси (субъектов хозяйствования и физлиц) до конца 2012 года.
 
В январе-апреле субъекты хозяйствования брали валютные кредиты ($250-300 млн в месяц), так как они экономически выгоднее, и продавали большую часть полученной валюты через биржу, чтобы получить белорусские рубля для оборота (пока процентная ставка по рублевым кредитам не опустится до 20-25%, валютные кредиты будут экономически целесообразнее рублевых).
 
Существенный рост курса белорусского рубля к доллару США несколько охладил их пыл, правда и существенного роста рублевых кредитов не произошло. В результате чистая продажа валюты резидентами на бирже заметно сократилась (с 335 млн в апреле до $61 млн в мае). При этом начался активный вывод рублевых депозитов в валюту со стороны нерезидентов (150 млн в мае). Планируется, что еще столько же будет выведено в июне.
 
В июне эта тенденция продолжилась. И если в мае "в ноль" удалось выйти за счет первой половины месяца, то в июне это сделать будет намного сложнее. А начиная с июля, когда начнется законодательное усложнение выдачи валютных кредитов, их объем для субъектов хозяйствования с последующей их продажей на бирже сократится до $100-150 млн в месяц. При этом после снижения процентных ставок до 20-25% по рублевым кредитам начнется дополнительный обратный спрос на валюту со стороны субъектов хозяйствования где-то на этом же уровне.
 
Дополнительный спрос на валюту создадут субъекты хозяйствования, которых уже не устраивает ставка по депозитам менее 25% годовых, и которые вернутся к своей хозяйственной деятельности. Этот спрос можно оценить в $50-100 млн в месяц (всего на срочных депозитах находится Br16 трлн, и с начала года эти цифры почти не менялись, то есть рассчитывать на резкий "переход" этих средств в оборотный капитал не приходится).
 
Чистая продажа валюты населением составляла $150-200 млн в месяц. Но, начиная с конца мая, население также начало "фиксировать" свои "инвестиции" в рублевые депозиты и переводить их в валюту (чистая продажа сократилась с $210 млн в апреле до 123 млн в мае).
 
В июне эта тенденция продолжится, то есть можно ожидать, что покупка-продажа валюты населением уравновесится. Всего таких «инвестиционных» рублевых депозитов на $400 млн (увеличение за декабрь-март), и их вывод будет постепенно осуществляться до конца лета.
 
Так как Нацбанк в апреле предусмотрительно создал условия для снижения процентных ставок по валютным депозитам для физлиц, существенного "перетока" остальной части рублевых депозитов в валютные пока ожидать не стоит: 40-45% годовых означает 3,5-4% в месяц, поэтому даже рост курса доллара США на 200-250 рублей (2,5-3%) в месяц сохраняет привлекательность рублевых депозитов.
 
Эта опасность возникнет к сентябрю-октябрю, когда ставка рефинансирования опустится до 25-28%. В этом случае рост курса доллара США на 2% в месяц становится сравнимым с доходом по рублевым депозитам, поэтому и начнется "перевод" рублевых депозитов в валютные (около $100-150 млн в месяц). Существенного "выноса" денег из банковской системы ожидать не стоит, так как ситуация пока вполне стабильная.
 
В мае-августе добавится дополнительный спрос на валюту со стороны населения для отдыха за границей в размере $20-50 млн в месяц.
 
Также дополнительный спрос на валюту (при сохранении тенденции роста заработных плат в долларовом эквиваленте) составит рост потребительского импорта – от $50 млн в месяц в мае-июне до 100 млн в месяц к концу года.
 
Таким образом, по рассматриваемому сегменту рынка с мая и до конца года общий баланс будет отрицательным и составит около $500 млн. Существенным минусом остается значительный объем выплат по внешнему госдолгу ($1,5 млрд до конца года). Но часть этой суммы будет компенсирована кредитом ЕАБР (половину уже выделили, а вторую, думается, что со "скрипом", но получим в обмен на приватизацию).
 
Плюс к этому не надо забывать и о тех $1,5 млрд, которые Нацбанк скупил за последние полгода и разместил у нерезидентов. К тому же объявлено, что кредит в $1 млрд под залог акций Нафтана решено не возвращать, а пролонгировать.
 
Рост курса доллара США к белорусскому рубля в мае месяце объясняется его укреплением к двум другим валютам, входящим в корзину: евро и российскому рублю. За май месяц доллар укрепился к евро на 6%, а к российскому рублю – на 12%. При этом к белорусскому рублю доллар США укрепился "всего" на 4,5%. Соответственно, нет ничего удивительного в том, что курс белорусского рубля к корзине валют за этот же период уменьшился на 1,6%.
 
Учитывая, что импорт и нефтяные трансферты привязаны, в основном к доллару США, а платежи за экспортированные товары на 60% состоят из евро и российских рублей, то, девальвировав белорусский рубль на 4,5%, можно хотя бы частично компенсировать экспортерам потери от девальвации евро и российского рубля по отношению к доллару США.
 
Чисто экономически нужно было бы девальвировать белорусский рубль еще больше, но следствием этого могли бы стать значительный отток рублевых депозитов с конвертацией их в валюту и рост инфляции, что совершенно не приемлемо в нынешних условиях.
 
После того, как ситуация на внешних рынках более-менее успокоилась, евро, российский рубль и, соответственно, белорусский рубль частично отыграли свои позиции.
 
Курс доллара США вряд ли превысит Br8 600–8 700 к сентябрю месяцу и Br9 000–9 200 к концу года, так как рост курса более 10-15% создаст серьезные проблемы для достижения уровня заработных плат в $500 и существенно скажется на инфляции из-за сильной зависимости белорусской экономики от импорта.
 
Поэтому девальвация белорусского рубля к доллару США будет управляемая, позволяющая попытаться сохранить ресурсную базу в банках и обеспечить рост ВВП и другие прогнозные параметры.
 
В случае же постоянного роста курса доллара США более 2,5% в месяц ставка рефинансирования вряд ли будет уменьшаться, поэтому нынешний валютный баланс сохранится (рассматривается период только до конца 2012 года).
 
Подводя итоги, можно сказать, что сохранить нынешний status quo до конца года вполне возможен, но это будет не "задел в будущее", а очередное "перекладывание" накопившихся проблем на будущее.
14:57 13/07/2012




Loading...
ссылки по теме
Экономика Беларуси впадает в рецессию
Экономические показатели Беларуси одни из худших в СНГ
Белстат: В августе ухудшились практически все экономические показатели


загружаются комментарии