Владимир Карягин: Инвесторам обещают золотые горы, а дают тюремные сроки 4

Беларуси не удастся приватизировать госпредприятия, пока в стране не изменится отношение к инвесторам.

Владимир Карягин: Инвесторам обещают золотые горы, а дают тюремные сроки

В Беларуси сформирован предварительный перечень объектов для приватизации в 2017 году. В текущем году власти рассчитывают продать 58 ОАО. Большинство выставленных на продажу предприятий уже фигурировали в аналогичном списке прошлого года, однако продать их не удалось. Кроме того, впервые этот список будет согласовываться с бизнес-сообществами Беларуси.

О том, как к этой инициативе относятся сами бизнес-сообщества, почему из года в год в списки на приватизацию кочуют одни и те же предприятия и имеет ли в принципе смысл составление подобных списков «Белорусский партизан» поинтересовался у председателя Республиканской конфедерации предпринимательства Владимира Карягина.

– Как вы относитесь к тому, что с этого года перечень объектов для приватизации будет согласовываться с бизнес-сообществами Беларуси? Имеет ли смысл это согласование после того, как списки уже составлены?

– Имеет смысл. Он в том, что перед тем, как предложить какие-то объекты, предназначенные для приватизации иностранным инвесторам, надо сначала показать его белорусским предпринимателям. Может они заинтересуются этими объектами, создадут какое-то объединение или совместное предприятие, сами привлекут финансирование. Поэтому, вот это новшество, что сначала показать эти объекты своим, а потом уже иностранцам – абсолютно правильное. Мы этого уже много лет этого добивались. Говорили об этом на Национальной платформе бизнеса Беларуси. Так что тут все правильно. Нет, конечно, причин для ликования – просто сделано так, как это должно быть.

– Большинство предприятий из этого списка уже фигурировали в аналогичном списке прошлого года. Почему их не удалось продать в прошлом году и почему в принципе бизнес очень неактивно покупает госпредприятия?

- Скажу откровенно – неадекватная стоимость. Цена на большинство предприятий определяется по остаточной стоимости и оказывается слишком завышенной. Тем более, что у нас не проводят аукционы по голландской системе – когда при отсутствии покупателей, цена идет на понижение, до тех пор пока покупателя не найдется. А продать, как правило, пытаются развалины с устаревшей инфраструктурой. Часто при знакомстве с тем или иным объектом делаешь вывод, что лучше в чистом поле построить с нуля современное производство, чем покупать цеха заброшенного завода, построенные по «совковым» стандартам, где не работает канализация, а система отопления обогревает улицу, а не помещения. Купить – ведь это только первый этап. Затем надо провести реконструкцию и привести объект в нормальное технологическое состояние. На это порой колоссальные деньги нужны. Поэтому интереса к этим объектам особо нет.

- Зачем вообще нужны эти списки? Если инвестор захочет купить предприятие, которого нет в этом списке, ему что его не продадут?

- Продадут, конечно. По нашему законодательству вы можете идти по улице – увидеть какой-то объект и подать заявку на его приватизацию, если он вам приглянулся.

- Тогда зачем списки?

- Чтобы инвестор не работал в слепую. Грубо говоря, чтобы не ходить по улицам и не высматривать объекты. Государство декларирует – вот 58 объектов, которые мы 100% продадим, а не будем дискутировать продавать или нет.

- Как вы считаете, удастся ли в этом году продать эти 58 предприятий и что нужно сделать, чтобы ускорить приватизацию в Беларуси?

- Сомневаюсь. Дело ведь не только в предприятиях и их цене. Совершенно одинаковые по своему состоянию и стоимости предприятия в Беларуси и в Германии, например, будут вызывать совершенно разный интерес. Дело в качестве бизнес климата. Поэтому нужно совершенствовать деловой климат, систему налогообложения и прочее. А главное – изменить отношение к инвесторам. Сегодня инвесторам обещают золотые горы, а дают тюремные сроки. Вот «Мотовело» – наглядный пример. За эти процессом сейчас пристально наблюдают во всех странах мира. Муравьев имел более 20 предприятий во всем мире (в Гонконге, Австрии и т.д.). Он искренне хотел создать оптимальную систему управления, поувольнял бездельников. Он мне сам говорил – «400 конструкторов было, я их спрашиваю, чем вы занимались последние 5 лет? Никто ответить не смог». А теперь его судят. За что? Как после этого можно рассчитывать, что к нам инвесторы придут? Поэтому, пока отношение к бизнесу не изменится, рассчитывать на какой-то массовый интерес к покупке белорусских предприятий не приходится.


16:33 13/01/2017








Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
ссылки по теме
Завод "Мотовело" в Минске хотят перенести. Что будет на его месте?
«Минск-Мото» распродает мотоциклы в счет долга «Белгазпромбанку»
В Беларусь вернулись Ротшильды. Нас ждет масштабная приватизация?
загружаются комментарии