«Он присел и тихо умер…»

Не стало «афганца» Василия Зубаря,  человека, который пытался доказать государству, что причина смертельных болезней ветеранов той войны – сама война…



«Он присел и тихо умер…»
Ровно 29 лет назад, 15 февраля 1989-го года последний советский солдат покинул территорию Афганистана. День вывода советского военного контингента из Афганистана, отмечается в Беларуси, как День памяти воинов-интернационалистов.

Сегодня в адрес тех, кто был на той войне, белорусским официозом будут высказаны дежурные слова благодарности, в духе «спасибо вам за подвиг, государство вас не забудет».

О том, как социально-ориентированное белорусское государство «свято чтит и всесторонне помогает воинам-интернационалистам» год назад «Белорусскому Партизану» рассказывал пенсионер из Петрикова Василий Зубарь – один из тех, кто прошел все ужасы афганского ада. Мужчина пытался добиться от белорусских чиновников и военных права на лечение за рубежом, считая, что и пережитый инфаркт, и рак желудка – следствие пребывания на той войне. 

«Я выйду на площадь с протянутой рукой», так называлась статья, в которой Зубарь рассказывал о своих злоключениях.

Сейчас доподлинно известно, на площадь с протянутой рукой Василий Зубарь не выйдет больше никогда. И лечение ему уже не понадобиться. Осенью прошлого года мужчина умер…

Год назад мы встретились с ним в Минске. Василий Зубарь искал поддержки и помощи у журналистов. Он резонно рассчитывал на то, что публикация статьи о нем сдвинет ситуацию с мёртвой точки – он добьется у государства права на помощь. Хотя бы разовую.


В столицу он приехал сам, без посторонней помощи. Улыбчивый человек, с горящими и глубокими глазами, таким он выглядел. О том, что у Зубаря страшные проблемы со здоровьем, глядя на него, сказать, было нельзя. Разве что тросточка, на которую время от времени опирался Василий Григорьевич…

Мы присели, и он стал рассказывать. Рассказывал долго, увлекательно и интересно. 

В Афганистане Василий Зубарь провел два года. Служил там техником технической части. На его счету было 48 выездов в составе автоколонны. Зубарь не был солдатом в прямом понимании этого слова -- с оружием в атаку не ходил. Хотя, смерть на войне не спрашивает – военный ты или технический специалист – под пули одинаково попадали все…

Из Афгана Зубарь вернулся с медалью «За боевые заслуги». Вернулся целым и невредимым. – ни контузии, ни ранения, ни увечья… Повезло, считал он. Также, кстати, считали и многочисленн русские чиновники, к которым через 25 лет обращался Василий Зубарь. 

Раз нет видимых повреждений, то и оснований для дополнительной помощи воину-интернационалисту, тоже нет.

«Болячки» накрыли Василия Зубаря не сразу, а через десяток лет после демобилизации – сначала был инфаркт, а потом проявилась онкология. Василий Зубарь был уверен, что эти болезни – следствие его пребывания в стрессовой ситуации, коей, естественно, была та война.

Пока были силы и финансовые возможности, Зубарь не просил у чиновников ничего. Плевком, в лицо белорусских «афганцев» он расценил инициативу родного государства о том, что льготы у афганцев можно и забрать. И так мол, жируют, «вояки». 

В знак протеста против этого решения Зубарь официально отказался от получения юбилейной медали по случаю вывода советских войск из Афганистана. Льготы, как известно у афганцев забрали, забрали у Зубаря и медаль, от которой он сам отказался. Кажется, после этого поступка Зубарь сохранил больше, чем потерял. Василий Григорьевич сохранил достоинство и самоуважение. Это гораздо важнее, чем кусок памятного металла…

Последние годы Зубарь жил с диагнозом – рак желудка. Терпел, пока мог. Когда боли стали нестерпимыми, мужчина пошел к врачам, они то и выявили вторую стадию онкологического заболевания. Потом была операция. Вроде бы успешная. Метастазы не поразили другие органы. Для нормальной реабилитации Зубарю нужны были дорогостоящие витамины и специальное диетическое питание. Пенсии в 360 рублей ему банально не хватало. И написал Василий Григорьевич заявление в Управление по труду и социальной защите Петриковского райисполкома. Оттуда пришел казенный и циничный ответ – ваша пенсия выше прожиточного минимума, поэтому на финансовую помощь, даже разовую, не рассчитывайте.


Не увенчалась успехом попытка Зубаря, и отправиться на лечение в один из белорусских санаториев. Без направления  от врача-оноколога, путь туда раковым больным практически закрыт. Зубарю это направление не выдали, опасаясь, что прямо в санатории он не дай Бог, умрёт. А это головная боль для всех: разбирательства, выяснения, отписки.

После того, как на «гражданском» уровне у Зубаря добиться хоть какой-то помощи не вышло, он обратился в Министерство обороны Беларуси – просил увязать его диагноз с тем, что был в Афгане. Но и министерство обороны не пошло на встречу Василию Григорьевичу. «Документы, подтверждающих у вас наличий травм, ранений и контузий и заболеваний во время прохождения военной службы в Демократической Республике Афганистан отсутствуют», -- ответили там. Не нашлось средств у Минобороны и для оказания разовой финансовой помощи.

«Из ответа следует, что Минобороны средств для оказания материальной помощи не имеет, но «в соответствии со ст. 57 Конституции Республики Беларусь» -- защита Республики Беларусь -- священный долг гражданина Республики Беларусь». Свой священный долг я выполнил на совесть, а как коснулось помощи просить – кукиш с маслом», -- сетовал тогда Василий Григорьевич.

Отчаявшись, мужчина собирался выйти на площадь родного Петрикова. О его намерениях были надлежащим образом уведомлены городские власти. Зубарь собирался встать на площади с протянутой рукой, прося помощи у неравнодушных. Он очень хотел жить…

Тогда, год назад, до главной площади Петрикова, Василий Зубарь не дошел.

«После статьи на «Белорусском Партизане» в Петрикове начался переполох», -- сказал он тогда.  О том, что ее прочитали я знаю точно. Уже звонили из компетентных органов – из милиции и местного КГБ, просили, чтоб не «баламутил обстановку». Я не то, чтобы их боюсь, просто, если будут бить, могу не выдержать. Раз силовики наше интервью прочитали, то может и в социальных службах тоже?»…

Сейчас, как говорится не спросишь…

Накануне очередного дня памяти Воинов-интернационалистов мы снова решили связаться с Василием Зубарем – поддержать, поздравить, спросить, как изменилась его жизнь за этот год. Снизошло ли до помощи государство?

-- Его больше нет, -- ответила на телефонный звонок вдова Василия Григорьевича  Его не стало несколько месяцев назад. В сентябре. Ушел тихо. Присел и больше не встал… Так и не дождавшись никакой помощи…




10:36 15/02/2018






Загрузка...