Жительница Гродно 10 лет мыла полы в Италии, а потом стала знаменитой художницей

Елена Кальченко в 17 лет уехала в Италию, мыла полы на трех работах, а теперь продает свои дизайнерские картины по тысяче евро за полотно.

Жительница Гродно 10 лет мыла полы в Италии, а потом стала знаменитой художницей

Собеседница поделилась с «Перспективой» своими приключениями на Сицилии. На чужбину за хлебом Сегодня Елена замужем, воспитывает четырехлетних близняшек, живет, как мечтала, у моря, дает интервью журналистам. 


— В фейсбуке, где я как Alena Kalchanka Art, у меня более 70 тысяч подписчиков. На работы постоянная очередь – около ста человек, некоторые заказчики ожидают свою картину около двух лет, — поясняет художница. Но так было не всегда. — Я уехала из Гродно пятнадцать лет назад. Училась тогда в химико-технологическом колледже. Признаюсь честно, даже еды в доме не хватало. Мы с сестрой не ели мороженое год. Мама заболела, получила инвалидность, отец не работал, продуктами помогали знакомые. Мне посоветовали тогда поехать в Италию на уборку квартир либо ухаживать за престарелыми людьми, — вспоминает Елена. В Сицилии встретила знакомая, устроила в кафе. Но там и так сотрудников было много. Девушка проработала полмесяца: ей не заплатили и указали на дверь.

— Спали еще с одной девочкой на улице. Вернее, в машине малознакомого парня, который нас пожалел. Потом я нашла семьи и фирмы, где занималась уборкой, — возвращается в прошлое собеседница. Взяла пилу… По 13 часов в сутки она мыла полы на трех работах. Говорит, что, скорее всего, выдержала такой изматывающий график только из-за юного возраста.


— Спала мало. Но мне нравилось жить на побережье, — отмечает Елена. — Два раза в детстве родители возили меня на море. Это непередаваемые впечатления. Я всегда думала, что буду рисовать море, как Иван Айвазовский. Учителя художественной школы советовали родителям Лены отдать ребенка на курсы, но тогда не сложилось: девочке рекомендовали обучение во взрослой группе, где занятия заканчивались около полуночи. Затем об искусстве Елена забыла. 


— Я могла сделать зарисовку карандашом, так, для себя, когда душа просила, — рассказывает художница. — Однажды в Италии оставила салфетку с «картиной», которую набросала на скорую руку. Хозяева имели отношение к творческой богемной среде, заметили мое художество, дали масло, попросили нарисовать, затем на мою работу приходили смотреть местные профессиональные художники.

Они мне и посоветовали взяться за кисть. Поначалу растерялась, ведь не было специального образования. Потом вдруг взяла в руки… пилу по камню и вырезала фигуры из мрамора. — Познакомилась с одним мастером, мне стало это интересно: украшать свой двор подобными скульптурами в Италии модно. Я сделала льва во весь рост по заказу, та ошло. Даже инструмент необходимый закупила. Впрочем, с пилой пришлось расстаться. Не женское это дело.


— Было тяжело и небезопасно. Мои руки покрылись трещинами и мозолями. Так я решила заниматься маникюром. У меня были свои клиенты, работу эту я посчитала более женской, — вспоминает Елена.  Любую работу она делала с воодушевлением. Возможно, морской прибой вдохновлял. — Мне кажется, что в Италии я использовала по максимуму свой потенциал. Уходила в творчество с головой и была предельно сконцентрирована на том, чем бы ни занималась. Это касается и велоспорта. Я дважды побеждала в сицилийском марафоне среди любителей. Искра вспыхнула На соревнованиях Елена познакомилась с Марио Ди Перна — нынешним супругом. — Он чинил на гонке мой велосипед. Дистанция заняла три дня.

 

Этого времени хватило, чтобы между нами вспыхнула искра, – замечает собеседница. Завязалась переписка, в результате которой Елена первой призналась в симпатиях: — Просто я открытый человек, ничего не могу скрывать. А в целом — горячая голова. Марио меня уравновешивает. Когда забеременела, начала рисовать. — Год у нас не получались дети. Я обратилась к Богу, попостилась. После этого забеременела. Была счастлива, и ко мне пришло вдохновение. Захотела рисовать мам и детей, музами становились женщины в женской консультации. Хотела, чтобы картины понравились деткам, они в мультипликационном стиле, — откровенничает Елена. Почти каждая роженица в Патти в это время получила свой портрет с младенцами. И заказы посыпались.


— Я, конечно, рисую и в реалистическом стиле. Заказывали свои портреты семьи и женщины. Мне ближе мамы с детьми, их связь: от беременности до материнских седин. Думаю, что это моя миссия. И я рисую как мама, — говорит собеседница. Жизнь по расписанию Сегодня Елене делают заказы женщины со всей Европы и Америки. Они присылают фото со своими детьми, рассказывают о себе и ждут взамен свою материнскую историю, запечатленную на холсте.

— У меня есть секретарь, она принимает заказы, выполнить сразу всё не получается, — говорит художница. Рисует Елена в основном красками, на одну работу уходит около недели. Стоит она примерно тысячу евро. Более бюджетные варианты – кулоны и фотопечать копий. В своем сицилийском городке Патти она уже знаменита: о ней периодически пишет местная пресса. Она становилась героиней масс-медиа во Франции и США, ее картины иллюстрировались в журналах и книгах:


— У меня появились подражатели. Хотя мой стиль не канонический, об этом говорят знакомые художники, — делится деталями творчества Елена. — Они рисуют по правилам, я же нигде не училась, у меня рука может быть не пропорциональна или ухо не такое, но сути это не меняет — я передаю в картинах любовь. Весь день у Елены расписан: утром собрать девочек в детский сад, затем работа в оборудованной под мастерскую комнате, вечером обязательные занятия с детьми и возвращение за холст ночью.


— Я расставила приоритеты. Дети для меня на первом месте, поэтому занимаюсь сугубо ими, если они находятся дома. Еще люблю готовить и делаю это с удовольствием: Марио приучила к драникам. Решила, что время буду экономить на уборке, у меня есть горничная, — рассказывает она. Муж Елены — специалист с высшим образованием и со средним достатком. Он — техник по медицинскому оборудованию. Конечно, только на его доход сложно было бы прожить. Елена скромно признается, что зарабатывает теперь больше мужа:


— Для нас это неважно. Я вижу, что Марио гордится моими успехами. Для него это неожиданность, мой прорыв. Он меня поддерживает во всех идеях. Когда мы познакомились, я была просто нелегальной эмигранткой. Он — хороший семьянин и обожает детей, я это ценю. И всё-таки она скучает по родине: — Гродно преобразился за это время. Есть куда сходить: от выставок до соляных комнат и аквапарка. Я бы хотела даже вернуться, но Марио на это не пойдет. Родина зовет Два раза в год она приезжает к маме. И обязательно идет в собор. — Гродненцы хоть и мрачные люди по сравнению с итальянцами, но, мне кажется, они честнее и исполнительнее, — рассуждает Елена.

— Хотя сицилийцы — милейший народ. Из итальянских минусов для меня — платная медицина. Платить надо даже за вызов «скорой» детям, на прием к врачу бесплатно можно попасть только через несколько месяцев. Декретный отпуск в три месяца и высокие налоги — это тоже плохо. Зато в Сицилии есть море и, благодаря этому, ее можно за всё простить. Она мечтает, что все-таки когда-нибудь вернется домой, купит домик и начнет рисовать на мансарде. Даже, возможно, создаст свою линию одежды в Беларуси, такую же яркую и теплую, как ее полотна.  

10:37 24/02/2018






‡агрузка...
cashback