Жена осужденного экс-директора Бобруйского мясокомбината: Если об этом не говорить, такое безумие будет продолжаться еще долго 1

В ноябре 2016 года бывшего директора Бобруйского мясокомбината Андрея Исайченко приговорили к 6 годам заключения.

Жена осужденного экс-директора Бобруйского мясокомбината: Если об этом не говорить, такое безумие будет продолжаться еще долго
Его супруга Наталья обратилась к редакцию «Салідарнасці», чтобы рассказать, почему она считает уголовное дело и решение суда несправедливыми.

Андрея Исайченко признали виновным в злоупотреблении властью и превышении служебных полномочий. По версии следствия, в 2009-2014 гг. он заключал договоры с компаниями «Белорусский продукт» (Калуга) и «Мясомолпродукт» (Брянск) на условиях отсрочки платежей. В результате образовалась задолженность.


– Впервые мой муж попал на Бобруйский мясокомбинат еще студентом, когда отрабатывал практику, – так начала свой рассказ Наталья Исайченко. – В 1994-м, вскоре после окончания института, он устроился туда на работу. Трудился начальником снабжения, заместителем директора, потом 10 лет работал директором.

При нем почти завершили строительство мясожирового цеха, который должен был увеличить прибыль предприятия. Андрей – сильный хозяйственник, планы у него были грандиозные, но дебиторская задолженность вылезла ему боком.

Все началось с того, что было принято решение развивать товаропроводящую сеть в России. Чтобы положить свой товар на полку в «Ашан», нужно было заплатить бонус в 20 тысяч долларов. Наши государственные предприятия на такое пойти не могут: как это обоснуешь? Поэтому и решили развивать свою сеть.

Открыли в Брянске и Калуге по магазину, посмотрели, что товар пользовался спросом, стали брать в аренду дополнительные площади, докупать оптовые склады. Все инвестировалось в развитие.

Фирмы, которым принадлежали магазины, не были чужими. В одной у мясокомбината был 51% акций, должны были оформить такую долю во второй, но не успели. До 2012 года все платежи с российской стороны закрывались. А с 2013-го началось – то свиная чума, то Россельхознадзор, то политические игры.

А магазины же нужно содержать – аренда, зарплата сотрудников, транспортные расходы. Почему, кстати, деньги пускали в развитие? Из-за дорогой логистики (до Калуги – 700 км) один магазин содержать было невыгодно, нужны были объемы.

Образовалась дебиторская задолженность. Но россияне от долга не отказывались, обещали расплатиться постепенно.

– В апреле 2014 года на Бобруйск мясокомбинат из объединения «Мясомолпром» пришло письмо о категорическом запрете отгрузок мяса за границу без стопроцентной предоплаты. Почему ваш супруг не отреагировал на него?

– Во-первых, эта установка носила рекомендательный характер. Андрей считал, что у него есть свобода действий, и делал так, как выгодно его предприятию. Супруг не сам определил себе свободу действий: обязательные к исполнению указания давал Наблюдательный совет, в который включен представитель государства.

Во-вторых, вся управленческая команда на мясокомбинате понимала, что если прекратить поставки, деньги уже не вернутся. Средства были пущены в развитие, откуда возьмутся деньги, если ничего не продавать? Что сейчас и происходит. А между тем россияне пишут письма, что нужно развивать сеть и обязуются постепенно отдать долг.

И что говорит новый директор? Что с населением не могут рассчитаться за скот, потому что комбинат был завязан на Россию и на экспорте потеряли 14,5 млн долларов. А моего мужа осудили за якобы ущерб в 1,6 млн долларов!

Вот к чему привел отказ от сотрудничества с товаропроводящей сетью. Уверена, что деньги вернулись бы – времени не хватило.

– Ваш супруг на суде отметил, что дебиторская задолженность в нашей стране – вполне нормальное явление. Как считаете, почему тогда его дело дошло до суда?

– Я не знаю. Мне в этой ситуации многое непонятно. Вот смотрите. В августе 2014 года, когда Андрей еще был директором, мясокомбинат проверил Госконтроль. Понятно, что дебиторскую задолженность никто не скрывал. Да и чего прятать – она в последнее время едва ли не у всех.

В акте проверки написано: лицом ответственным за превышение сроков проведения внешнеторговых операций при экспорте товаров… является бывший начальник отдела по внешнеэкономической деятельности.

В ноябре 2014 представитель Госконтроля и уже новый директор мясокомбината Ходасевич (он проработает всего несколько месяцев, его осудят за хищение) переписывают: ответственным лицом назначить Исайченко.

Я потом интересовалась: почему так произошло? Ни Госконтроль, ни другие мне это так и не объяснили.

При этом хочу отметить: я не перекладываю вину на других. Решение о поставках продукции в Россию принималось всей командой – в бумагах стоят подписи нескольких членов дирекции.

– Почему ваш муж перестал быть директором?

– Вышестоящий орган, кажется Облсельхозпрод, за дебиторскую задолженность перевел его в первые замы. Поднимался вопрос об увольнении, но муж сказал: дайте закончить стройку мясожирового цеха, потом, если надо будет, уйду сам.

…Андрея впервые арестовали на трое суток в январе 2015 года. Отпустили – не нашли состава преступления. Проверяли руководителей российских фирм – сняли уголовное преследование. Но потом все закрутилось по новой.

– Вы в семье когда-нибудь допускали, что с мужем в связи с его должностью может что-то случиться? Или вообще об этом не думали?

– Конечно, думали – сейчас уголовные дела растут как грибы. И про историю Анны Шарейко, которую арестовали летом 2014 года, слышали.

Но мой муж не диванный человек. У меня до сих пор спрашивают: почему он до последнего такой спокойный ходил? Да потому что он чувствовал себя правым, знал, что не нарушал закон.

Недавно прочитала: Кобяков создал межведомственную экспертную группу по выработке предложений по вопросам декриминализации экономических рисков. Ну, очевидно же, что в стране происходит что-то не то. Отгрузка товара без предоплаты – это же нормальный коммерческий риск.

– Как обстоит ситуация с вашим супругом на данный момент?

– 11 марта исполнилось два года, как он находится за решеткой. Я обращаюсь в различные инстанции, потому что нестыковки в деле очевидны. По сути, что мы увидели в приговоре суда? Переписанное обвинение следователя. Суд фактически проигнорировал 22 заседания и опрос трех десятков свидетелей.

В приговоре написано: Исайченко умышленно нанес ущерб. Как это определили, что умышленно?!

Как определили, что Исайченко дискредитировал себя в глазах рабочих? Есть ходатайство трудового коллектива Бобруйского мясокомбината о прекращении уголовного преследования Исайченко, где говорится о его неподдельном авторитете. Подписи под ходатайством поставили 500 человек.

– Что с имуществом, которое согласно приговору должно быть конфисковано?

– У Андрея Ивановича есть одна квартира, и я не знаю, как ее конфискуют. Ее выделили, когда с ним заключили контракт на работу директором, квартиру можно было приватизировать в рассрочку. Мы сделали это вдвоем, нам предстоит еще выплатить внушительную сумму.

Я не знаю, ее с долгом конфискуют? Никто мне не может ответить. Кроме того, по закону нельзя конфисковать единственное жилье. Нам говорят, что у нас есть еще одна квартира. Но вообще-то мне ее подарили родители, и у Андрея Ивановича нет на нее никаких прав. Если случится развод – ему что, идти бомжевать?

За моторной лодкой, автомобилем и гаражом, указанными в приговоре, приставы также еще не приходили. Но все это продано – еще до того, как мы узнали об уголовном деле. По Бобруйску прокатилась волна арестов, я на тот момент была без работы, только открывала свое ИП, и Андрей сказал: нельзя, чтобы в случае чего, ты вообще осталась без денег с малолетним сыном.

Мама тогда искала машину, и мы решили продать автомобиль ей, и, соответственно, гараж. Вообще это уже была третья машина, которую мы продали родителям: так удобно всем – они знают о качестве вещи и не переплачивают.

Моторную лодку купили вообще посторонние люди – четверо человек вскладчину.

С подачи прокуратуры все сделки признали ничтожными.

Поэтому у меня вопрос: сейчас у людей все заберут, а денег им вернуть я не могу, как с этим быть? Как людям в глаза смотреть? Когда начинать их бояться?

– Вашего супруга обвинили в том, что он отдавал распоряжение работникам мясокомбината выполнять строительные работы на вашей даче в рабочее время. Что теперь с этой дачей?

– Дача нам никогда не принадлежала, поэтому не подлежит конфискации. Наш друг строил ее с товарищем, но у того возникли проблемы по бизнесу, и он отказался. А там здание из газосиликатных блоков как дом на два входа, не каждого позовешь стать соседом, поэтому друг предложил присоединиться нам. Но денег выкупить часть у нас не было, поэтому мы решили, что оформим все тогда, когда сможем рассчитаться.

Муж с посторонними людьми занимался на даче внутренними работами. Приказа подчиненным трудиться там в рабочее время он не давал. Всего просил пятерых человек: «Хлопцы поможете?» – «Да, не вопрос».

Потом сработал человеческий фактор: выехали с утра по работе на объект, закончили раньше, решили поехать на дачу, кто-то взял с собой коллегу. Потом это представили в виде эксплуатации и злоупотребления. Деньги Андрей за работу платил. Правда, кто-то сам не брал, потому что работы были копеечные.

Потом под давлением следователя были даны показания. В стенограмме суда можно прочитать слова свидетелей: мы были запуганными. 

– Почему вы рассказываете о своей истории журналистам?

– Я понимаю, что личное горе никому не интересно. Но, во-первых, видя, как поступают с имуществом, я понимаю, что это может коснуться каждого. Купили машину, а завтра против продавца возбудили уголовное дело, и автомобиль у вас забрали. Пусть люди об этом знают.

Во-вторых, простите за пафос, за державу обидно. Кто ответит за все эти загубленные предприятия? Зачем гнобить руководство и ставить предприятие на колени? Мне как экономисту это непонятно и противно. Если об этом не говорить, то безумие будет продолжаться еще долго.

11:21 20/03/2017





1



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Буда-Кошелевский начальник брал взятки вагонкой и мебелью и продавал списанную технику
Первый зампред правления "Беларусбанка" признался в получении более $200 тысяч взятками
Замгендиректора БелАЗа задержан с поличным при получении взятки в $1200


загружаются комментарии