Для Беларуси нет альтернативы российской нефти

Расцветший в Беларуси "разбавительный" бизнес и затянувшийся спор по его окончательной ликвидации (что для профильных российских чиновников, похоже, является делом профессиональной чести) спровоцировал российскую сторону снова взяться за нефтяной рычаг. Правда, на этот раз нефтяное давление в публичный скандал не переросло – вероятно, инициаторы евразийской интеграции не могли допустить такого скандала на старте стратегического проекта.

Тем не менее, снижение поставок российской нефти в Беларусь в IV квартале на 1,3 млн. т (26%) вынудило белорусские НПЗ снизить в октябре переработку примерно на 20-25%, пишет на сайте "Наше мнение" экономист Татьяна Маненок.
 
 Это потянуло за собой шлейф проблем для отечественной нефтехимии. От снижения поставок нефти пострадали не только белорусские НПЗ, но и другие предприятия, работающие с нефтяным сырьем, в том числе производители химволокна, ОАО "Гродно Азот", признал в начале ноября первый вице-премьер Владимир Семашко на заседании Совмина.
 
Казалось бы, если нефтяной секвестр аукнулся такими серьезными проблемами для предприятий нефтехимии, почему бы не заменить российскую нефть альтернативной? Тем более, еще недавно белорусские власти заявляли: в этом году от поставок альтернативной нефти они отказались исходя из экономических соображений, но если потребуется, то проблем не будет: ведь новые нефтяные коридоры уже апробированы.
 
В таком случае, почему бы хотя бы на время спора не воспользоваться одним из них? Тем более, что сейчас Беларусь находится в Едином экономическом пространстве с еще одной крупной нефтедобывающей державой – Казахстаном. Ключевой принцип, который закладывался при формировании ЕЭП, – свободное движение капитала, товара, услуг, рабочей силы.
 
Не раньше 2015 года
 
Но хотя ЕЭП и стартовало с 1 января 2012 года, основополагающие принципы нового интеграционного объединения еще не заработали. И по этой причине казахстанская нефть попасть на белорусские НПЗ пока не может.
 
"Это вопрос, который очень интересует обе стороны. Но, не имея общих границ, мы эти вопросы решаем с третьей стороной – с Российской Федерацией. Там трубопроводы "Транснефти". Переговорный процесс продолжается", – пояснил ситуацию посол Казахстана в Беларуси Ергали Булегенов. По словам посла, переговоры продолжаются в разных двусторонних форматах. С одной стороны, инициируем эти переговоры Казахстан, а с другой – Беларусь. Но, как было сказано, эти вопросы не сегодняшнего дня. "Думаю, они найдут свое решение уже к созданию Евразийского экономического союза, когда к 2015 году договорная база пополнится пятьюдесятью документами", – считает Булегенов.
 
Беларусь и Казахстан разработали межправительственное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов в Беларусь. Проект этого документа обсуждался на заседании белорусско-казахстанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в сентябре 2012 года.
 
"Документ достаточно сложный, потому что это соглашение должна завизировать и российская сторона, ведь транспортировка нефти будет идти по российской трубе", – заявил в этой связи посол Беларуси в Казахстане Валерий Брылев.
 
Минское "окно в мир" для Казахстана
 
Белорусская сторона давно пытается привлечь казахстанскую нефть на свои заводы. Однако раньше покупать нефть в Казахстане было невыгодно не только по причине сложного доступа в российскую "трубу", но и из-за высокой цены, поскольку она включала экспортную пошлину.
 
Поэтому Беларусь предлагала казахстанским компаниям другой вариант сотрудничества: часть нефти, которую они прокачивали транзитом по белорусской трубе, перерабатывать на белорусских НПЗ и затем экспортировать нефтепродукты. Учитывая технический уровень белорусских НПЗ и близость к европейским рынкам эта схема могла заинтересовать казахстанских нефтяников.
 
Белорусская сторона готова была даже разрешить казахстанским компаниям 100-процентный вывоз нефтепродуктов на экспорт, хотя другие поставщики нефти были обязаны около половины (в зависимости от сезона) нефтепродуктов, произведенных на белорусских НПЗ, поставить на белорусский рынок.
 
Интерес Беларуси к казахстанской нефти подстегнули более жесткие условия импорта российской нефти в 2010 году. В 2010 году Россия ограничила поставки беспошлинной нефти в Беларусь объемом 6,3 млн. т. Однако притянуть казахстанскую, не имея разрешения от России на доступ к российской "трубе" было невозможно, а по железной дороге – не навозишься: слишком дорого.
 
Зато в 2010 году белорусская сторона наладила поставки в страну казахстанского углеводородного сырья, что позволило увеличить загрузку НПЗ. В 2010 году экспортная пошлина на мазут в Казахстане составляла 45 USD/т, в то время как в РФ в то время она достигала 103 USD/т.
 
Премьер-министр Беларусь Сергей Сидорский в ходе посещения "Нафтана" в июне 2010 года поставил задачу в кратчайший срок в 3 раза увеличить возможности железнодорожных эстакад по сливу углеводородного сырья в объеме до 100 тыс. т в месяц для загрузки вторичных процессов нефтепереработки на каждом НПЗ.
 
С учетом новых условий импорта российской нефти для белорусских НПЗ выгоднее сегодня импортировать альтернативное углеводородное сырье, в том числе вакуумный газойль, малосернистый мазут и т. д., и загружать им вторичные процессы переработки. В любом случае это было более эффективно, чем закупать российскую нефть с полной уплатой таможенной пошлины.  Поэтому правительство и требовало увеличить переработку альтернативного нефтяного сырья.
 
В частности, Мозырский НПЗ закупал мазут в Казахстане и направлял его на дальнейшую переработку для загрузки комплекса каталитического крекинга с целью получить продукцию с более высокой добавленной стоимостью. В результате в 2010 году из Казахстана на белорусские НПЗ было поставлено более 650 тыс. т углеводородного сырья на 314,5 млн. USD. Кроме того, в Казахстане было закуплено небольшое количество нефти (около 10 тыс. т), которая была поставлена в Беларусь по железной дороге.
 
В начале 2011 года Белорусская железная дорога установила льготные тарифы на ввоз в Беларусь нефти и нефтепродуктов из Казахстана и вывоз нефтепродуктов, выработанных из казахстанского сырья. Но после того, как Беларусь и Россия уладили вопросы с поставками нефти, казахстанское сырье оказалось в Беларуси невостребованным. В 2011 году было ввезено всего лишь 54,7 тыс. т, – с мая 2011 года Беларусь перестала импортировать казахстанские нефтепродукты.
 
Казахстанская нефть выгоднее российской, но кто же ее пустит?
 
При создании ЕЭП белорусская сторона увидела в казахстанской нефти возможность для реальной диверсификации поставок нефти в страну, учитывая, что в новом интеграционном объединении это будут беспошлинные поставки и не будет ограничений с доступом в российскую трубу.
 
Соглашение о единых принципах и правилах регулирования деятельности естественных монополий в Таможенном союзе, которое было подписано в декабре 2010 года, предусматривает возможность взаимного доступа к услугам субъектов естественных монополий и распространяется на нефтяную, газовую отрасль и железнодорожный транспорт.
 
В связи с этим председатель концерна "Белнефтехим" Игорь Жилин весной 2011 года в Астане заявил, что при равном доступе к транспортным системам в Таможенном союзе Беларуси будет более выгодно покупать казахстанскую нефть, чем российскую, исходя из более оптимальной логистики – маршрут ее доставки короче, а значит, ниже расходы на транспортировку.
 
"Для Казахстана это как окно в мир, – заявил в этой связи А. Лукашенко во время визита в Астану в 2010 году. – Потому что в течение 2-3 лет вы произведете в 2 раза больше нефти. А куда девать, куда ее впихнешь? Трубы же есть через Россию, нам в Беларуси нужна нефть. Но Россия квоту установила: 2-3 млн. тонн прокачки в год (не знаю, сколько сейчас), и все. А мы можем переработать 22 млн. тонн! И мы бы хотели, чтобы в Беларуси Россия конкурировала с Казахстаном. Кто нам лучшие условия предложит, с тем мы и будем сотрудничать".
 
Однако пока Беларусь и Казахстан не подписали межправительственное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов в Беларусь (а без согласия России такое соглашение не заработает), казахстанская нефть на белорусские НПЗ не потечет.
 
И далеко не факт, что это станет возможным и через 3 года, когда, как продекларировано, будет создан Евразийский экономический союз.
 
Отметим, что в декабре 2011 года Беларусь и Россия подписали соглашение по условиям поставки российской нефти в Беларусь на ближайшие 4 года. Условия этих договоренностей, в соответствии с которыми около половину объемов импортируемой нефти из России перерабатывают российские компании, фактически привязывают Беларусь к безальтернативным российским поставкам. Причем, с 2012 года Россия согласилась увеличить на 3 млн. т поставки нефти в Беларусь по трубе (а это заметно оптимизирует цену поставок) и таким образом полностью загрузить своей нефтью белорусские НПЗ.
 
Неожиданный сбой с поставками российской нефти на финише 2012 года имеет своей целью прежде всего принудить белорусскую сторону поставить крест на "растворительном" бизнесе. Сами же российские компании, получившие с 2012 года достаточно привлекательные условия для давальческой переработки на белорусских НПЗ, терять такую возможность не хотят.
 
Тем не менее, эта ситуация красноречиво продемонстрировала абсолютную зависимость Беларуси от импорта российского сырья, хотя еще недавно белорусские власти пытались доказать обратное.
 
Беларусь по-прежнему не имеет альтернативы российской нефти, несмотря на уже апробированные маршруты поставок сырья из Азербайджана и Венесуэлы, а также создание Таможенного союза с участием крупной нефтяной страны – Казахстана.
12:35 15/11/2012




Loading...
ссылки по теме
Экспорт нефтепродуктов за год упал на 15%
Нефть снова дешевеет
Леонид Злотников: Беларусь ничего не получит от повышения цен на нефть


загружаются комментарии