"Мне все тыкают, зачем ты нарожала столько детей"

Одинокая многодетная мама Людмила Овсяник живет в общежитии по улице Молодежной в Сморгони вместе с четырьмя детьми-школьниками. Из-за высокой оплаты за коммунальные услуги и низких зарплат у нее накопилась задолженность, из которой она никак не может выбраться. Вот уже второй год семья находится на грани выселения на улицу, при этом давать нормальное жилье им никто не спешит.


"Мне все тыкают, зачем ты нарожала столько детей"
"Он кричал на меня, мол, что, вы будете рожать детей, а я вам буду делать ремонт?"

Людмила стоит в очереди на улучшение жилищных условий семь лет. Раньше она жила в деревне, 10 лет назад банк выделил 20 миллионов рублей старыми на покупку дома. Через пять лет после этого умер гражданский муж Людмилы, и она вместе с детьми переехала в Сморгонь. Дом этот, по ее словам, не подлежит ремонту. К тому же, деревня находится в 13 км от города, там нет детского сада, школы. "10 лет назад там был колхоз, у нас с мужем была работа. Я кроме работы в колхозе торговала на рынке, а муж занимался строительством. Сейчас же никакой работы там нет, деревня просто выживает, как там жить?" - рассказала Людмила "Белорусскому партизану".

"В Сморгони мне с пятью детьми дали общежитие, сначала 18-е, с подселением. То есть в одном блоке жили три семьи. Унитаз, ванная были на 15 человек. Условия были ужасными. Я пошла в райисполком, подала документы на улучшение жилищных условий. Мне объяснили так: за вами числится дом, вам нужно от него избавиться. Когда вы избавитесь от собственности, то имеете право как многодетная семья получить квартиру.  Дом этот 1973 года, он в ужасном состоянии. Я избавилась от него, но должно пройти пять лет отчуждения собственности", - говорит Людмила.

Четыре года назад ей предложили другое общежитие – квартирного типа, где все было уже отдельно. Правда, само общежитие было в аварийном состоянии. 

"Общежитие старое, находится в ужасном состоянии: пошла большая сырость, окна не закрываются, пол прогнил. В блоке не было ни розеток, ни унитазов, стояла страшная вонь, были блохи, тараканы. От этого блока отказывались все. Ко мне приходят социальные комиссии, проверяющие из сада, школы, ставят на учет как неблагополучную семью, потому что я живу в плохих условиях. Я пришла к директору УП ЖЭС и спросила, как мне в такой блок вселяться? Он накричал на меня, мол, что, вы будете рожать детей, а я вам буду делать ремонт? Кто вас просил рожать столько детей, если вы их не можете обеспечить? Меня все постоянно упрекают этим. Как бы моя жизнь не складывалась, дети для меня – главное. Я любыми путями старалась сделать  так, чтобы мои дети были всегда одеты и накормлены, жили в нормальны условиях. 

Мне сказали, что ничего лучшего нет, и это мое право, вселяться или нет, но ремонт мне придется делать за свой счет. Тогда я влезла в большие долги, взяла кредиты, что-то покупала в рассрочку. Полгода делала сама ремонт. Просила сделать мне розетки, но всем плевать. Пришли из школы и сказали, что из-за розеток поставят нас на СОП. Но что я могу сделать, если электрик у нас на вес золота? Я тогда работала в Горгазе, именно от предприятия получила ходатайство на это общежитие. Кроме зарплаты в 2,5 миллиона до трех старыми, еще получала детское пособие. А потом начался кризис, мне перестали платить пособие, а долгов за эти ремонты набралось много. Ни органы опеки, на райсиполком, ни ЖКХ – никто мне не помог в этом", - рассказывает Людмила.


Тогда она ушла с предприятия, наняла пенсионерку-няньку, которая сидела с детьми, а сама начала ездить в  Минск на заработки – убирать квартиры и дома. По ее словам, после этого социальные службы начали цепляться к тому.

"Они говорили, что дети не должны оставаться одни, я должна работать на месте, в Сморгони. Но я утром уехала – вечером приехала. У меня никого больше нет, ни родителей, ни мужа, кто мне может помочь? Люди у нас в Сморгони получают зарплаты 250-300 рублей, это потолок. А мне каждый месяц только за коммуналку нужно платить 150 - 180 рублей, потому что это общежитие. Если работать в Сморгони, то я за такие зарплаты просто не выживу и не прокормлю свою семью. На заработках в Минске я получаю больше. А мне тогда нужно было еще отдавать долги и кредиты за ремонты. 

Они требуют, чтобы за местную зарплату в 250 рублей я заплатила 180 за коммуналку, при этом мой холодильник должен быть забит продуктами, дети должны быть одеты и накормлены, в жилье должен быть хороший ремонт. В плане детей я стараюсь: они у меня одеты и накормлены. Мне хорошо помогает Минск – деньгами, продуктами, церковь взяла над нашей семьей шефство. А как местные помогают? Например, на то чтобы собрать пятерых школьников в школу мне дали старыми деньгами 1,5 миллиона рублей. Вот и крутись, как хочешь.

И только благодаря двум женщинам из органов опеки, Тамаре Ружевской и Марине Ковальской, мне все-таки разрешили ездить на заработки в Минск. Я им очень благодарна, они действительно видят и знают, в каком я сложном положении", - рассказывает Людмила.

"Меня запугивали тем, что если я сама не сделаю ремонт в общежитии, то у меня заберут детей. Я сделала, но детей у меня все равно забрали"

Несмотря на то, что она сделала ремонт, у Людмилы все-таки забрали детей и на месяц отправили в приют. 

"Меня запугивали тем, что если я сама не сделаю ремонт в общежитии, то у меня заберут детей. Я сделала, но детей у меня все равно забрали. Я нанимала адвокатов и смогла их вернуть. Потом мне юристы объяснили, что по закону я как многодетная мама не должна была делать эти ремонты и влазить в долги. Как многодетной семье нам положена безвозмездная субсидия от государства на покупку и ремонт квартиры или дома, но у нас добиться чего-то очень сложно", - говорит Людмила. 

Теперь у семьи снова накопилась задолженность за коммуналку - 1500 рублей. Людмилу вместе с детьми должны были выселить на улицу, детей хотели отправить в приют, за который к слову тоже нужно платить. Договор на проживание в общежитии был до 31 декабря 2017 года, но по решению суда семье дали отсрочку на год, уже второй раз.

"Год назад мою семью уже выселяли, когда я ушла с предприятия, которое давало ходатайство на общежитие. Была большая задолженность, но мне нечем было платить, у меня висели большие долги за ремонты. Когда у меня отобрали детей, меня поставили в 18 декрет, не дав возможности зарабатывать и отдавать эти долги. Когда я брала кредиты, доллар был 10 тысяч старыми, а потом он резко подскочил во время кризиса. За четыре года я только процентов отдала чуть ли не сто миллионов старыми. 

Мне тогда дали отсрочку на год и материальную помощь, которая вся ушла на оплату долгов за коммунальные услуги. Моя знакомая в двухкомнатной квартире в 46 квадратов платит коммуналку 35 рублей, мне же с пятью детьми нужно платить 180, потому что это общежитие. Они считают по прописке, то есть я плачу за шестерых прописанных в блоке людей.

В сентябре 2017 года я узнала, что даются "под ключ" трёхкомнатные арендные квартиры в новом доме, написала заявление, чтобы попасть туда. Но новую трешку отдали начальнику расчётного центра с одним ребенком. Мотивировали тем, что она стояла с 2008 года, а я с 2011. Вместе с юристами мы написали жалобу в Гродно. Мне тут же предложили посмотреть квартиру в старом доме, но она была в ужасном состоянии, хуже, чем в общежитии четыре года назад. Я спросила, вы что, хотите снова вогнать меня в долги? Я еще с теми не рассчиталась. А если я не сделаю ремонт, у меня снова могут забрать детей. Естественно, я отказалась", - рассказывает Людмила.

По ее словам, хоть отсрочку и дали, сама проблема не решилась. 

"Мне уже потом сказали, что с самого начала не нужно было лезть в эти общежития и проблемы. Мне как многодетной маме должны были сразу дать квартиру. Я хочу добиться справедливости для своей семьи и своих детей. Я готова платить по 200 рублей за коммуналку, но за хорошие условия проживания, а не за общежитие. 

Я устала уже от всего этого, я натерпелась столько унижений. То, что пережила я и мои дети – не дай Бог пережить кому-либо. Я мама пятерых детей, я их всех очень люблю, я не сделала ни одного аборта. И сейчас, как только дело коснется какой-то помощи, мне все тыкают, зачем ты нарожала столько детей, если не можешь их обеспечить. Мол, вам большой плюс – вы не пьете, не курите, ведете нормальный образ жизни, но есть минус – пятеро детей", - говорит Людмила.

Какой выход может быть из этой ситуации? "Белорусскому партизану" прокомментировал сморгонский правозащитник Алесь Дергачев.

"У Людмилы действительно тяжелое положение. Формально закон на стороне властей. Человек не платит коммуналку – его могут выселить. Она понемногу эту задолженность погашала, ей давали помощь, но долг за коммуналку все равно растет, как и цены за услуги ЖКХ. Мы хотим организовать народную помощь, чтобы хотя бы погасить теперешний долг, который над ней висит. Власти же со своей стороны могли бы помочь с арендным жильем, это в их силах", - отметил правозащитник. 

09:54 22/02/2018






Загрузка...