Нефтяное принуждение Кремля 6

Не имея иных возможностей хоть как-то повлиять на строптивого партнера, Россия опять взялась за нефтяной рычаг. Но это, скорее, не повод для очередной нефтяной войны, а красноречивый сигнал партнеру быть посговорчивее.

Нефтяное принуждение Кремля
По сообщению компании "Транснефть", поставки нефти из России в Беларусь в IV квартале 2012 г. снижаются на 1,3 млн. тонн. по сравнению с III кварталом. О том, чем объясняется такой шаг и какой эффект окажет эта мера на белорусскую нефтепереработку и внешнюю торговлю нефтепродуктами на сайте "Наше мнение" пишет Татьяна Маненок.
 
Россия в IV квартале этого года снижает поставки нефти в Беларусь на 1,3-1,4 млн. тонн, что на 26% ниже объемов, предусмотренных согласованным с Россией балансом на текущий год. Причиной неожиданного нефтяного "секвестра" мог стать "растворительный" бизнес, из-за которого российский бюджет потерял, по неофициальным оценкам, в 2 млрд. USD.
 
Правда, публично претензий к Беларуси в отношении сомнительного бизнеса Россия не предъявила и никакого счета официально так не выставила. Даже решение о прекращении поставок в Беларусь нафты – сырья для производства растворителей, разбавителей и материалов смазочных – в России было принято негласно. Как отмечали источники в РФ, российские компании «добровольно» ограничили поставки нафты в Беларусь.
 
Однако чтобы полностью ликвидировать "растворительный" бизнес в Таможенном союзе, решение нужно формализовать – то есть, внести соответствующие изменения в действующие соглашения в рамках ЕЭП. В одностороннем порядке сделать это Россия не может, ибо условия поставок в Беларусь нефти и нефтепродуктов регулируются соглашениями, подписанными в рамках создания ЕЭП. Поэтому российские чиновники вынуждены были обратиться в наднациональный орган Таможенного союза – Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК). Они предложили комиссии рассмотреть комплекс мер, которые должны не только полностью ликвидировать "растворительный" бизнеса в рамках Таможенного союза, но и прикрыть все известные на сегодняшний день возможности для использования российского сырья в сомнительных бизнес-схемах.
 
Для этого российская сторона предложила внести изменения в ТН ВЭД. Смысл их в том, что в результате различные смеси нефтепродуктов со спиртом, из которых получались растворители и разбавители, смазочные материалы, должны классифицироваться как нефтепродукты (код ТН ВЭД ТС 2710). Соответственно, для такой продукции появится и пошлина – аналогичная как и для нефтепродуктов.
 
Помимо этого, перечень товаров, запрещенных к помещению под таможенную процедуру переработки, российская сторона предложила дополнить следующими товарами: спирты ациклические и их галогенизированные, сульфированные, нитрированные или нитрозированные производные; биодизель и его смеси, не содержащие или содержащие менее 70% массы нефти или нефтепродуктов, полученных из битуминозных пород.
 
Наконец, российские чиновники предложили также внести коррективы в Таможенный Кодекс ТС: в частности, внести дополнения в статью 239. В них говорится, что при совершении операций по переработке иностранных товаров допускается использование товаров ТС, за исключением товаров, облагаемых вывозными таможенными пошлинами хотя бы в одном государстве-члене ТС.
 
Это означает, что нафту (прямогонный бензин) нельзя будет включить в режим переработки и получить из него товар, необлагаемый пошлиной. Таким образом, нет сомнений в том, что Россия хочет закрыть все "щели" для недобросовестного нефтяного бизнеса.
 
Прекращение растворительного бизнеса (отметим, что поставки российской нафты в Беларусь были прекращены во второй половине июля и, как недавно признался белорусский премьер Михаил Мясникович, 4 августа из Беларуси "ушла последняя железнодорожная цистерна с этими так называемыми растворителями") уже в июле обернулась для Беларуси резким снижением профицита внешней торговли товарами – примерно в 18,5 раза.
 
Профицит внешней торговли товарами в Беларуси в июле составил лишь 23,8 млн. USD против 430,8 млн. USD в июне. Следует ожидать, что в последующем эти показатели ухудшаться, поскольку Россия намерена прикрыть не только "растворительный", но и "биодизельный" бизнес.
 
Несмотря на это, трудно было предположить, что официальный Минск резко воспротивится российским предложениям, учитывая слишком очевидную подоплеку "растворительных» схем. Тем более, что решение о приостановке сомнительного бизнесе в Беларуси было принято, как недавно сообщил М. Мясникович, «на уровне президента Беларуси". "Если у наших стратегических партнеров есть сомнения, не надо нас подозревать в недобросовестных отношениях, мы прекращаем эту работу. Мы взяли такие обязательства и выполняем их", – заявил Мясникович.
 
Однако, по неофициальным данным, рассмотрение российских предложений в ЕЭК Беларусь все же заблокировала. Процедура голосования в ЕЭК позволяет это сделать. Ведь все решения в ЕЭК принимаются на основании голосования членов совета или членов коллегии в порядке: "один член коллегии – один голос" или "один член совета – один голос".
 
Можно предположить, что возражения белорусской стороны могли вызвать прежде всего предложения РФ внести дополнения в статью 239 Таможенного Кодекса ТС, в соответствии с которыми прямогонный бензин нельзя будет включить в режим переработки и получить из него товар, необлагаемый пошлиной. Поскольку Беларусь импортирует прямогонный бензин для нужд отечественной нефтехимии, белорусская сторона могла заявить, что данное предложение нарушает подписанные ранее соглашение о беспошлинных поставках нефтепродуктов в рамках ЕЭП. Тем более, что это решение может существенным образом ухудшить позиции Мозырского НПЗ. В конце этого года после ввода в эксплутацию установки изомеризации Мозырский НПЗ намерен отказаться от производства от прямоногонного бензина, который он сейчас направляет на ОАО "Полимир". С вводом установки изомеризации на Мозырском НПЗ примерно 100 тысяч тонн прямогонного бензина "Полимиру" придется импортировать, поскольку ОАО "Нафтан" не сможет полностью обеспечить потребности этого нефтехимического предприятия в данном сырье.
 
Аргументы белорусской стороны по этому вопросу косвенным образом недавно частично изложил белорусский премьер. Прежде всего он подчеркнул, что белорусская сторона не нарушила ни одного положения единого Таможенного кодекса Таможенного союза. "Сказали, что, если у вас есть сомнения, давайте думать, может быть, вводить пошлины. Но нельзя запретить вид деятельности, потому что у кого-то возникают сомнения. Если считается, что беспошлинная продажа наносит какой-то экономический ущерб или это упущенная выгода для какой-то стороны, то давайте будем смотреть, может быть, квоты, пошлины вводить...", – сказал Мясникович. Белорусский премьер немного лукавит, потому как не может не знать, что в рамках ЕЭП квоты и пошлины вводить нельзя. По сути такой подход мог бы завести тему "растворительного" бизнеса в тупик, в то время правительство России, похоже, пытается его решительно искоренить.
 
Обратим внимание, что возникший конфликт внутри ЕЭП пока официально не прокомментировала ни одна из сторон. Вероятно, выносить сор из избы нового интеграционного объединения партнеры по "тройке" не хотят.
 
Не имея иных возможностей хоть как-то повлиять на строптивого партнера, Россия опять взялась за нефтяной рычаг. Но это, скорее, не повод для очередной нефтяной войны, а красноречивый сигнал партнеру быть посговорчивее в важном для России вопросе. Ведь, надо понимать, что Россия, снижая поставки нефти в Беларусь, затрагивает таким образом и интересы российских компаний, которые сейчас перерабатывают до 50% нефти на давальческих условий, имеют свои планы по экспорту нефтепродуктов, корректировка которых на финише года нежелательна.
 
Нефтяной "секвестр" означает, что Беларуси придется снизить экспорт нефтепродуктов в IV квартале примерно на 30%. Прекращение "растворительного" бизнеса вкупе со значительным сокращением объемов переработки нефти обернется на финише года для белорусского бюджета серьезными финансовыми потерями, что может отразиться на состоянии валютного рынка. Конечно, у белорусских НПЗ есть возможность импортировать нефть по железной дороге (балансом на 2012 год предусмотрена возможность в случае необходимости импорта 2 млн. т нефти, однако этот вариант нежелателен), но логистика таких поставок значительно дороже, что в значительной степени снижает эффективность данного бизнеса.
 
Кроме того, для компенсации потерь от снижения импорта российской нефти Беларусь могла свою нефть поставлять не на экспорт, а на переработку на отечественные НПЗ. Однако этот вариант практически исключен – ведь в таком случае Беларусь не только лишается валюты от продажи этого ликвидного товара (более 100 млн. USD в месяц), но обязана будет уплатить экспортные пошлины в российский бюджет, что для нее абсолютно невыгодно.
 
Если же этот вопрос, учитывая особую значимость этой темы для Беларуси, не удастся урегулировать на уровне ЕЭК, то его придется выносить на рассмотрение Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств. Отметим, что по настоянию белорусской стороны договором о ЕЭК предусмотрена возможность вынесения чувствительных вопросов на более высокий уровень, вплоть до Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств. Впрочем, там тоже решения принимаются консенсусом.
 
И все же официальному Минску уже скоро придется принимать решение по столь неприятному для нее вопросу. В ближайшее время Беларусь начнет переговоры по 4-му траншу кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс на сумму 440 млн. USD, который планирует получить нынешней осенью. Однако вряд ли она может рассчитывать на эти деньги без решения нефтяного вопроса в нужном для России ключе.
11:03 26/09/2012




Loading...
ссылки по теме
Российских нефтяников заподозрили в поставках новых "растворителей" в Беларусь
Белорусские олигархи Шакутин и Олексин заливают Украину российским дизелем
Беларусь больше не сможет заниматься контрабандой растворителей


загружаются комментарии