"Адвокат в ЕС Лукашенко не нужен. Обвинения против него положили в долгий ящик"

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей улетел в Будапешт на встречу глав МИД Восточного партнерства. В числе обсуждаемых вопросов — саммит 24 ноября 2017 года в Брюсселе. Может ли Лукашенко поехать на этот саммит? При каких условиях? Надо ли ему это? "Белорусский партизан" поговорил с политологом Юрием Чаусовым.


"Адвокат в ЕС Лукашенко не нужен. Обвинения против него положили в долгий ящик"
- Беларусь, несомненно, получит приглашение для участия в осенней встрече глав государств и правительств стран восточного партнерства. Однако лично для Лукашенко участие в этом мероприятии не представляет такого интереса, как это было ранее, например, в 2009 году при проведении стартового саммита в Праге. Помните, тогда тоже отношения ЕС и Беларуси переживали "медовый месяц", и глава чешского МИД лично привозил в Минск приглашение на саммит с устным пожеланием.

Теперь ситуация иная: и в Евросоюзе теперь не всё гладко, и саму программу Восточного партнерства оценивают, как неудачную даже ее прежние горячие сторонники. Недаром предыдущий саммит в Риге в 2015 году назвали "саммитом разбитых надежд". Сомнительно, что в этом году встреча глав государств и правительств вдохнет новое дыхание в программу Восточного партнерства. 

Лукашенко мог бы поехать на этот саммит, если бы это служило целям престижа, чтобы продемонстрировать свой новый статус "рукопожатного" лидера, которого принимают в Европе. Но никто ему не даст гарантий, что на такой большой встрече не произойдет неприятных конфузов: скажем, Литва может поднять тему белорусской АЭС, Швеция может вспомнить о политически мотивированных уголовных делах, Чехия может высказать критику по поводу ситуации с правами человека в Беларуси. Александр Григорьевич уже давно привык на международной арене участвовать в протокольных, либо чисто неформальных встречах – а все важные переговоры (например с Путиным) проводить за чашкой чая с глазу на глаз. На саммит он не поедет – потому что ему это не нужно, Беларусь на этой встрече вероятно будет представлена на уровне правительства. 

- После отмены санкций Лукашенко, тем не менее, не ездит в ЕС. Почему? Не принимают, нет необходимости, подыскивается повод или что-то другое?

- Я думаю, что по аналогии со стартом Восточного партнерства в 2009 году (встреча с папой римским и Сильвио Берлускони), для Лукашенко сейчас подыскивают вариант неформальной встречи в ЕС, дабы компенсировать неучастие в саммите. Этот повод должен быть престижен, бессодержателен политически, но не наносить репутационных рисков тем политикам, которые пожмут руку человеку, которого еще недавно называли "последним диктатором Европы". Наверно, настало время для нового визита в Ватикан, а по дороге можно и с президентом Венгрии встретится, который тоже сейчас является "анфан террибль" в Европе.

Но, помимо целей престижа и демонстрации снятия санкций, для Лукашенко подобные визиты не играют никакой роли. На западном направлении политические переговоры более реально осу твляет министр иностранных дел Макей, и последние годы показали эффективность этого подхода: со спецслужбистом Путиным приходится общаться лично Лукашенко, а европейских бюрократов лучше понимает и убеждает министр иностранных дел.  

- Есть ли сегодня у Лукашенко адвокаты в Европе? Если да, то кто эти лидеры? Если нет, то почему?

- Что касается адвокатов, то, если продолжать предложенную аналогию, адвокат Лукашенко не нужен потому что обвинения против него положены в долгий ящик. Главным адвокатом для него теперь стала белорусская дипломатия. Она оказалась способна использовать угрозу путинской России как основание для налаживания отношений официального Минска с западными столицами. Да, случаются отдельные проколы – то внутренняя политика подкинет проблемы с сотнями арестов участников протеста, то Литва вдруг акцентирует проблему АЭС. Но в целом дипломатия на западном направлении с вызовами справляется. Конечно, авантюры типа попытки выдвинуть Купчину на пост главы ОБСЕ оканчиваются неудачами – но сам факт подобной попытки показателен. 

Президент Беларуси имеет такой устоявшийся имидж в Европе, что мало кто из европейских политиков захочет без крайней необходимости марать свой имидж встречей с ним. Такая крайняя необходимость была в 2015 году при проведении переговоров по Украине в Минске, когда к нам приехали канцлер Германии Ангела Меркель и на тот момент президент Франции Франсуа Олланд. Другого такого повода пока на горизонте не видно. 

А без такой крайней необходимости о чем вести переговоры? О подписании договора об ассоцициации с ЕС? Но Беларусь не хочет в ЕС. Об участии в Парламентскоой ассамблее Восточного партнерства? Но Макей проводет эти переговоры лучше и эффективнее. 

- Теоретически: Лукашенко 24 ноября едет на саммит в Брюсель. Что это будет означать?

- Сам по себе такой визит не является чем то невозможным и сам по себе он вряд ли станет значимым явлением (может, только для белорусской пропаганды). Но, если он произойдет – он станет знаком, характеризующим современное состояние единой политики ЕС на восточном направлении. Сейчас вопросы безопасности и стабильности на этом направлении являются для ЕС приоритетными, и ради них европейские столицы даже готовы де-факто признать разделительные линии в Европе, которые определяют Беларусь как страну суверенную, но находящуюся под военным протекторатом РФ.

11:59 31/08/2017








Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
загружаются комментарии