Он отдал долг Родине. А Родина пожалела мизерную пенсию по инвалидности

Бывший «афганец» семь лет добивается пенсии по инвалидности. Нет ни работы, ни пенсии, зато есть перспектива частичного паралича.



Он отдал долг Родине. А Родина пожалела мизерную пенсию по инвалидности
В начале 80-х годов прошлого века молодой парень Толик Грицкевич был призван в ряды вооруженных сил советской армии. На его армейскую долю выапала добровольно-принудитльная “коммандировка” в Афганистан. И Грицкевич, равно как и десятки тысяч пацанов по всему Союзу в Афганистан поехал. Родина не спрашивала его желания – Родина сказала – “надо”. Младший сержант Анатолий Грицкевич выполнял свой интернациональный долг, как говорится, на совесть.

-- Повезло, что живым оттуда приехал, -- расказывает “Белорусскому Партизану” Анатолий Иванович. – Мог ведь и в “цинке“ вернуться. То, что я там видел, и то, что мне там довелось пережить – не дай Бог никому. Но вернулся. И свято верил в то, что Родина, которая отправила меня в то пекло, уж точно никогда меня не забудет.

О той войне Анатолий Иванович рассказывать не любит и не хочет, чтобы не бередить старые раны и не возвращаться туда – в январь 1982-го, когда его жизнь повисла на волоске… 7 января, аккурат на Рождество младший сержант Гриццкевич находился на боевом посту. Тогда его и пытались убить.

--В меня стреляли из автомата Калашникова, -- продолжает рассказ Грицкевич – Не в упор, но точно. На языке медиков, травму, котороую я получил тогда называется “тяжелое ранение”. А если говорить по-простому, то пуля разворотила мне поддбродок. Удивительно, но сознание от того ранения я не потерял, то ли от щока, то ли еще от чего. Это и спасло мне жизнь. 

Раненного бойца доставилв советский госпиталь в Кабуле, где ему была сделана срочная операция.

-- Пуля не прошла навылет, она осталась внутри меня, -- говорит Грицкевич. -- Около одного из шейных позвоночник. Конечно, во время операции ее извлекли, но последствия того ранения ркзались страшными:оказался, естественно, поврежден позвоночник, трахея и гортань. В кабульском госпитале я провел около трех недель, пошел на поправку, вроде как. Но врачи уже тогда сказали, что с последствиями этого ранения мне придется мучаться всю жизнь. И чем старше я буду становиться, тем сильнее буду ощущать последствия рокового выстрела…

Врачи в таких вопросах ошибаются редко – и с возрастом Анатолий Грицкевич постепенно превратился в инвалида. Правда, тогда, тридцать пять лет назад, он, как и многие другие и не догадывался, что страны, которая послылала его на “убой” уже не будет, и что старость ему придется встречать в независимой и суверенной Республике Беларусь.

-- Поймите меня правильно, я ни на что не жалуюсь, -- говорит мужчина. – Просто не думал, что когда-либо останусь без средств к существованию. Без копейки. Но такая ситуация у меня в жизни и а самом деле сложилась…

И такая ситуация, думается, могла, сложится только в современной Беларуси. До 2009-года у Анатолия Грицкевича была оформлена группа инвалидности – третья, рабочая.

-- Получал я тогда около миллиона восьмисот тысяч "старыми", -- вспоминает Грицкевич. – А группу эту дали мне не пожизненно, инвалидность каждый года нужно было подтверждать. И поехал я ее подтверждать в очередной раз. Пришел в Брестский МРЭК, там мне говорят: мол, подождите, ваша медицинская карта к нам не попала из поликлиники. Идите  домой, будьте спокойны, мы вас вызовем. Прошло десять дней вызвали и ошарашили: оснований для продления группы инвалидности у врачей не оказалось. То ли карту мою потерли со всеми выписками, то ли я, по их мнению, резко здоровым стал. Официальной причины для снятия мне группы инвалидности ни в одном документе я так и не прочитал… К слову, эта пенсия и была моим единственным источником дохода.

Для того, чтобы ответственные чиновники, читающие этот текст, не подумали, что, мол, Грицкевич лодырь, только и хотел наше государство на пенсию «развести», мужчина поясняет.

-- Работу в этой стране найти не просто, особенно когда у тебя отнимается рука и нога, непросто, но я делал все, что мог. Сначала стоял на «бирже труда» -- с перерывами три года стоял. Но мне не всякая вакансия подходить --  в силу своих физических особенностей я не могу долго сидеть или стоять. С «биржи труда» меня сняли. Но я брался  за любую работу – до последнего подрабатывал в колхозе, а сейчас совсем худо стало…

Совсем худо – это значит совсем. Этим летом Грицкевич лежал в госпитале для инвалидов Великой отечественной воны. Лежал на очередной реабилитации. Сделав снимок врачи «порадовали» мужчину: ранение, полученное в Афганистане даёт о себе знать, проблемы в позвоночнике серьезны: все идет к тому, что через несколько лет у Грицкевича могут быть полностью обездвижены обе руки.

-- Так вот, пока этого не случилось, я и пытаюсь решить вопрос с инвалидностью, -- говорит Грицкевич. – Потом  уже поздно будет. Поскольку до пенсии по возрасту я еще не дотянул, пенсия по инвалидности – это единственный реальный доход, который не позволит умереть мне от голода. У меня есть жена, которая меня сейчас фактически содержит,  но… Это ведь не дело… Неужели я не нужен этой стране?

Чтобы решить свою проблему, Анатолий Грицкевич обратился к юристам – в правозащитный центр «Правовая помощь населению». Его руководитель Олег Волчек помог мужчине составить письмо на имя министра обороны Беларуси Андрея Равкова, где и была изложена эта ситуация. Ответа из Министерства у Анатолия Грицкевича пока нет
  


08:01 27/09/2017








Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
ссылки по теме
Государство лишает афганцев средств к существованию
«Вам нужен взрыв в центре Минска?»
«Я выйду на Площадь с протянутой рукой»
загружаются комментарии