Дело "Мотовело": обвинение попросило для Муравьева 12 лет колонии 1

Близится к концу громкий процесс по делу «Мотовело». 5 января в суде завершились прения, и двое из трех обвиняемых, бывшие руководители ОАО «Мотовело» Казимир Мороз и Татьяна Луковец, выступили с последним словом.

Дело "Мотовело": обвинение попросило для Муравьева 12 лет колонии
В прениях гособвинитель Кристина Асрян попросила признать Муравьева виновным по всем составам преступлений, которые ему вменялись: мошенничество (ч. 4 ст. 209), хищение (ч. 4 ст. 210), уклонение от уплаты налогов (ч. 2 ст. 243), организация и пособничество в совершении преступлений (ст. 16). Асрян попросила для Муравьева 12 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Адвокаты бизнесмена обратили внимание, что почти по всем статьям (кроме 210-й) гособвинитель предложила максимально возможное наказание. Они, в свою очередь, попросили полностью оправдать своего подзащитного.

Бывшему директору «Мотовело» Казимиру Морозу, которого изначально обвиняли в хищении (ч. 4 ст. 210), переквалифицировали обвинение на злоупотребление властью или служебными полномочиями (ч. 3 ст. 424) по одному из двух эпизодов. Гособвинитель попросила применить к нему ст. 70 (Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление) и дать 5 лет «домашней химии» (ограничение свободы без направления в ИУОТ), а также конфисковать имущество.

Адвокат Мороза поблагодарил гособвинителя за гуманность («Не помню, чтобы обвинение взвешенно подошло к судьбе человека и предложило применить 70-ю статью»), но попросил суд полностью оправдать своего подзащитного.

С пособничества хищению на 424-ю статью переквалифицировали обвинение и Татьяне Луковец, экс-замдиректора по недвижимости «Мотовело». Кристина Асрян попросила для нее 5 лет колонии общего режима с конфискацией имущества.

Защита Луковец попросила переквалифицировать 424-ю статью на более мягкую 427-ю (Служебный подлог) и прекратить производство, поскольку сроки давности привлечения к уголовной ответственности истекли.

Также гособвинитель обратилась к суду с просьбой взыскать с обвиняемых ущерб на сумму 415 тысяч рублей.

В чем обвиняют фигурантов дела «Мотовело»

В уголовном деле 5 эпизодов. Первый и главный касается акций ОАО «Мотовело». В 2007 году их у государства купила австрийская фирма ATEC Holding, директором которой являлся Александр Муравьев. Инвестор взял на себя ряд обязательств, в том числе за 5 лет вложить не меньше 20 млн долларов в развитие предприятия. Из них меньше 12 миллионов, согласно бизнес-плану, должны были пойти на покупку оборудования.

Деньги поступили, но на станки «Мотовело» оговоренную сумму не потратило. Согласно обвинению, это значит, что инвестор не выполнил свои обязательства, ввел госорганы в заблуждение, в результате чего Муравьев незаконно завладел акциями «Мотове » на 97,7 миллиона рублей.

Также бизнесмену вменяют уклонение от уплаты налогов. Согласно обвинению, он создал фирму ATEC Trading, которая стала посредником в сделках «Мотовело» с поставщиками и таким образом позволяла уходить от налогов. Ущерб оценен в 69,6 тысячи рублей. Кроме того, бизнесмена обвиняют в том, что он помогал своему брату Сергею Муравьеву уклоняться от налогов при сделках ATEC Trading и СП ЗАО «РосинтехГрупп», в которой Сергей был директором.

По остальным эпизодам уголовного дела обвиняют не только Муравьева, но и бывших топ-менеджеров «Мотовело» — Казимира Мороза и Татьяну Луковец. Речь идет о двух договорах.
Первый договор, от 2013 года, предусматривает поставку 4 млн стеклянных банок на «Мотовело» от «МВЗ СпецАвто» — фирмы, также входившей в структуру ATEC. «Мотовело» перечислило «СпецАвто» 332 тысячи рублей, но товар не получило. Договор составила Луковец, подписал его Мороз, а Муравьеву обвинение приписывает организацию фиктивной сделки.

Второй договор ОАО «Мотовело» заключило в 2014 году с ИП Николайченко, которая занимала должность замдиректора по экономике и финансам. По версии следствия, Николайченко как ИП выполняла ту же работу, которую должна была делать как наемный работник «Мотовело». Из-за этого предприятие понесло ущерб на 82,8 тысячи рублей. Этот договор также подписал Казимир Мороз, а составлен он был, как утверждало обвинение, по поручению Муравьева.

Последнее слово Луковец и Мороза. Слезы и просьбы оставить имущество

Сегодня, после окончания прений, обвиняемые начали выступать с последним словом. Татьяна Луковец была первой. Она говорила кратко, со слезами в голосе:

— Я, конечно, признаю себя виновной, что подготовила и предоставила на подпись этот злосчастный договор (на поставку стеклянных банок — Прим. TUT.BY). Но у меня не было в мыслях ни самой похищать эти деньги, ни оказывать кому-то в этом помощь. Кроме того, к 2013 году я проработала в компании уже 5 лет, в финансовой службе, и я видела, что все свои обязательства компания всегда старается выполнять. У меня не было никаких оснований допустить мысль о том, что эти деньги не вернут (исходя из показаний Луковец, на самом деле договор на поставку банок был завуалированным договором займа — Прим. TUT.BY). У меня все.

Казимир Мороз говорил дольше. Он повторил, что не признает свою вину ни по одному из эпизодов. Подписав договор на поставку банок, он ни рубля не получил от этой сделки, и ему неизвестно, чтобы получил кто-то другой. Возможно, продолжил обвиняемый, он проявил недостаточно внимания к реализации договора, но «я считаю, было кому отслеживать этот договор»
Говоря про подписанный им договор с ИП Николайченко, Казимир Мороз признал, что ему как гендиректору следовало давать поручения Елене Николайченко и требовать с нее подробные отчеты. При этом он добавил, что был лишен доступа к финансовым вопросам: ему просто не позволяли их контролировать. Это делала сама Николайченко.

— Возможно, это было связано с тем, что она была выше по статусу, чем генеральный директор в реальности. Предприятие было частным, и акционеры сами создали такую структуру управления.

Мороз напомнил, что проработал на «Мотовело» всю жизнь. Именно он в апреле 2015 года продал свою 1 акцию Мингорисполкому («видя, что завод идет к критическому состоянию»), что позволило государству отстранить ATEC от управления предприятием. После ареста Муравьева Мороз и сам некоторое время провел в СИЗО, но новый директор «Мотовело» Николай Ладутько не уволил его: Мороз и сейчас руководит одним из филиалов.

— Я очень сильно переживаю, что нахожусь под следствием и судом. Прошу проявить ко мне снисхождение. Всю свою судьбу я отдал заводу и не хотел бы, чтобы моя трудовая деятельность закончилась в тюрьме. У вас есть возможность предоставить мне шанс остаться работать в коллективе и остаться с семьей, не лишать меня свободы. Ошибки, если я даже их и допустил, то неумышленно и не во вред своему родному предприятию, — заявил Мороз.
Он также попросил не конфисковывать его имущество, поскольку в этом случае «мои дети лишаются жилья».

— У меня нет больших и дорогих квартир и нет накопленных средств, чтобы можно было взамен этих построить какие-то новые. У меня нет денег в офшорах, на счетах в иностранных банках. Если это произойдет, то моя семья фактически останется у разбитого корыта. Что было нажито за 30 лет совместной жизни, просто пропадет.

С последним словом сегодня начал выступать и Александр Муравьев. Он продолжит свою речь 6 января.

21:34 05/01/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Завод "Мотовело" в Минске хотят перенести. Что будет на его месте?
«Минск-Мото» распродает мотоциклы в счет долга «Белгазпромбанку»
Начался суд о признании "Мотовело" банкротом


загружаются комментарии