Всемирный банк: Реструктуризация госсектора давно назрела, и она не может быть безболезненной

Всемирный банк (ВБ) готов выделить Беларуси полмиллиарда долларов на финансирование новых проектов и дать несколько полезных рекомендаций.

Всемирный банк: Реструктуризация госсектора давно назрела, и она не может быть безболезненной
О том, как отечественной экономике вернуться к устойчивому росту, рассказывает в интервью Экономической газете глава представительства ВБ в нашей стране Алекс КРЕМЕР.

– Г-н Кремер, в стратегии, разработанной для Беларуси, Всемирный банк отмечает, что нашей стране необходимы изменения для устойчивого развития. Что имеется в виду?

– До сих пор экономика Беларуси развивалась активно. Но этот рост полагался в большей степени на удачу, чем на увеличение производительности. Так, достижения 2003– 2013 гг. в большей степени зависели от масштабных государственных инвестиций, динамики экономики России и мировых цен на сырьевые товары. 

Однако темпы роста производительности год от года сокращались. Это хрупкая и даже парализующая ситуация. Ведь финансирование инвестиций во многом обеспечивалось за счет внеш­них заимствований, а не внут­ренних сбережений.

Поэтому Беларусь вошла в 2018 год с растущим внешним долгом и фактически с отрицательной динамикой совокупной факторной производительности. Сложно сказать, как страна может повысить производительность. Наблюдения показывают, что производительность в частном секторе выше и растет быстрее, чем у госпредприятий. По нашему мнению, приоритеты по наращиванию производительности должны быть следующими.

Во-первых, необходимо ре­с­труктурировать госпредприятия, которые не вносят вклад в экономику, чтобы они перестали поглощать иностранные кредиты. Это неизбежно приведет и к ликвидации некоторых из них.

При этом, во-вторых, очень важно, чтобы Беларусь использовала опыт ряда стран, чтобы создать мощную систему социальной защиты людей, в т.ч. на случай их увольнения.

Третий приоритет: госорганы страны и судебная система должны обеспечить реализацию нового законодательства в сфере развития пред­принимательства, принятого в конце прошлого года. А это означает изменение культуры, которая должна быть направлена на поощрение и содействие развитию предпринимательства.

Четвертое. Беларусь при­влекала кредитные ресурсы извне и направляла их – прямо или косвенно – в сектор государственных предприятий, что создало некоторые уязвимости. Поэтому необходимо приложить все усилия для того, чтобы эти кредиты были возвращены.

Факторами, определяющими долгосрочное успешное развитие страны в будущем, являются, конечно же, умения и знания населения страны. Ваша система образования хорошо известна высоким качеством подготовки технических кадров, а белорусы славятся своими умениями. 

Однако ситуация в мире меняется. Те навыки, которые вы получаете сегодня в университетах, теряют свою актуальность через не­сколько лет. Поэтому обучение должно выстраиваться так, чтобы обучать людей гибкости и тому, как продолжать учиться на протяжении всей жизни.

Часто можно слышать шут­ки по поводу неумения пожилых людей пользоваться ком­пьютерами. Однако когда-­то эти старики были молодыми. И сегодня нужно задумываться о том, чему сложно будет учиться нынешнему молодому поколению.

– По мнению авторов стратегии, Беларусь находится в состоянии повторяющейся макроэкономической нестабильности, а задолженность госпредприятий создает нагрузку на финансовый сектор. Удается ли найти понимание этих проблем у белорусских властей?

– У нас сложился хороший и тесный диалог со всеми руководителями Мин­экономики и Нацбанка. Но одно дело – понимать проблемы, а другое – найти стратегически эффективные решения. Стратегия партнерства Группы Всемирного банка для Беларуси и Комплексное диагностическое исследование экономики страны, которые мы опубликовали, были предоставлены всем ключевым фигурам в Правительстве и Нацбанке, с ними эти документы обсуждались, проводились консультации.

– Как вы оцениваете уровень диалога между государством и частным сектором, его влияние на принятие решений? Достаточно ли представители частных компаний компетентны, чтобы участвовать в формировании государственной отраслевой политики?

– Когда мы приступили к подготовке проекта Стратегии странового партнерства, я только вступил в должность главы представительства в Беларуси. Мне довелось услышать много мнений от представителей частного сектора. Они чувствуют, что частично участвуют в процессах принятия решений, оказывают определенное влияние. 

Но ситуация остается не в полной мере прозрачной. Опросы предприятий показывают – частный бизнес отмечает непредсказуемость в применении норм хозяйственного права, а это указывает на то, что между государством и частным сектором имеется потенциал для улучшения. 

Говоря о том, достаточно ли частный сектор компетентен, чтобы участвовать в формировании государственной политики в отраслях, отмечу, что это похоже на вопрос о том, должен ли пациент рассказать врачу, почему ему плохо, или пациенту лучше подождать, пока врач сам это скажет.

– Объем кредитной программы Международного банка реконструкции и развития (основное кредитное учреждение ВБ. – Прим. ред.) для Беларуси на 2018–2022 гг. оценивается в 570 млн. USD. В какие проекты будут направлены эти ресурсы? Почему в отличие от Международной финансовой корпорации (МФК) и Международного агентства гарантирования инвестиций (МАГИ) не оговаривается, что эти инвестиции зависят от темпов экономических реформ?

Сегодня в портфеле Всемирного банка 8 проектов на сумму 789 млн. USD. Наиболее крупные из них – это модернизация транзитного коридора (250 млн. USD), использование древесной биомассы для централизованного теплоснабжения (90 млн.), модернизация системы здравоохранения (125 млн.), модернизация системы образования (100 млн. USD). 

На следующие 5 лет также запланировано несколько новых проектов, например, повышение устойчивости энергетического сектора (100 млн.) и повышение эффективности и качества коммунальных услуг (70 млн.).

МФК и МАГИ предоставляют финансирование и гарантии частному сектору. И если для него условия благоприятны, то открываются новые возможности для этих финансовых организаций. С другой стороны, Всемирный банк, предоставляя кредиты правительству, меньше зависим от инвестиционного климата.


– В чем заключаются проблемы с кредитованием на цели развития?

– Если вы спросите частный бизнес о том, что мешает приходу инвестиций, то ответ будет один и тот же. 

Первое: государство относится к частному сектору и к государственным предприятиям по-разному. И это влияет на все аспекты частного бизнеса, на конкуренцию и рынки, на доступ к государственным контрактам и кредитам. 

Второе: несмотря на то что уровень налогообложения не слишком высок, налоговая система невероятно сложна, а штрафы за совершенные ошибки большие. 

Третье: частным предприятиям очень сложно разобраться в правилах игры, когда эти правила по-разному трактуются разными должностными лицами и судами.

В Беларуси существует огромная потребность в финансировании инфра­структуры, а госбюджет не способен удовлетворить ее в полной мере. Чтобы получать частное финансирование на развитие инфраструктурного сектора, необходима прозрачность и предсказуемость нормативно-правовой базы. Инвесторы должны быть уверены в том, что контракты будут неукоснительно исполняться.

– Ожидается, что из средств трастовых фондов ЕС будет профинансирована техническая помощь госпредприятиям для совершенствования управления, акционирования и подготовки отчетности по Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). Не опасаетесь нецелевого или неэффективного использования этих средств?

– Эти деньги ЕС предоставит Всемирному банку, чтобы мы смогли оказывать консультации органам госуправления. Поэтому не стоит беспокоиться о нецелевом или неэффективном использовании этих средств. Вопрос в том, насколько Всемирный банк сможет удовлетворить потребности правительства в проведении консультаций.

– В стратегии говорится, что повышение эффективности госпредприятий требует расширения самостоятельности руководителей и передачи контрольных функций от отраслевых министерств и местных властей. Кому нужно передать этот контроль?

– Есть хорошо известные рекомендации Организации экономического со­трудничества и развития по повышению эффективности госпредприятий. Ключевой шаг здесь – передача надзорной роли единому уполномоченному органу, который возьмет на себя работу по повышению эффективности. 

Очень важно добиться внедрения МСФО. Также необходимо прекратить предоставление льготного финансирования для слабых и неэффективных предприятий. Следующий шаг – создание равных конкурентных условий для частных и государственных предприятий. Тогда рыночные силы вытеснят неэффективные госпредприятия из бизнеса.

Также важно, чтобы на предприятиях были профессиональные советы директоров. В них должны быть люди, которые знают, как управлять бизнесом и как работать в конкретном секторе.

– По оценке ВБ, если сократить лишних работников госпредприятий, уровень безработицы существенно возрастет. Как при этом решить социальные проблемы, которые, скорее всего, возникнут?

– Давайте не будем пытаться подсластить пилюлю. Реструктуризация сектора госпредприятий давно назрела, и она не может быть безболезненной. Это как пойти на прием к стоматологу: чем дольше терпите, тем болезненнее лечение. И каждый день накопления неэффективности и долгов делает окончательное и неизбежное решение еще более сложным.

На наш взгляд, надежная программа социальной защиты и благоприятная среда для роста занятости в частном секторе, особенно благодаря микро-­предприятиям и самозанятости, смягчат социальные последствия неизбежной реструктуризации госпредприятий. 

И если посмотреть на пример многих успешных европейских экономик, которые когда-то были социалистическими странами, то легко увидеть – всем им пришлось пройти сложный этап, чтобы в конце концов стать сильнее.

Мы во Всемирном банке не идеологи, мы не верим в рыночные силы как в панацею. Мы за то, что может повысить качество жизни людей. Поэтому считаем самозанятость и социальную защиту важными составляющими экономической трансформации Беларуси.


– По прогнозу ВБ, у нас в ближайшие три года уровень государственного и гарантированного государством долга превысит 55% ВВП. Насколько это опасно для Беларуси?

– Во-первых, мы не совсем точно представляем себе реальный размер долга, потому что не вся информация зафиксирована в официальной статистике. В соответствии с международными стандартами 55% – это не так уж много. 

Но проблема в том, что долг номинирован в иностранной валюте, и значительная его доля сформировалась по причине убыточной деятельности гос­предприятий. С учетом ограниченности валютных резервов Нацбанка ситуация является не совсем устойчивой.

15:58 12/06/2018






Загрузка...