Опер против МВД 14

Бывший сотрудник МВД Александр Дыдышко борется с системой, которой отдал двадцать лет жизни.

Опер против МВД

«Извините за то, что я остался жив…»

-- В органы внутренних дел я пришел еще в советские времена, -- говорит Александр Дыдышко. -- Погоны надел в 1987-м. Начинал работу в должности оперуполномоченного в Ляховичском РОВД. Занимался раскрытием преступлений в сфере потребкооперации. Дослужился до звания капитана, готовились бумаги на представление майорского звания. Можно много и долго рассказывать про дела, которые я расследовал, однако, это тема отдельного разговора.

Я хочу рассказать о другом: а именно, о том, как милицейская система перемалывает людей. Об этом много пишут со стороны обвиненных и потерпевших, а я расскажу о том, что система не щадит никого. Пока ты в строю, в обойме, ты нужен этой системе, но не дай Бог что-то случится, ты становишься «отработанным материалом».

-- Что с вами случилось?

-- А случилось со мной вот что: в мае 1994 года в деревне Новосёлки под Ляховичами было совершено жестокое убийство. «Ориентировка» на предполагаемого преступника поступила во все отделы, я тоже ее видел. Через месяц после этого я ушел в отпуск. В тот июньский день мы встретились с моим другом и коллегой – начальником Ляховичского ГАИ Александром Глобузом. Я попросил Сашу подвезти меня домой -- в деревню в трех километрах от города. Сели, поехали. Он за рулём, я рядом. По дороге увидели машину, в которой находился человек, похожий на подозреваемого в убийстве в Новосёлках. Началась погоня. Наш старенький «Москвич» не поспевал за машиной, в которой находился подозреваемый. И на сложном участке дороге Глобуз не справился с управлением – мы, на бешеной скорости врезались в дерево. Результат аварии был страшным – Александр Глобуз умер, а я попал в реанимацию. По словам врачей, шанс на то, что я выживу, был мизерным…

-- Служебная проверка по факту этого происшествия проводилась?

-- А как же! Меня, правда, не опрашивали, я был без сознания. Когда пришел в себя, был готов рассказать о происшествии – проверка была закончена. Провели ее «на скорую руку», чтобы замять дело. И замяли, правда, «топорно». Из материалов той верки следовало, что водитель «Москвича» -- начальник ГАИ города Ляховичи Глобуз (который в отличие от меня в отпуске в тот день не был), находился за рулём в нетрезвом состоянии. Хотя акта, который бы подтверждает наличие алкоголя в крови, нет. И со мной все просто оказалось, Раз отпуске -- значит не при исполнении. Меня даже не признали потерпевшим после той трагедии. Повторной проверки мне, несмотря на почти сотню письменных обращений во все милицейские инстанции, добиться не удалось.

--  О службе в рядах МВД пришлось забыть…

-- На время, да. Я стал восстанавливаться после травмы. Мне назначили инвалидность, я думал, оклемаюсь и вернусь на службу. Но, «гражданские» врачи написали заключение, мол, жалуюсь на расстройство памяти, головную боль. Хотя я им прямо сказал: «Готов вернуться на службу, жалоб не имею, расстройствами памяти не страдаю». Что и подтвердило обследование в госпитале МВД. Я стал добиваться восстановления на службе. Почти всех белорусских министров МВД, кроме нынешнего, я знаю лично. Первым в моей истории был Валентин Аголец. Был у него на приеме, тот сказал: «Снимай инвалидность – на работе восстановим». Инвалидность мне сняли. В документе, который это подтверждает, было написано: «Дыдышко А.И может работать в системе МВД без ограничений». Правда, в органах меня восстановить «забыли». Обращения в суды ничего не дали. Следующим министром, который меня принимал, был Владимир Наумов. Он взял пухлую папку документов по моему делу и произнес только одну фразу: «Так врачи ж сказали, что ты не выживешь». Я долго думал, что ответить, но нашелся. Сказал: «Извините, товарищ министр, что остался жив…».

Кстати, именно в «наумовские» времена меня вернули на службу.

«За мной следят те, с кем еще недавно работали вместе…»

-- В 2002-м я вернулся я в родной Ляховичский РОВД на должность «служащего криминально-исполнительной инспекции», -- продолжает рассказывать Александр Дыдышко. – Должность эта не требует специальной аттестации. Ходил на работу, но оружия и погон не носил. Через год меня перевели в группу информационно-аналитического обеспечения – здесь работают люди, которые занимаются аналитикой и помогают в раскрытии преступлений. На этих должностях работают исключительно аттестованные сотрудники. Уволился из органов я в прошлом году -- в 55 лет. С почестями, охапкой грамот и благодарностей за отличную службу. Правда, когда обратился по поводу оформления ведомственной пенсии, выяснилось, что работать в органах МВД я прекратил еще в 1994-м, после той аварии... Получается, на работу в РОВД, в течение 13 лет я ходил просто так… И сейчас даже для того, чтобы получить «социальную» пенсию, у меня не хватает стажа, а именно 8 лет. Которые еще нужно прожить. Поэтому я работаю и сегодня – на одном из городских предприятий в должности инженера по кадрам.

-- Попытки восстановить справедливость предпринимаете?

-- Не без этого. И дается это нелегко. Добиваюсь приема у действующего министра МВД Игоря Шуневича. Мой вопрос – в его компетенции. Пять попыток попасть к нему на прием оказались безуспешными. Поэтому я пошел другим путем. Раз в Конституции написано, что граждане Беларуси имеют право на свободное проведение пикетов, митингов и собраний, я решил проверить, как Конституция исполняется. Только в течение этого года я восемь раз официально обращался в Мингорисполком с заявлением о проведении одиночного пикета с требованием приема у министра. Хотел провести без лозунгов, криков – молча, но с плакатом. На все мои заявления отвечает один-единственный чиновник – заместитель председателя Игорь Карпенко (напомним, что вчера его назначили министром образования, -- Ред.). Не скажу, что все ответы под копирку – полет фантазии чувствуется. Причины для отказов называются разные: то «запрещено пикетирование в 100 метрах» от административных зданий, то в месте пикетирования ( а это самый центр Минска – сквер Адама Мицкевича) «в эти дату и время запланировано другое мероприятие». Пока могу засвидетельствовать: Конституция в стране не работает.

Это беда. И знаете, за то время, пока я добиваюсь приема у Шуневича, я на себе ощутил все прелести «обратной стороны медали» службы некоторых сотрудников МВД.

-- Что вы имеете в виду?

-- В Ляховичах за мной в открытую следят. То «наружку» по следу пустят, то возле частного дома, где я живу с женой и четырнадцатилетним сыном, поставят «неприметную» машину с сотрудниками. Обычно это происходит накануне дат, на которые я заявляю пикеты в Минске. И следят за мной, как за опасным преступником, мои вчерашние коллеги. Ляховичи – городок маленький, все всё видят. Я, не стесняясь, разговариваю со своими «сопровождающими». Говорю им: «Ребята, ну что вы за мной ходите, я ж не ничего не нарушаю, просто борюсь за свои права, доступными и законными методами. Вы же тоже можете оказаться в моей ситуации». В ответ обычно слышу: «Александр Иосифович, у нас приказ…» Конечно, это психологическое давление. И нервы у моих домашних сдают. Жена прямо говорит: «Саша, давай бросим все и переедем отсюда в другой город, мне надоело, надоели регулярные «засады» под нашими окнами». Она очень переживает за меня, особенно после того случая, когда меня «сняли» с маршрутки, на которой я ехал в Минск – на неразрешенный столичными властями пикет.

-- Как это было?

-- Как в плохом детективе. Я ехал в маршрутке «Барановичи – Минск» и сразу обратил внимание на то, что водителю автобуса кто-то постоянно звонит на мобильный. Он отвлекается от дороги, что есть прямое нарушение ПДД. За Фаниполем машина останавливается и в салон входит сотрудник Ляховичского РОВД: «Александр Иосифович, вам нужно выйти». Я рассчитываюсь с водителем, выхожу. На остановке стоят еще двое милиционеров. Уточняю, в чем дело; если меня подозревают, то в чем. В ответ звучит: «Вы ни в чем не подозреваетесь, нам поступила команда доставить вас в Минск. Я сел к ним в машину. Правда, повезли меня не в Минск. Как только я об этом узнал, попытался покинуть их авто, но был взят двоими сотрудниками «в коробочку» на заднем сидении авто.

А дальше… В рабочее время сотрудники Ляховичской милиции, которые непонятно что делали под Минском, устроили мне «гастрономический тур». Сначала они заехали в кафе «Карчма» под Барановичами – перекусывали, потом они поехали в сами Барановичи -- в торговый центр «Корона» за сосисками.… Покатали меня и вернули в Ляховичи. Я писал по этому поводу в прокуратуру, требовал наказать сотрудников за то, что ограничили мою свободу, но ответ пришел в том духе, что я, почти доехав до Минска, добровольно вышел из маршрутки, увидел их и умолял вернуть меня в Ляховичи… Сейчас по этому факту проводится повторная проверка.

-- Что вы намерены делать дальше?

-- Поднакоплю отрицательных ответов из Мингорисполкома и подам на столичные власти в суд. Я на своем примере убедился, что в стране не работает закон. И понял, что каждый,  невзирая на должность, положение, заслуги – по сути, беззащитен и бесправен. Не оставляет меня надежда попасть на прием к Игорю Шуневичу. Следующую заявку на пикетирование МВД я собираюсь подать совсем скоро. Вопрос-то плевый – всего лишь личный прием. Я ж не собираюсь требовать у МВД насчитать мне пенсию – за десять лет, со дня моего 45-летия. Не хочу разорять ведомство, которому отдал 20 лет жизни. Я всего лишь хочу, чтобы годы, отработанные в МВД, мне были включены в стаж для получения «ведомственной» пенсии. Как мне кажется, вопрос этот может решиться, только если Шуневичу не чуждо понятие «офицерская честь»… 

06:30 16/12/2016





Загрузка...
загружаются комментарии