Новогодний расстрел: сегодня будет вынесен приговор 1

«В ходе предварительного следствия потерпевший давал последовательные и непротиворечивые показания… отдельные несущественные противоречия  его показаний данные в ходе судебного следствия и предварительного следствия потерпевший объяснил плохим самочувствием. Показания потерпевшего согласуются с показаниями свидетелей, письменными и другими доказательствами по уголовному делу». 


Новогодний расстрел: сегодня будет вынесен приговор
Это почти дословная цитата из выступления в прениях сторон по делу Андрея Гавроша прокурора Елены Крупениной, предложившей отправить дважды раненного милиционером минчанина на 3 года в колонию общего режима. Очень странное заявление:  гособвинитель вела себя в процессе активно, а создается впечатление, что все судебное следствие она проспала… 


Даже в мелочах показания сержанта милиции Руслана Соловьева, стрелявшего в Андрея Гавроша ранним утром 1 января, иначе как путанными и не назовешь. Не говоря уже о более важных вещах.

В первый же день процесса судья Светлана Бондаренко не смогла удержаться от эмоционального вопроса в его адрес: «Вы запутались?». Похоже, что и самой судье оказалось непросто распутать этот клубок противоречий, сотканный потерпевшим, а возможно, не только им. Судья считала, что для вынесения приговор ей достаточно с учетом минувшей ночи 20 часов с небольшим. На деле потребовались еще сутки. Приговор планируют огласить сегодня, 2 августа.

Что касается потерпевшего Соловьева, то, нет сомнений, что запутался он изрядно! С самого начала  этой истории, когда вышел из ГОМ, получив указание от старшего инспектора дежурной части Константина Ледницкого. На вызов пошел один, потому что, по словам сержанта, «вызовов было много, в отделе находились только он и Ледницкий, который отправил его одного разбираться» с жалобой на шумных соседей. 

26 мая на очной ставке с Ледницким Соловьев, что называется, поплыл. На вопрос следователя, просил ли его Ледницкий дождаться работников милиции, чтобы не идти одному, сержант ответил: «Я уже не помню, возможно, и просил». На следующий вопрос, почему в ходе предыдущих показания Соловьев настаивал на том, что Ледницкий ему не предлагал дождаться сотрудников милиции, следователь вразумительного ответа не получил.  



След пули на двери

Примечательно, что сразу после ЧП со стороны МВД  пошли заявления о том, что стрелявший в минчанина «сотрудник милиции характеризуется с положительной стороны - выдержан, спокоен, уравновешен, конфликтных ситуаций старается избегать». В суде эта характеристика посыпалась уже на первом заседании. Начальник дал сержанту указание одному на вызов не ходить, а он это указание не вып нил. К чему эта неисполнительность в итоге привела? Один – обвиняемый, едва не отправившийся в мир иной, второй – потерпевший, устроивший пальбу на лестничной площадке. В таких случаях принято говорить, что по счастливой случайности жертв удалось избежать.  


След пули в тамбуре

И еще о мелочах противоречивых. Супруги, свидетели из кв. 77, вызвавш илицию на шум из 73-й, сообщили в суде, что в их квартиру Соловьев заходил дважды. Сержант же упрямо твердил, что был в 77-й один раз. По его противоречивым словам, первым удар нанес Гаврош, находившийся в тамбуре. В одном случае – правой ногой, потом – уже левой, то просто удар, то удар «тычковый». То агрессивный Гаврош схватил его за шею двумя руками и три раза стукнул головой о стену. Потом припомнил, что били его головой не о стену, а об обрамление лифта и не менее пяти раз.

26 января Соловьева допросили в качестве свидетеля по административному делу, заведенного в отношении Гавроша  за шум в квартире.  Соловьев дает показания, что шума – музыки, песен и прочего – из квартиры Гаврошей он не слышал, дверь квартиры была открыта. Хотя в его показаниях как потерпевшего по уголовному делу он следователю сообщил все с точностью до наоборот, мол, шум слышал, дверь была закрыта. А допрашивали Соловьева аж шесть раз, и только потому, что этих самых противоречий от допроса к допросу появлялось все больше и больше. Да и сам Соловьев, вроде непосредственный участник событий, а о произошедшем и сам много чего узнавал от следователя.

Первый допрос Соловьева состоялся 1 января, через несколько часов после ЧП, в протоколе отмечено, что допрос начат в 11.20. При этом дело против Гавроша уже возбуждено по ч. 2 ст. 363 УК (сопротивление сотруднику органов внутренних дел), а Соловьев признан потерпевшим. Сходу разобрались, кто виноват? При том, что очевидцев произошедшего -- нет. 

На первом допросе сержант сообщает, что произвел два выстрела. От следователя он узнает, что в обойме не хватает трех патронов. Куда точно пули летели, он пояснить не может: то в сторону почтовых ящиков, то «не могу сказать». 

На другом допросе он заявляет, что первый выстрел был «неосознанный», мол, в борьбе с Гаврошем случился, когда тот его за запястья держал. А вот второй выстрел он называет -- «предупредительным». На очередном допросе   эти два выстрела он называет «беспрерывными». Поди, разберись, что он этим хотел сказать? Эксперты попытались, но и у них ничего путного не получилось. 

Про экспертизы позже, а пока слово Соловьеву. На допросе 13 января, когда речь зашла о выстреле в спину Гаврошу, сержант упрямо стоял на своем, мол, боролись лицом друг к другу, за спину к Гаврошу не заходил и тот спиной к нему не поворачивался.  А пуля вошла под левую лопатку и вышла из плеча! Ее нашли в тамбуре.

На уже дополнительном допросе Соловьев «предполагает», проявляя чудеса своего глазомера: «По отношению к лифту Гаврош находился под углом 15 градусов. Все время пока он удерживал мою руку с пистолетом, он ее пытался выкрутить как внутрь, так и наружу. Я не исключаю, что во время второго и третьего выстрела моя рука с пистолетом под воздействием силы Гавроша могла быть заведена  наружу, с его стороны справа под подмышку. После чего мной произведены выстрелы…». 

Эксперты установили, но не всё

В ходе многочисленных экспертиз были получены различные результаты, однако сложить их единую картину для понимания произошедшего на лестничной площадке можно лишь предположительно. Суд, к слову, нужны факты, а не предположения. 

На одежде Соловьева нет генетических следов Гавроша, в то же время на манжете его куртки имеются следы крови обвиняемого. Как она туда попала, Соловьев не знает, утверждая, что после того как Гаврош упал, он к нему не притрагивался. Под ногтями Гавроша эксперты не обнаружили ни волокон ткани якобы разорванной в схватке форменной одежды, ни генетических следов милиционера. Что ставит под сомнение, что какой-либо жесткий контакт вообще имел место. 

При показаниях на месте преступления, Соловьев вдруг сообщает, что напавший на него Гаврош умудрился расстегнуть молнию его форменной куртки. Потом левой рукой он схватился за кобуру снизу, которая оказалась расстегнутой. Отсюда и был сделан обвинительный вывод в адрес Гавроша, что он пытался завладеть табельным оружием. Брюки, портупея и кобура милиционера являются вещдоками по делу. Однако эксперты не обнаружили на них отпечатки пальцев Гавроша.

Комплексная баллистическая и ситуационная экспертиза не смогла установить, какая пуля была выпущена первой и какая была очередность двух других. Экспертам не хватило исходных данных.

Эксперты установили, что пуля, обнаруженная под лестничным маршем, была деформирована о левую часть двери лифта. То есть был рикошет. След этой пули остался на двери лифта. Стреляли, определи эксперты, справа налево сверху вниз под углом около 30 градусов. Соловьев утверждал, что «пистолет был направлен в область паха или живота Гавроша». Опять не сходится.

Вторая пуля деформировалась от взаимодействия с бетонным полом тамбура.  Именно этой пулей была пробита стопа левой ноги Гавроша. То есть мужчина и за порог не успел ступить, как получил ранение! При этом эксперты отмечают, что «причинение ранения левой стопы возможно при обстоятельствах указанных Соловьевым в ходе допросов при условии, что левая стопа не была зафиксирована к полу». То есть нога находилась на весу или в движении. Эту пулю извлекли из-под линолеума, часть которого вырезали и в качестве вещдока приобщили к делу. От места, куда вошла пуля, до порога тамбура около полуметра. Соловьев утверждает, что Гаврош, прежде чем ударить его ногой, сделал шаг назад. При таком раскладе милиционер, чтобы его ударить ногой, сам должен был находиться в тамбуре. Сержант сообщил, что в тамбур он не входил. 

Третья пуля была найдена не деформированной на полу тамбура. Она вошла в область левой лопатки и вышла через плечо. По выводам экспертов, «ранение образовалось в результате выстрела с расстояния 3-5 сантиметров при условии, что пистолет находился в направлении правой лопатки Гавроша  справа налево». В заключении особо отмечается: «Обстоятельства причинения данного огнестрельного ранения не соответствуют обстоятельствам, изложенным Соловьевым».

Точно установить, как располагались сержант и минчанин  в момент стрельбы, эксперты не смогли «в связи с большой вариантностью  расположений Соловьева и Гавроша». Милиционер утверждал, что «двигались они хаотично». Проще говоря, сам запутался и экспертов поставил в тупик, ибо они ситуацию оценивали исключительно на показаниях Соловьева, других в их распоряжении не было. 

При таких противоречиях сержанта нужно было пропустить через «детектор лжи». Все основания для этого имелись, но в суде на этот счет не прозвучало даже намека. Следствие изначально пошло по пути поиска доказательств вины Гавроша. Слово за судом…


06:15 02/08/2017








Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
ссылки по теме
Активист о Miensk Edge Day: Подавили всех — и взялись за субкультуры
Милиционер пришел в детскую больницу составлять протокол на активистку профсоюза РЭП
Минфин ответит за ПРОтоКОЛ ГОВД
загружаются комментарии