Обреченная на одиночество

Как доживает свой век мать погибшей семь лет назад правозащитницы Янины Поляковой.

Обреченная на одиночество

«Она включала газ и пыталась себя отравить»

…Короткими и колючими декабрьскими днями на кладбище под Солигорском холодно и практически безлюдно. Живых цветов на могиле Яны Поляковой нет. Она и при жизни не любила букеты – просто больно было видеть, как срезают цветы. Яна была очень чутким и ранимым человеком.

Впрочем, искусственных букетов у памятника погибшей правозащитницы еще несколько лет назад было куда больше. Их часто приносила сюда мама Яны – Неонила Михайловна. Сейчас 77-летняя женщина не в состоянии прийти на могилу дочери. Она вообще не в состоянии ходить и хоть как-то себя обслуживать.


На долю Неонилы Поляковой выпало немало испытаний. Самым страшным из них стала смерть единственного ребенка – дочери Яны.

Тогда, в 2009-м, против правозащитницы Яны Поляковой было возбуждено уголовное дело «за клевету в отношении сотрудника милиции». Ей грозил срок. Перед вынесением приговора по делу Яна подвергалась нападкам и угрозам со стороны неизвестных. Не выдержав психологического прессинга, Яна Полякова свела счеты с жизнью – 33-летняя девушка повесилась…

Каково это – пережить собственного ребенка? Как жить с осознанием того, что самого родного и близкого человека больше нет? Говорят, в таких случаях нужно держаться…

После смерти дочери Неонила Полякова держалась, сколько смогла. Но ее внутренних сил хватило только на несколько лет.

Без должного ухода и внимания Неонила Полякова стала угасать. Одна в пустой квартире. Где все напоминает. «Ну зачем мы переехали в Беларусь? Зачем? Зачем?..» 

Неонила Михайловна переехала в Беларусь из Украины…

Тревогу забили соседи и правозащитники. Одной из первых, кто бросился на помощь пожилой женщине, стала правозащитница, коллега Яны Раиса Михайловская. Вот что она рассказывает:

- В силу своих возможностей я более или менее регулярно навещала Неонилу Михайловну, - говорит Михайловская. – То, что я видела в свои короткие приезды в Солигорск, ввергало меня в ужас. Во-первых, это физическое состояние Неонилы Михайловны. Оно стало стремительно ухудшаться. Неонила Полякова – инвалид первой группы по общему заболеванию, ей был нужен постоянный уход. Помыть, постирать, принести продукты, приготовить. Родственников у Поляковой в Беларуси нет, поэтому присматривать за женщиной было некому. Вызывало вопросы и ее психическое состояние. То ли в силу возраста, то ли от пережитого горя, но психика Неонилы Михайловны пошатнулась. Женщина стала заговариваться и перестала контролировать свои действия. Её соседи рассказывали, что несколько раз Неонила Михайловна включала газовые конфорки. То ли отравить себя пыталась, то ли забывала их выключать. На лицо были признаки деменции – так на языке врачей называется приобретенное слабоумие. Нужно было бить тревогу.


Под присмотром соцработников человек едва не сгнил

Пока Раиса Михайловская, чужой, по сути, для Неонилы Поляковой человек, занималась решением вопроса о ее дальнейшей судьбе, за пенсионеркой «присматривали» социальные работники. И доприсмативались до того, что попавшая в прошлом году в Государственное учреждение «Республиканский научно-практический центр психического здоровья» (в простонародье «Новинки») пенсионерка Полякова, поступила туда «в состоянии сильной интоксикации и крайнего физического истощения». Кроме того, у пожилой женщины начались серьезные проблемы с ногами – еще бы чуть-чуть без медицинского ухода и могла начаться гангрена…

Как могло произойти так, что женщина, к которой трижды в неделю приходил социальный работник, приносил купленные за ее деньги продукты, помогал по хозяйству, оказалась в таком угрожающем жизни состоянии? Это вопрос, который наверняка останется без ответа.

После пройденного Поляковой курса лечения, врачи «Новинок» были готовы выписать женщину домой, отдав ее на откуп все тем же соцработникам на глазах которой Неонила Михайловна чуть не умерла голодной смертью. Но в ситуацию снова вмешалась Раиса Михайловская. Она написала открытое письмо на имя тогдашнего министра труда и социальной защиты Марианны Щеткиной, в котором рассказала историю Неонилы Поляковой.


Реакция последовала незамедлительно. Уже через несколько дней для Неонилы Поляковой нашлось койко-место в Долгиновской больнице сестринского ухода. Это спецучреждение для пожилых людей, которое находится в 35 километрах от Солигорска. Очередь туда – огромная. Но, после обращения Михайловской к Щеткиной, место для Неонилы Поляковой, надо признать, нашли быстро.


«Заберите меня домой…»


Итак, заботу о немощной пенсионерке взяло на себя «социально-ориентированное» государство, которое кичится своей доступной и бесплатной медициной. На деле же за содержание в стенах больницы сестринского ухода каждый из постояльцев оплачивает сам. У пожилых людей высчитывают 80% пенсии. В случае Неонилы Поляковой – это 350 рублей в месяц.


…Вот оно – двухэтажное здание грязно-желтого цвета. Когда-то здесь была участковая больница, которую со временем отдали под нужды пожилых и немощных людей.


Первое, что бросается в глаза еще с улицы – это полные тоски и надежды взгляды. Взгляды здешних постояльцев. Прильнув к окнам, они внимательно осматривают тех, кто входит на территорию больницы. В этих взглядах читается немой вопрос: «Вы пришли меня навестить»?

Ко многим из тех, кто содержится в этой больнице, приходят родственники – кого-то забирают на выходные, кто-то ждет, что его снова заберут домой насовсем…


Долгиновская больница сестринского ухода рассчитана на 40 человек. Палаты, в которых живут постояльцы, находятся на втором этаже. Поднимаясь по лестнице, явственно ощущаешь запах: запах затхлости…


Неонила Полякова лежит в палате №9. Ее койка – ближняя к выходу. Помимо нее, в палате еще три женщины. Возле каждой кровати - пара домашних тапочек. А вот возле койки Поляковой их нет. Неонила Михайловна не встает после перелома голеностопа. Выглядит она опрятно и ухоженно. Видно, что персонал медучреждения на самом деле присматривает за ней. Впрочем…

Всем понятно, что для уходом за лежачим инвалидом нужны подгузники для взрослых. Несмотря на то, что государство забирает у Поляковой львиную долю пенсии, оно не в состоянии самостоятельно обеспечить женщину памперсами”. Их регулярно привозит Поляковой соседка по дому – Татьяна.

- Я покупаю их за те деньги, которые остаются от пенсии тёти Нилы, - говорит она. Конечно, этих денег не хватает, иногда докладываю и свои. Да, государство возмещает затраты на приобретение этих подгузников, но не чаще раза в квартал и не всю сумму. А только на месяц Неониле Михайловне нужны три упаковки таких подгузников. Насколько я понимаю, у дома сестринского ухода нет возможности приобретать их. И тут же такая система: если я не привезу ей эти подгузники, этого не сделает никто. Лежачие люди, которым памперсы не привозят, вынуждены довольствоваться обычной клеенкой, постеленной на простынь.


Каждого пришедшего Неонила Полякова встречает равнодушно – женщина никого не узнает. Её тонкие, высохшие руки тянутся к каждому незнакомцу.


- Заберите меня домой, - в отчаянии произносит она.


Но забирать ее некому. Обреченная на одиночество Неонила Полякова проведет здесь остаток своей жизни.


Про погибшую дочь она вспоминает только после напоминания о том, что у нее был ребенок. Видимо, мозг блокирует все неприятное, страшное. Но все же в путанном сознании Неонилы Михайловны Яна иногда оживает. Мать обрывочно говорит о ней в настоящем времени и тут же осекаясь, произносит: Яна… Моя девочка… Умерла…”

09:56 31/12/2016









Уважаемые посетители сайта.  Для вашего удобства мы подключились к самому популярному в мире стороннему сервису комментирования Disqus
Он позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее о всех плюсах и минусах Disqus читайте здесь.
Из уважения к Ветеранам нашего Клуба Партизан, мы также оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
ссылки по теме
Жена Макея: Он мужик с руками, и грядку вскопает, и зелень посадит
"Убийство накануне весны"
загружаются комментарии