Александр Бухвостов: Независимые профсоюзы сейчас слабы, но не собираются сдавать позиции 7

Лидер Свободного профсоюза металлистов Александр Бухвостов считает, что независимые профсоюзы теряют связь с предприятиями.

Александр Бухвостов: Независимые профсоюзы сейчас слабы, но не собираются сдавать позиции
-- Федерация профсоюзов Беларуси полностью находится под контролем у Администрации президента и официальные профсоюзы не решают реальных проблем, -- делится своими мыслями по поводу профсоюзных дел Александр Иванович. -- А независимые профсоюзы сейчас ослаблены. Получается, у рабочих просто нет защиты. На большинстве предприятий идет снижение заработной платы, усиливается административный нажим – я имею в виду все эти указы, декреты. Против рабочих работают и официальные профсоюзы. Они подавили любое проявление протестов среди рабочих. Недовольство  есть, но наружу не выплескивается.

К сожалению, сейчас мы теряем связь с предприятиями.

-- А вас пускают на заводы?

-- Нет. На предприятиях единицы остаются в независимых профсоюзах. Сейчас идет так называемая оптимизация численности, и в первую очередь пытаются избавиться от тех людей, которые пытаются противостоять администрации, высказывают свое неудовольствие. И часто это именно наши люди. Все знают, что лучше молчать.

Например, раньше на МАЗе была организация более ста человек, а сейчас осталось раза в два меньше. 

В регионах на некоторых предприятиях в свободных профсоюзах осталось три-пять-шесть человек. На Бобруйском заводе тракторных деталей и агрегатов была довольно большая организация, но тоже под давлением людей вынуждают покидать ее ряды. Размер профсоюзных организаций даже не позволяет нам участвовать в переговорах, заключении соглашений. 

-- Получается, в случае каких-то спорных ситуаций остается надеяться только на Трудовой кодекс… 

-- А Трудовой кодекс уже фактически не действует. Потому что организации в основном руководствуются декретами, указами. И в судах, в основном, в первую очередь рассматривают положения декретов, а не кодекса. 

-- Может, настало время переписать Трудовой кодекс?

-- Была попытка это сделать и провести изменения в Трудовой кодекс через Палату представителей. Изменения, кстати, инициировало Министерство труда. Хотели положения декретов и указов протолкнуть в Трудовой кодекс. Независимые профсоюзы выразили протест, и пока все остается так, как есть. Позиция Лукашенко ясна: давить руководителей, в ежовых рукавицах держать рабочих. Сейчас это удается, но рано или поздно недовольство выплеснется наружу.

-- И когда ждать каких-то рабочих протестов?

-- Я откровенно скажу: в ближайшее время даже какие-то стихийные забастовки или выступления рабочих вряд ли могут произойти. Хотя, если ситуация будет накалятся, достаточно буде искры…

-- Но зарплата падает, продукты и коммуналка дорожает, перспектив не видно. Почему рабочие молчат?

-- Очень много факторов. Во-первых, у людей на предприятиях пропадает элементарное чувство классовой солидарности, друг друга не поддерживают. И когда кого-то увольняют или кто-то уходит, никто не выскажет своего мнения. Потому что может быть следующим.

-- Каждый думает, слава богу, не меня.

-- Да, именно так. Это очень характерно для сегодняшних отношений в коллективах.
Во-вторых, обычно сопротивление начинается на крупных предприятиях. Но там стараются поддерживать рабочих. Вопросы кредитования, жилья, зарплата чуть выше средней. Сейчас многие берут кредиты. А если потеряешь работу, как будешь рассчитываться? Поэтому и терпеть будут до последнего…

Ну и возрастной фактор оказывает влияние на эту ситуацию. Многим рабочим уже перевалило за 50. Им надо как-то до пенсии продержаться. А начнешь критиковать – потеряешь работу.

-- А молодежь?

-- Она не держится за рабочие места. Мы наблюдали такую ситуацию: приходит молодежь на завод после машиностроительного колледжа или училища – им надо отработать пару лет. Никто не планирует оставаться на заводе до самой пенсии. Уходят, отработав необходимый срок.

Безусловно, нужно создавать новые предприятия. Но здесь я вообще не вижу никаких подвижек. Грозились выпускать легковые автомобили, еще что-то, но пока перспектив не видно. Ясно одно: если народ на предприятиях не будет реагировать на происходящее в экономике, чрезвычайно сложно будет даже к следующим политическим кампаниям вернуть какие-то протестные настроения.

-- Люди просто уже научились жить в этих условиях.

-- Не жить! Выживать! Я знаю парней, которые, отработав смену на предприятии, бегут на подработки. И таких много! Хороший специалист всегда найдет возможность дополнительного заработка.

Больше скажу: такая ситуация многих очень даже устраивает. Особенно летом, когда предприятия работают по три дня и есть возможность поехать на дачу и при этом получать зарплату. На крупных предприятиях редко заработок падает ниже 350 долларов – его стараются сохранять на таком уровне даже в кризисные периоды. Ну, вот люди и приспосабливаются.

С другой стороны, сегодня некоторые вообще не обращают внимания – есть демократия или нет демократии. Люди потеряли интерес к политике. У них пропало классовое сознание. Рабочие уже не осознают себя каким-то классом, не верят, что могут сами на что-то влиять. Превращаются в какой-то люмпен. Тем более что профсоюзные организации, в которых сосредоточена основная масса людей, занимаются не защитой людей, а подавлением их недовольства, успокоением. Мне кажется, необходимо говорить людям об этом, чтобы они понимали, что на самом деле происходит. Тем более на предприятиях всегда есть те, кто готов бороться за свои и чужие права, может выступить. Просто сейчас такие люди не ощущают единства. И теряется желание выступать, чего-то добиваться.

-- А как исправить эту ситуацию? И вообще, нужно ли сегодня возвращать людей в независимые профсоюзы?

-- Нужно, чтобы люди объединялись. Даже не обращая внимания на профсоюзы. Важно не то, чтобы они к нам шли. Потому что приходят и сразу спрашивают: а что мы будем от вас иметь? Важно, чтобы объединялись и добивались перемен.

-- Александр Иванович, а профсоюзы 30 лет назад и сегодня – это небо и земля?

-- Да. Нынешние профсоюзы гораздо хуже выглядят. Как ни странно, но в советские времена рабочий еще мог протестовать. В 1980-е годы было много сидячих забастовок. В 1988-1989 годах, когда я был председателем профкома Гомсельмаша, их число переваливало за полсотни. Трудоемкость снизили – люди сели и диктуют свои условия. А сейчас вообще никакого протеста. Если заставят работать бесплатно – боюсь, могут и бесплатно. Потому что до такого рабского состояния довели человека…

-- Так а зачем вообще нужны независимые профсоюзы, если они слабые?

-- Когда люди начинают активно работать в независимых профсоюзах, они могут лишиться работы. И мы потеряли многих наших активистов именно потому, что они оказались под таким прессом.

Я тоже выступаю за то, чтобы в профсоюзном движении появлялись новые лидеры. Но как их найти, подогреть, помочь им? Никто ведь не приходит и не просит совета, не говорит: помогите нам организоваться!

Дело в том, что профсоюзы это в первую очередь -- сами люди. Потом лидеры. Конечно, нынешние профсоюзные лидеры могут агитировать людей вступать в их организации. Сейчас к нам чаще всего приходят люди политически ангажированные, которые против власти. И вступают в независимые профсоюзы не потому, что мы им сможем что-то дать, а потому что мы близки к их взглядам. Многие, кстати, платят взносы и в независимые профсоюзы, и в официальные. Наша организация – организация сознательных людей. И за нами будущее.

17:48 06/12/2016





1



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
ссылки по теме
Активисты профсоюза РЭП на пикетах по всей стране потребуют прекратить преследование своих лидеров
Почему власти атакуют независимые профсоюзы?
Лидеры международных профсоюзов требуют прекратить преследование Федынича и Комлика
загружаются комментарии