Страхам Лукашенко, о которых он даже говорить боится, суждено сбыться 7

«Если не сделаем хоть полшага вперед — боюсь даже сказать, что произойдет», заявил Лукашенко, требуя хоть небольшого роста экономики по итогам года. Источниками этого роста, по его словам, должны стать рост экспорта и привлечение инвестиций. Однако в нынешних условиях это абсолютно нереально.

Страхам Лукашенко, о которых он даже говорить боится, суждено сбыться

Во время своего последнего послания народу и парламенту, Александр Лукашенко в очередной раз обрушился с критикой на правительство.

«Думаю, что все (в правительстве) понимают, что врать опасно. Наметилась некая тенденция вперед, как они заявляют. Готов поверить. Но это мы сделали за март и несколько дней апреля. Февраль и январь провалили и проспали», - заявил он.

Этого повториться ни в коем случае не должно, считает Лукашенко, т.к. текущий год имеет «особую значимость», а республика «находится у опаснейшей черты».

«Если не сделаем хоть полшага вперед — боюсь даже сказать, что произойдет», - заявил он.

Сделать эти полшага, по его словам, можно с помощью роста экспорта и привлечения инвестиций.

Однако, несмотря на «создание самых благоприятных условий для инвесторов», предоставление им всевозможных льгот и послаблений, инвестиции в Беларусь не идут, констатировал Лукашенко.

«Возникает вопрос: если все условия созданы, то почему объемы инвестиций сокращаются? Где мы недорабатываем?» – вопрошал Александр Григорьевич.

Оправдаться за инвестиционный провал в эфире программы «Контуры» попытался министр экономики Владимир Зиновский. Кроме традиционного объяснения, что «вокруг стагнация: и в России и в Евросоюзе», глава Минэкономики также посетовал, что страна у нас маленькая «10 миллионов населения – тут особо не разгонишься». А также обвинил недобросовестных инвесторов, которые вложили в Беларусь свои средства, но не выполнили условия инвестиционного договора и оказались за решеткой, изрядно подпортив тем самым имидж Беларуси.

«Инвесторы боятся, что завтра может кто-то там прийти, допустим правоохранительные органы и т.д.», - не моргнув глазом заявил он корреспонденту ОНТ. - «Но боятся нечего. Надо просто работать честно. Вкладывая инвестиции, надо все прописывать в договоре».

Однако в будущее Владимир Зиновский смотрит с оптимизмом.

«У нас 180-миллионное Евразийское экономическое пространство, где мы можем продавать продукцию по одним законам. У нас очень хорошая логистика с ЕС», - заявил он.

Поэтому, по его словам, у Беларуси есть все основания в ближайшее время ожидать притока инвестиций и правительство «ни на йоту» не отступит от планов в 1,7% роста ВВП по итогам года.

К сожалению, реальность такова, что надежды министра экономики абсолютно тщетны, а страхам Александра Григорьевича, о которых он даже говорить боится, суждено сбыться, т.к. никакого даже самого скромного движения вперед с таким отношением к инвестициям не будет.

Основным заблуждением белорусского руководства является то, что членство нашей страны в ЕАЭС и географическая близость к Евросоюзу имеет для инвесторов хоть какое-то значение.

Сегодня совершенно очевидно (об этом постоянно говорит и сам Лукашенко), что Евразийский экономический союз не оправдывает возлагаемых на него ожиданий. Между странами-членами ЕАЭС, а прежде всего между Беларусью и Россией, имеется огромное количество препонов и барьеров для экспорта и транзита товаров. Российская Федерация не признает белорусских сертификатов качества. Российское автомобильное лобби создает различные нетарифные ограничения для продажи в РФ автомобилей Geely белорусской сборки. С завидной регулярностью вспыхивают различные молочные, мясные и прочие торговые войны. За это Александр Лукашенко даже поручил возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта. Не канули в Лету и нефтегазовые войны, которые зачастую перерастают в ограничения на поставки других товаров. И хоть недавно России и Беларуси удалось договориться, очевидно, что это не последний такой конфликт. Все это говорит о том, что никаких единых законов для Евразийского экономического пространства нет, как и «не единых». Вопросы допуска ли не допуска товаров из Беларуси на российский рынок, а также их транзита по российской территории зависят от политической конъюнктуры, которая остается очень переменчивой. Для инвесторов это совершенно очевидный факт и если их интересует 180-ти миллионный рынок ЕАЭС – им куда проще и безопаснее открыть производство в России.

Что касаемо Евросоюза, то хорошая логистика и географическая близость к нему далеко не самый важный фактор для инвестора. Сегодня гораздо важнее фактор институциональной близости – наличие договора о свободной торговле (ассоциации с ЕС), например. Поэтому Молдова и Украина намного более привлекательны для инвестора собирающегося торговать с Европой, чем Беларусь. Более того, наши власти не только не пытаются устранить барьеры на пути торговли с ЕС, но наоборот делают все, чтобы создать новые. Так, во время своего послания Лукашенко потребовал «симметричного ответа» на создание Евросоюзом барьеров на пути белорусских товаров.

«Нас не пускают на рынок Евросоюза. А мы почему не отвечаем? Почему не защищаемся? Почему мы аналогично им абсолютно симметрично и адекватно не показали ценность Беларуси? Я жду от правительства в этом направлении конкретных действий», - заявил он.

Оставим в стороне то, что ЕС, конечно, ничего не потеряет от того, что для него закроется белорусский рынок, а Беларусь от этого лишится качественных продуктов, современной техники, станков и пр. и пр. Просто представим себя на месте потенциального инвестора, имеющего виды на европейский рынок, стали бы мы вкладывать свои деньги в страну, у которой такие отношения с ЕС?!

Так что рассчитывать на инвесторов, нацеленных на торговую экспансию на рынки ЕАЭС и Евросоюза, не приходится, как и на серьезный рост нашего экспорта. Слишком много барьеров и преград.

Впрочем, внутренний белорусский рынок не такой уж и маленький, как кажется министру Зиновскому. 10 миллионов это в три раза больше, чем в Литве, в пять – чем в Латвии и почти в 10 – чем в Эстонии. А инвестиций в эти страны приходит много больше, чем в Беларусь. Так что по европейским меркам наш рынок вполне себе крупный, другое дело, что правила игры такие, что действительно «не разгонишься». Большинство инвесторов приходит в Беларусь по договоренностям на самом высоком уровне, специально под них пишутся указы, предоставляются льготы и налоговые послабления. Но все это вовсе не «самые благоприятные условия для инвесторов», как считает Александр Григорьевич, а скорее наоборот.

Инвесторам важны четкие, прозрачные и единые условия ведения бизнеса, только тогда у них возникает доверие к власти. Когда же они видят, что разным инвесторам предлагают купить предприятия на разных условиях, когда одним дают льготы, а другим - нет, когда законодательство постоянно меняется, а люди на свой страх и риск решившие вложить деньги в Беларусь, оказываются за решеткой за невыполнение каких-то странных и нелепых условий инвестдоговора - ни о каком доверии речи быть не может. И пока все это имеет место быть, никакими льготами, налоговыми послаблениями, заверениями в неприкосновенности и зелеными коридорами серьезных инвесторов в Беларусь не завлечь.

Поэтому, потаенным страхам Александра Григорьевича о дальнейшем падении экономики и последствиям, к которым это приведет, суждено сбыться и в этом году и в последующие.


12:01 27/04/2017






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии