Выполним план – ускорим кризис

Если оценивать социально-экономическую ситуацию в стране на текущий момент, то положение кажется достаточно стабильным: заработная плата растет, а потребительские цены по официальной статистике возросли "всего" на 21,8%. Тем не менее, рост денежной базы настораживает. И проблема не только в правильности исчисления динамики цен, а в проводимом смягчении денежно-кредитной политики Национального банка.

У сторонников вульгарного монетаризма есть наивное представление о возможности вполне успешного регулирования экономики исключительно денежно-кредитными методами. Однако практика опровергла эти иллюзии, пишет на сайте "Наше мнение" Александр Челин.
 
После почти трехкратной девальвации белорусского рубля Национальный банк попробовал ограничить инфляцию резким ужесточением монетарных методов регулирования, но он оказался бессилен. В 2011 году при приросте рублевой денежной массы (М2) всего на 61,4% прирост индекса потребительских цен составил 108,7%. Почему не сработали монетарные инструменты?
 
Дело в том, что снижение курса белорусского рубля автоматически привело к росту цен на импортные составляющие, входящие в цену белорусских товаров. Следом начали расти и цены на белорусские товары, произведенные из этого импорта. Для компенсации роста цен на предприятиях начали повышать своим работникам заработную плату. Началась так называемая "инфляция издержек", перед которой Национальный банк оказался практически бессилен.
 
Из-за сдерживания размера рублевой денежной массы ниже темпов роста цен на товары и услуги, снизилась обеспеченность экономики деньгами. Предприятия нашли выход, ускорив оборот находящихся в их распоряжении денег. Тем не менее, в реальном секторе экономики ощущался определенный дефицит денег. Тревогу забили и экспортеры: валютный жирок, накопленный после девальвации рубля за счет снижения цен за рубежом на белорусские товары, стал таять, и они снова стали нуждаться в льготном кредитовании. Жалобы же строителей начались сразу после сокращения льготного кредитования жилищного строительства.
 
Под давлением промышленного, аграрного и строительного лобби Национальный банк был вынужден смягчать свою денежно-кредитную политику, увеличивая кредитование экономики и снижая ставку рефинансирования. Хотя изменение ставки рефинансирования осуществлялось достаточно осторожно, тем не менее банки столкнулись с проблемой массового оттока рублевых депозитов и активной скупки иностранной валюты. Во избежание дефицита этой валюты, который мог привести к кризису, аналогичному шоку 2011 года, ставку рефинансирования пришлось заморозить. Это вызвало недовольство хозяйственников, надеявшихся на дешевые кредиты. Особо несогласно было строительное лобби, требовавшее возврата к благодатным для них временам массового льготного кредитования жилищного строительства. Их не смягчило даже выделение им из бюджета дополнительных денег.
 
Перечисленных мер оказалось недостаточно для белорусского реального сектора экономики. По итогам 2012 года промышленность обеспечила прирост ВВП всего на 1,8 процентных пункта, сельское хозяйство – на 0,5 п.п., а строительство "проело" ВВП на 0,6 п.п. В промышленности ситуация еще более обострилась в связи с поставленной задачей по модернизации отрасли. Сначала хотели модернизировать все предприятия, но денег оказалось недостаточно даже для обновления ведущих предприятий. Начался поиск дополнительных финансовых ресурсов.
 
Определенные надежды возлагались на привлечение прямых иностранных инвестиций. Но если они и поступали, то шли большей частью на строительство гостиниц и других объектов непроизводственной сферы. После национализации двух кондитерских фабрик надежды на массовое привлечение внешних инвестиций практически растаяли.
 
После ликвидации лазеек по переработке нефтепродуктов ожидать существенного увеличения внешнего спроса на белорусские товары и услуги в условиях мирового кризиса и вступления России в ВТО особенно не приходится. Новых схем по типу «растворителей» еще не придумали, а на российском рынке стала усиливаться конкуренция из-за появления на нем новых субъектов хозяйствования из третьих стран, стремящихся занять выгодное стратегическое положение в преддверии отмены повышенных защитных таможенных пошлин.
 
Осталось изыскивать внутренние резервы. Наиболее простой вариант заключается в стимулировании внутреннего спроса дополнительной эмиссией. Работавший ранее вице-премьером С.Н. Румас возражал против такого подхода и это явилось одной из причин его перевода в Банк развития. После его ухода началась подковерная борьба за освободившееся место между сторонниками сбалансированного развития экономики и апологетами роста ВВП любой ценой. Если бы победил сторонник проведения сбалансированной экономической политики с ограниченной денежной эмиссией, то страна сохраняла пусть и невысокие, но стабильные темпы экономического роста без серьезных финансовых потрясений достаточно длительный период времени. Победа же сторонников максимального наращивания ВВП создавало угрозы финансовой стабильности.
 
18 января 2013 года телевизионный канал ОНТ начал вечернюю новостную передачу сюжетом о необходимости активизации строительства жилья. С экрана телевизора представитель строительной отрасли прямо сказал, что снижение темпов жилищного строительства в кризисных условиях в ближайшее время будет компенсировано как укреплением собственной финансовой базы отрасли, так и за счет более широкого предоставления населению льготных кредитов. Поскольку телевидение у нас является инструментом проведения государственной политики, то сразу возник вопрос: Почему вдруг в умы населения стали внедрять идею увеличения жилищного строительства за счет льготных кредитов?
 
Через несколько минут стало ясно: на вакантную должность вице-премьера назначили П.П. Прокоповича  и сделали его ответственным как за обеспечение выполнения важнейших параметров прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь, так и за исполнение республиканского бюджета и осуществление мероприятий по модернизации белорусской экономики. Таким образом, Петр Петрович не только взял под контроль темпы роста ВВП и проведение мероприятий по техническому перевооружению основных отраслей национальной экономики, но и получил в свои руки важнейший финансовый инструмент для проведения этой работы – государственный бюджет. С высоты своего нового положения у него появились хорошие возможности для влияния и на денежно-кредитную политику Национального банка.
 
Зная склонность заслуженного строителя Беларуси П.П. Прокоповича к всесторонней поддержке любимой отрасли, а также его стремление максимально наращивать объемные показатели легко спрогнозировать высокую вероятность принуждения Национального банка к проведению эмиссионного кредитования реального сектора экономики. В результате задания по росту ВВП будут выполнены, но такая политика отрицательно скажется на темпах инфляции и курсе белорусского рубля. Это приведет к усилению разбалансированности экономики, и в перспективе возможно повторение серьезного финансово-экономического кризиса, который произошел в 2011 году. Конкретные сроки наступления такого шока прогнозировать сложно, поскольку неизвестна степень рвения сторонников стимулирования экономики лишними деньгами. Ведь всегда есть надежда, что прошедший кризис научил и их осторожности.
 
В такой ситуации для населения предпочтительна тактика хомяка, который сделал запас орехов и поэтому оптимизмом смотрит в будущее. Так и населению целесообразно запасаться валютой и наблюдать, как дополнительная эмиссия начнет расшатывать экономику, ведя ее к очередному кризису.
11:10 23/01/2013




Loading...
ссылки по теме
Эффект белорусского экономического чуда: вернулись в 91-й. Как жить дальше?
ВВП Беларуси упадет до 3% из-за недопоставок нефти из России
Белорусский ВВП снизился на 2,8%


загружаются комментарии