Чем безработица отличается от незанятости

В отличие от сверхуспешной борьбы с безработицей,  официальная незанятость не поддается достоверному учету, контролю и искоренению.  Не единожды чиновники ставили своей целью наведения порядка в этом вопросе, и всякий раз затея проваливалась.

Последним в этом списке стал нынешний премьер Михаил Мясникович, который на днях озаботился фиктивной занятостью и иными проблемами рынка труда, о состоянии которого мы обычно слышим только хорошее или очень хорошее. Та же проблема безработицы, которая у нас традиционно рассматривается только как официально регистрируемая. Здесь все не так, как в остальном мире, здесь все проще и лучше, пишет на сайте "Белорусский трибунал" Константин Скуратович.
 
Возьмем для сравнения такую примитивную в социальном плане организациию, как стадо тараканов. Для определния его численности, какую бы методу мы не избрали, придется считать: по усам ли, по головам ли, по ногам ли, по хвостам ли... Причем считать на бегу, ибо  тараканье стадо пребывает в состоянии непрерывного движения в поисках тепла и корма.
 
Так вот. В отличие от этих несознательных особей официальные безработные, можно сказать, считают себя сами. Ведь им для получения статуса надо придти в отделение государственной службы и зарегистрироваться под соответствующим номером. А введенные в базу показатели по воле компьютера группируются по всяким качественным и количественным признакам, отчего сразу возникает полная картина, отражаемая Белстатом. От него мы узнаем, например, что количество официальных безработных на конец июня текущего года составило 27,9 тыс, человек (0,6% экономически активного населения) и сократилось против конца июня прошлго года на 8,9 тысячи. На одну заявленную вакансию приходится 0,4 безработных,  или 2,5 свободных рабочих места на одного претендента. То есть конкуренции на ранке труда, по большому счету нет, каждый, кто способен что-то делать, может хоть завтра выйти на работу.
 
Однако в жизни все не так. За пять месяцев с организаций и предприятияй уволено 348, а принято на работу всего 304 тыс. человек. Соотношение принятых и уволенных составило 87,2%. За 5 месяцев 2011 году, когда процесс "исхода" работников из экономики Беларуси стал вполне определенным, коээфициент замещания составлял 95,4%, что вполне походило на сокращение кадров в связи с наступающим кризисом.  Это можно было трактовать как государственную политику, направленную на оздровление предприятий: люди предпенсионного возраста раньше уходят на пенсии, к ним применяются гарантии, предусмотренные страхованием по безработице и тому подобное. А оставшиеся на производстве коллеги получают возможность за счет сокращения занятости поддерживать максимально высокий из возможных уровень оплаты труда.
 
На самом же деле ничего этого нет. В структуре уволенных преобладают покинувшие работу "по собственному желанию" (в основном неудовлетворенные условиями и оплатой труда). Второй по величине группой (6,9%) являются уволенные администрацией за прогулы и нарушения производственной дисциплины (вот вам и воспитательное воздействие всеобщего применения контрактной системы), а по сокращению кадров, штатов, ликвидации предприятий (причинам, которые можно отнести на счет если не реформ, то рационализации производства)  уволена группа в 1% от общей численности.
 
То есть экономика за 5 месяцев потеряла 44 тыс. человек, или 13% общей численности работников. Причем, в промышленности количество занятых уменьшилось на 16%, в строительстве – почти на 30%, в образовании – почти на 40%(!).  В то же время, численность официальных безработных не только не возросла, но уменьшилась  по сравнению с июнем 2011 года на 2,7 тыс. человек.  Таким образом, можно вполне определенно сказать, что лишь часть уволенных ищет себе новую работу с помощью службы занятости,  остальные обходтся без ее посредничества и ищут работу самостоятельно. В Беларуси или за рубежом. Если численность первых можно определить достаточно точно, то количество “отъезжантов” практически не поддается подсчету. Строители обычно уезжают в Россию на выполнение аккордных работ (раньше говорили, на шабашку) или трудятся вахтовым методом. Жители приграничных районов и городов, расположенных у железных и шоссейных дорог, превратились в типичных "маятниковых мигрантов" – они утром уезжают на работу, вечером возвращаются.
 
По оценке российской стороны, количество "гастарбайтеров" из Беларуси достигает 700-800 тысяч. Более точный учет затруднен стихиями, определяющими общее нерегулярное состояние экономики соседней страны, ее рынка труда и, скажем так, практики применения административного регламента. Белорусскими экспертами называются разные цифры в зависимости от того, каких нынче веяний придерживается высокое начальство. В 2006 году, когда Лукашенко требовал выявить каждого трудового мигранта и заставить платить налоги, их общая численность оценивалась МВД в миллион человек.
 
Как показали расчеты автора, в то время численность официально незанятого населения, рассчитываемая как разница между численностью населения  в трудоспособном возрасте и численностью занятых (включая работающих лиц в нетрудоспособном возрасте) и зарегистрированных безработных составляла 1,57 млн. человек.
 
В эту категорию включались численность учащихся в возрасте 16 лет и страше, работников, находящихся в отпуске по беременности и родам, по уходу за ребенком, лица, получающие пособия по уходу за инвалидами, престарелыми, неработающие инвалиды в трудоспособном возрасте, домохозяйки, лица, занятые в неформальном секторе и другие.
 
С количеством декретниц и учащихся опеределиться достаточно легко. В год в Беларуси рождается в среднем примерно 90-100 тыс. младенцев, и поэтому примерно такое же количество женщни в каждый кокнкретный момент пребывает в отпуске по уходу за ребенком, количество учащихся-выпускников СШ, ПТУ и ССУЗов составляет примерно 150 тыс, получается около 250 тыс. человек. Неработающих инвалидов в трудоспособном возрасте и ли по уходу за престарелыми и инвалидами не может быть очень много. Во всяком случае, не более 50 тыс. человек. Таким образом, численность официально неучтенных лиц, занятых, как считают статистики, в "неформальном секторе"составляла порядка 1.200-1.300 тыс. человек.
 
Таким образом, около 30% от количество официально занятых в экономике, официальной занятости не имели. Учитывая большую инерционность демографического и социально-экономического процессов, можно утверждать, что примерно такое же соотношение сохраняется по сей день.  Поскольку численность официально занятых в экономике в настоящее время составляет примерно 4,6 млн. человек, то человечесий потенциал “неформальной занятости” достигает 1,3-1,4 млн. человек.
 
Среди них и бомжи, и зэки, и мигранты, и лица, не имеющие регулярной занятости, и ремесленники без патентов, и труженики теневого бизнеса и нелегальные гастарбайтеры. При таком пестром разнообразии характеристик их (почти всех)  объединяет одна общая черта – фактически полной осутствие экономических отношений с государством.
 
В 2006 году, как указывалось выше,  Лукашенко потребовал поставить их всех на учет, и, если надо, лишить злостных неплательщиков социальных льгот в настоящем и будущем. Фактически повторил известный сталинский приказ, предусматривающий репрессии в отношении семей дезертиров. Но намерения оказались неосуществленными. Ибо признать наличие такого количество социальных аутсайдеров, с одной стороны, и (возможно большего количество политических “пофигистов), с другой, означало бы подорвать идеологическую основу созданного Лукашенко государства. А если еще провести и новое “раскулачивание”, то вообще можно было остаться без подданных.
 
Поэтому шум постарались приглушить, озвученную инициативу замолчать, а сама проблема впоминалась только в связи, допустим, с исходом строителей с великих белорусских строек. После этого кто-нибудь из министров заявлял о необходимости повышения им зарплаты.
 
А между тем, проблема официальной незанятости существовала, и, как свидетельствует заявление Мясниковича, даже обострялась.  В 2007 году в малых и средних городах числилось 11 тысяч официальных безработных и 283 тысячи “официально незанятых”. Иными словами, проблема официальной безработицы власти посчитали практически решенной – обществу они предложили версию о фактической ликвидации безработицы и оно с этим согласилось – не работает тот, кто не хочет работать. Но в  целом на 1 официального безработного по Беларуси приходилось 36 официально незанятых: в Минске – 50 официально незанятых на 1 официального безработного, а в поселке Городище Барановичского района – 180, а в Большевике Гомельского района – 427. Это в среднем. Но в поселке Езерище Городокского района на 1 (!) официально зарегистрированного выходило 401 официально незанятый.
 
То есть,  из четырех сотен людей, официально не имеющих работы, только 1 обратился за помощью к официальной инстанции – государственной службе занятости.
 
Разумеется, большинство из них не были ни "подснежниками" ни тунеядцами – каждый каким-то образом где-то работал, разорвав экономические отношения с государством, которое его попросту "пробросило".
 
"Пробросило" в первый же день своего существования. И с тех пор «"пробрасывает" с завидной регулярностью. С особым цинизмом -- в прошлом году, лишив местное население половины реальных заработков. Зато реальные доходы семей лиц, зарабатывающих валюту за рубежом, многократно выросли. Нет ничего удивительного в том, что около 400 тысяч человек (по оценке Мясниковича) нигде не учатся и не работают, но на самом деле "…конечно, работают, но подоходный налог не платят, отчисления в пенсионный фонд не делают, а всеми социальными благами – пользуются, как и все. На пенсию рассчитывают. За счет кого? За счет тех, кто работает у станка, в поле, трудится в школе, в больнице".
 
Как утверждает статистика, больше всего не хотят трудиться именно в школе, на стройке и у станка. Но не от того бегут, что не хотят работать, а от того, что не могут зарабатывать. Бегут туда, где заработать могут. И присылают в  страну валюту. В общем, содействуют стабилизации ее финансовой системы. Совершенно безвозмездно оказывает ей услугу, совершенно ею незаслуженную.
 
В этой связи премьеру надлежало бы не проповедями заниматься, а создавать эффективную экономику. И тогда к нам бы люди потянулись, а не от нас сбегали.
14:48 17/08/2012




Loading...
ссылки по теме
Безработица в еврозоне упала до семилетнего минимума
Почти половина вакансий в Беларуси с зарплатой на уровне минимальной
Работы нет: жители провинции спасаются от безработицы в Минске


загружаются комментарии