Теряем контроль? Инфляция в Беларуси вырывается из прописанных рамок

На днях Белстат отчитался о росте потребительских цен за первый квартал 2018 года.

banki24.by проанализировали официальные данные и увидели в них нарастание рисков. 

Второй месяц подряд рост цен в Беларуси опережает показатели за сопоставимые месяцы 2017 года. В прошлом году все было ровно наоборот: месячная инфляция замедлялась по отношению к 2016 году. В результате ускорения помесячного роста цен инфляция в годовом выражении тоже начала увеличиваться. 

Абсолютный минимум годовой инфляции за всю историю суверенной Беларуси был достигнут в январе 2018 года — 4,5%. Но уже с февраля цены пошли в гору: в конце зимы инфляция разогналась до 4,9%, в марте — до 5,4%. 

Кстати, месяц тому назад Нацбанк ожидал, что годовая инфляция в марте-2018 и последующие месяцы останется вблизи 5%. НБРБ не дал конкретного определения, что считать «близким» к 5% значением. Руководствуясь правилами округления, можно предположить, что верхняя граница этого «вблизи» лежит между 5,4% и 5,5%. 

В основных направлениях денежно-кредитной политики на 2018 год цель властей по инфляции обозначена как удержание годового темпа роста потребительских цен на отметке не выше 6%. Такая или более низкая годовая инфляция должна быть показана в декабре 2018-го. Тогда чиновники посчитают свою задачу выполненной. 

Помимо главной цели власти утвердили еще и промежуточные ориентиры. Согласно графику от Совмина инфляция за первый квартал прогнозировалась на уровне 2,7%. Фактический рост цен за 3 месяца составил 2,5%, что вроде бы неплохо, в планы укладываемся.

Вот только есть в благостных официальных прогнозах по инфляции одна закавыка. Ограничивать годовую инфляцию 6% предстоит на стремительно падающей базе сопоставления по 2017 году. Судите сами: в январе-2017 годовая инфляция еще была равна 9,5%, в апреле-2017 упала до 6,3%, а в декабре-2017 рухнула до 4,6%. 

Понятно, что период основного разгона инфляции по сезону уже почти минул. Однако о том, что на пути к росту цен в 6% у властей будут немалые проблемы, сигнализирует динамика базовой инфляции. Базовой называется инфляция, очищенная от эффектов повышения либо падения цен на плодоовощную продукцию, а также от влияния госрегулирования. 

В отличие от 2017 года, базовая инфляция не замедляется, а ускоряется. С минимума в декабре-2017 (2,5%) в марте-2018 она доросла до 3%. Базовая инфляция отображает реакцию экономики на оживление потребительского спроса — накачку зарплат и кредитование населения. 

На первый взгляд кажется, что ничего особенного не произошло. Но у нас весьма специфичная страна: государство управляет ценами на 20% позиций сводной инфляции по Белстату. В последнее время Нацбанк довольно эффективно укрощал ту часть инфляции, которая формируется в рынке. 

А вот МАРТ и остальные госорганы успехами в борьбе с инфляцией отнюдь не блистали. Имея возможность управлять ценами и тарифами в ручном режиме, чиновники пришли к тому, что 20% позиций с госрегулированием стали обеспечивать до 40–50% общей инфляции. 

При этом либерализации цен по заветам МВФ не случилось. Наоборот, госаппарат умудрился сохранить косное регулирование и получить от этого максимум негатива. 


Теперь, чтобы исполнить взятые на себя обязательства, власти будут решать две задачи: с одной стороны, наращивать спрос, чтобы давать рост ВВП, с другой стороны — выкручивать руки госмонополиям и неформально давить на остальную часть экономики. 

Любопытно, как чиновники согласуют эту пару противоположных целей. Особенно интересно, что будет, если придется разгребать последствия девальвации.

18:18 14/04/2018






‡агрузка...


cashback