УКАТАЛИ

или КАКОЕ «ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО» ПОСТРОЕНО В БЕЛАРУСИ?


УКАТАЛИ

В лесу под Гродно нашли труп женщины. Виновные оперативно найдены, предстали перед судом и отбывают заключение в белорусских колониях. Но авторитетные эксперты  считают, что несчастная была убита через несколько дней после того, как "виновные", граждане России, оказались в камере предварительного заключения.




Честно говоря, даже если не знать подоплеки этой истории, приговор, вынесенный 1 октября 2004 года судебной коллегией по уголовным делам Гродненского областного суда под председательством П.П.Бандыка, вызывает недоумение.


Приговор, как известно, может быть суров, но должен быть справедлив. Именно поэтому все сомнения трактуются в пользу обвиняемых. Именно поэтому по делу должны быть доказательства, а выводы суда не могут основываться на предположениях.


А теперь читаем приговор (даем его в изложении).


Суд установил, что Устинов В.В. и Саранчук И.П. 1.09.2003г. утром на автомашине "Москвич" с целью похищения гражданки Хижняковой Л.С. подъехали к ее дому в Гродно. Преступный замысел возник из-за того, что сын гражданки получил от Устинова обманным путем 40000 долларов США и не возвращал их. Саранчук подошел к Хижняковой и предложил поехать с ними. Она не согласилась, тогда Саранчук силой усадил женщину на заднее сиденье машины. Управляемый Устиновым "Москвич" доехал до лесного массива возле деревни Олешицы Берестовицкого района.


Саранчук, ничего не подозревавший об умысле товарища, остался в машине. А Устинов с Хижняковой направились в лес. "Из мести", констатирует суд, Устинов начал избивать женщину: 6 ударов твердыми предметами в голову и по туловищу, 7 колото-режущим предметом в область грудной клетки, а после этого задушил петлей из скотча, выкопал яму и захоронил труп. Ничего не подозревавший Саранчук все это время сидел в машине. Вернувшийся друг сообщил ему, что оставил женщину в лесу.


Около 15.00 на въезде в Волковыск по подозрению в похищении женщины Саранчук и Устинов были задержаны патрулем.


Обвиняемый Устинов виновным себя не признал и заявил, что ни похищения женщины, ни ее убийства не совершал. Саранчук - признал частично, сообщив, что оговорил на предварительном следствии товарища, что Устинова не было при похищении Хижняковой, и что с ним были другие лица. Именно эти "лица" и остались с Хижняковой в лесу, а он уехал. Место, где "пассажиры" вышли, Саранчук указал, именно там впоследствии и был обнаружен труп.


Согласитесь, суд оказался в сложной ситуации, в которой меру вины, справедливость обвинения и правдивость подсудимых могут определить только доказательства.


Поскольку частичное свое участие в похищении женщины Саранчук признает, обратим внимание на доказательства вины Устинова, причем те, которые основываются не на показаниях Саранчука (ведь он от них отказался), а, как принято говорить, "другими материалами" дела. Тем более что суд посчитал их достаточными.


Муж Хижняковой рассказал, что "какой-то Володя неоднократно угрожал жене".


Двое соседей видели похищение Хижняковой, которое произошло около 8 утра 1 сентября. Устинова, правда, не видели и не опознали. Но подтвердили, что женщину увезли на том самом "Москвиче".


На брюках убитой обнаружилось волокно, идентичное волокнам чехлов машины (еще одно подтверждение!), а в самом "Москвиче" - бумаги на ее имя, кусок скотча, а также отпечатки пальцев Устинова, Саранчука и "неизвестных лиц". Помимо этого на одежде убитой имелись три серо-синих хлопковых волокна "общей родовой принадлежности", как написал эксперт,  с джинсами Устинова и Саранчука (тут стоило бы добавить, что и с любыми, в том числе, например, с моими).


Но по совокупности таких вот доказательств суд пришел к выводу, что "кто-то иной, кроме Устинова В.В. не мог лишить жизни Хижнякову Л.С., ибо другого лица в лесу не было, и убита она была именно в этот день".


Приговор - 17 лет колонии усиленного режима Владимиру Устинову, 11 лет - Ивану Саранчуку.


Согласитесь, утверждение, что сентябрьским утром в лесу никого не было с чистой совестью можно отнести к разряду неправдоподобных предположений. Но, как ни странно, предположением (причем, по мнению авторитетных экспертов, ошибочным) можно считать и то, что Л.Хижнякову убили именно в то злополучное утро 1 сентября.


Труп обнаружили 5 сентября, судмедэкспертиза проходила на следующий день. Но с установлением точной даты смерти, судя по всему, возникли проблемы, так как впоследствии экспертиза назначалась еще несколько раз. Но в любом случае в приговоре суда упоминается заключение экспертов от 5 мая 2004 года, согласно которому "смерть гражданки Хижняковой Л.С. наступила более чем за трое суток до проведения экспертизы". Согласитесь, странная формулировка. На сколько более -  на день, на неделю, на месяц?


Именно поэтому все заключения белорусских экспертов были направлены адвокатами на еще одну экспертизу - в знаменитый Российский центр судебно-медицинской экспертизы.


Обоснование российских специалистов занимает 15 листов убористым текстом, а вывод просто разбивает приговор белорусской Фемиды. Проанализировав описанные белорусами трупные изменения (состояние трупных пятен, характерности окоченения трупа и т.п.) эксперты пришли к выводу, что "смерть гражданки Хижняковой Л.С. наступила в пределах 2-3 суток до момента проведения экспертизы", то есть не раньше 3 сентября. Напомним, что с 1 сентября и Устинов, и Саранчук уже находились в СИЗО.


Причем один из экспертов, подписавших это заключение, хорошо известен белорусским коллегам, которые повышают свою квалификацию и следят за специальной литературой. Это Евгений Христофорович Баринов - судмедэксперт высшей квалификационной категории, доцент кафедры судебной медицины Московской медицинской академии им. И.Сеченова, профессор Европейского университета права, действительный член Международной Ассоциации по идентификации и т.д. (звания можно перечислять долго).


Естественно, адвокаты написали не одну кассационную жалобу на этот приговор и, конечно же, на аргументы не скупились.


В частности, адвокат Татьяна Вардомская обратила внимание на следующее:


Как подтвердили эксперты, на полуботинках, в которых в тот день находился Устинов, нет наслоений почвы. "В судебном заседании полуботинки осматривались, они имеют рельефную формованную подошву, которая бы сохраняла наложения почвы, тем более влажной (по показаниям свидетелей, в тот день шел дождь). Логично, что отсутствие следов почвы свидетельствует о том, что до задержания он ходил исключительно по асфальтовому или бетонному покрытию".


Более того, на одежде Устинова не обнаружено следов почвы. И это при том, что, если верить материалам дела, он вырыл полутораметровую яму и в ней закопал труп. Может, кто-нибудь из судей и прокуроров проведет мастер-класс, как это ходить в дождь по лесу, рыть яму, и чтобы твоя одежда и обувь остались абсолютно чистыми. Как можно бить-резать человека, а потом душить, чтобы ни на одежде, ни на обуви, ни под ногтями не осталось никаких следов крови, чешуек кожи и тому подобного? Чтобы, наконец, на скотче, которым задушили женщину, оставить чужие отпечатки пальцев.


Обращает адвокат внимание и на то, что "в автомашине, которой пользовались обвиняемые, обнаружено два следа пальцев рук, которые принадлежат неизвестному лицу или лицам". Однако суд в приговоре избегает даже упоминания об этом, а заявление Саранчука, что Хижнякову он оставил в лесу с этими людьми назвал "вымыслом".


А нельзя ли назвать "вымыслом" утверждение, что Хижнякова позавтракала (по рассказу мужа, просто выпила чай), вышла из дома, а на улице ее "встретили", усадили силой в машину, вывезли в лес и убили? Ведь экспертиза констатировала, что незадолго до смерти убитая употребляла алкоголь и закусила, как минимум, огурчиком с помидорчиком.  Причем в суде муж потерпевшей категорически утверждал: жена утром только чай и пила, и никак не могла есть на завтрак огурцы и помидоры.


Где была Хижнякова? С кем осталась в лесу? Кто вел с ней "разговор под водочку"? Чьи отпечатки пальцев остались в машине? Наконец, почему даже в качестве свидетеля не привлекался по делу сын Хижняковых Вадим, из-за которого, по версии следствия и суда, и разыгралась эта трагедия? Вопросов много. И поскольку ответы на них не найдены, выслушаем главного обвиняемого - Владимира Устинова и его версию произошедшего.


Есть такое слово - "мафия"


Владимир Устинов в настоящее время отбывает срок в Оршанской колонии. Он уже понял, какое "правовое государство" построено в Беларуси, поэтому как гражданин России обращается за помощью в Россию. После решения о создании при аппарате советника Владимира Путина по правам человека Эллы Памфиловой и омбудсмене Владимире Лукине совместной белорусско-российской правозащитной группы это обращение стало одним из первых криков о помощи.


История Устинова, как выяснилось, до банальности проста.


В Москве на автосервисе он познакомился с белорусами Вадимом Хижняковым и А. Ярославцевым, которые гоняли в Россию на продажу автомобили. Подумав, Устинов решил через этих "открытых парней" купить автомобиль и себе. 45 тысяч долларов - и красавица "Ауди Аллроод" была пригнана в Гродно. Довольный покупатель оставляет машину (по расписке) в гараже родителей Ярославцева, а сам уезжает домой оплачивать положенные таможенные и страховые взносы. Все оформил, вернулся, а машины нет. Родители Ярославцева сказали, что их сын вместе с Хижняковым машину забрали.


Естественно, Устинов направился прямиком в белорусскую милицию. Однако заявления у него не приняли. Сказали: топай, дорогой, по месту жительства. И тогда он начал розыск сам.


Автоцентры и маленькие автомастерские Беларуси, Польши, Чехии, Словакии Устинов прошел по всей цепочке. Он уже знал, где у ворованных машин перебивают номера, где их хранят в поиске покупателей, кто какое место занимает в этой иерархии, кто чей родственник, кто кому помогает. Ему неоднократно угрожали и велели "не соваться", советовали уезжать и больше никогда не возвращаться в Беларусь. Но русские только с виду ленивые медведи, а попробуй заведи…


Наконец, Устинову позвонил человек, представившийся братом Ярославцева, велел успокоиться и сказал, что ему приготовлен другой автомобиль. Встретиться договорились в конце августа.


На этот раз Устинов взял с собой водителя - того самого Саранчука. По дороге в Гродно у них ломается машина "Ауди" и, оставив ее на стоянке около Минска, они за 200 долларов покупают "Москвич", но все-таки вовремя добираются до Гродно.


"Меня встретили неизвестные мне двое мужчин, - рассказывает Устинов. - Сказали, что со стороны Польши большая очередь, что нужно поехать с ними, найти их знакомых пограничников и таможенников для быстрого пересечения границы. В тот момент меня что-то остановило, наверное, та самая интуиция, а то, возможно, меня не было бы в живых.


В общем, я отказался, и мы решили по-другому. Я снял на сутки квартиру в Гродно, а с ними отправил своего водителя, чтобы он убедился в правдивости их слов. Саранчук вернулся где-то около 10.00- 10.30, сказал, что все нормально и что можно ехать за машиной на границу. Мы сели в "Москвич" и поехали. Я заметил, что Саранчук нервничает, пытался выяснить причину. И выяснил - на границе я не увидел ни этих людей, ни джипа, который мне пригнали. В течение двух часов я несколько раз заходил к таможенникам и интересовался, не заносили ли документы на джип. Ответ получал отрицательный. Поняв, что ждать бесполезно, я сел в свой "Москвич" и велел Саранчуку ехать в Гродно. По дороге водитель рассказал мне все, что произошло ночью. Некие Януш, Юра и Артур, также он сказал, что видел Вадима Хижнякова, утром забирали какую-то женщину. От таких подробностей мне стало дурно, я понял, что меня просто подставили. Тогда я развернул машину и поехал к родителям Ярославцева в Волковыск. Свобода моя длилась ровно до поста ГАИ. Машина была остановлена, в течение трех минут нас скрутили, засунули в "воронок" и увезли в Следственный изолятор, где мне сразу было предъявлено обвинение в похищении и убийстве человека. Я очень долго доказывал, что у меня есть алиби и свидетели, где я был в тот промежуток времени, но меня никто и слушать не хотел. 


Только сейчас, отбывая 17-летний срок в белорусской колонии, я понял: ни о каком международном праве и правах человека, ни о каком соблюдении законности в стране с тоталитарным режимом не может идти речи, - написал Владимир Устинов в Кремль. - Здесь беспредел везде: и по отношению к ТВ, и по отношению к прессе. А КГБ и милиция - это "братки-торпеды" "всенародно избранного батьки".



Дело Владимира Устинова сейчас активно муссируется в правозащитных кругах России. Белорусско-российская комиссия Совета по правам человека при Президенте Российской Федерации обратилась в Министерство иностранных дел России с просьбой выяснить  условия содержания российских заключенных. Но в ответ из российского посольства в Беларуси получена банальная отписка, составленная, судя по всему, на основе рассказа руководства Оршанской колонии. Российские дипломаты, по мнению некоторых членов комиссии, наплевательски отнеслись к просьбе. Вместе с тем правозащитники намерены довести начатое дело до конца. По некоторым данным, сейчас готовится ответ МИДу. Вероятно, в случае новой отписки, члены комиссии будут выходить на руководство российского государства.

05:50 11/11/2005




Loading...


загружаются комментарии