ДИРЕКТИВНАЯ ДЕМОКРАТИЯ. КАРАУЛ УСТАЛ


В материале “Технология аврала”, опубликованном газетой «Прессбол», были рассказаны некоторые подробности “кадровых укреплений” в федерациях фехтования, лыжного и велоспорта. На следующий день после выхода газеты состоялись похожие конференции в общественных объединениях плавания и гребли на байдарках и каноэ. Но прежде в офисе НОКа прошло еще одно странное собрание, призванное, по идее организаторов, объединить в новый союз то, что уже объединено и зарегистрировано посредством устава ОО “БФЛС” — той самой федерации, в которой накануне произошла, мягко говоря, незаконная смена власти.

Глупость на конвейере 


Открывая учредительное собрание Республиканского союза общественных объединений “Белорусский лыжный союз” (РСОО “БЛС”), генеральный секретарь НОКа Георгий Катулин, проводивший накануне конференцию ОО “БФЛС”, дал понять, что читал свежий номер “Прессбола”: “...Так вот, аврал продолжается”. И на повестку дня вышла очередная несуразица.


БФЛС в отсутствие не только “свергнутого” председателя федерации Василия Горбачева, но и “новоиспеченного” — начальника департамента тыла МВД Виктора Мельникова — образовала союз. Его, наряду с “лыжными гонками”, на равноправных началах “учредили” также “фристайл”, “горные лыжи и сноуборд”, а “также прыжки с трамплина и лыжное двоеборье”, которые с разрешения органов юстиции (перерегистрация устава ОО “БФЛС” в Минюсте 4.03.2004)... и без того входят в БФЛС. Это все равно как если бы Могилевская область совместно с Ушачским районом заявили об идее образовать новую белорусскую республику и пригласили поучаствовать в ней на альтернативно-паритетных началах столицу, создав при этом свою конституцию.


Как бы там ни было, учредители быстренько проголосовали за принятие устава БЛС, а затем, по мере обнаружения в нем очередных несоответствий и явных глупостей, впопыхах вносили изменения. Так, например, избранный председателем союза замминистра финансов Анатолий Сверж является руководителем федерации фристайла, в то время как по уставу на эту должность мог бы претендовать лишь “независимый представитель”. Поэтому сначала Анатолия Иосифовича избрали, а уж затем в угоду принятому решению отредактировали устав...


Несмотря на некоторую комичность ситуации, дело это на самом деле далеко не шуточное, и “ПБ” еще раз подтверждает свои намерения опубликовать в одном из ближайших номеров материал, дающий ответы на вопросы, почему в отечественных лыжах все происходит именно так, а не иначе. А сейчас будем отвечать законам информационного жанра.


Просто добавь воды


Отчетно-выборная конференция Белорусской федерации плавания (OO “БФП”) только на первый взгляд заняла относительно много времени. По существу, полуторачасовое заседание вполне уместилось бы в двадцатиминутный отрезок, за который главный вопрос о выборах нового главы общественного объединения можно было решить с лихвой. Все остальное содержало в себе малозначащее жонглирование словами, цифрами и фамилиями с нулевым кпд в плане практического применения.


Да, без традиционного отчета о работе федерации за четырехлетний период и его последующего обсуждения делегатами съезда не обходится ни одно подобное мероприятие (регламент есть регламент), но и обязательную программу можно исполнить по-разному: в канве поиска новых решений, перспективных планов развития, либо свести все к чисто протокольному стилю. Доклад председателя БФП Сергея Матвеенко получился очень спорым и в основном заключал в себе констатацию наших успехов в плане завоевания медалей на различных международных соревнованиях спортсменами разных возрастов. Скороговорка Сергея Михайловича почти не поддавалась конспектированию, наверное, потому, что в ней практически отсутствовала критическая составляющая в отношении далеко не блещущего в последнее время вида спорта. Единственным темным пятном “на сияющем поле концессионных работ” стало выступление белорусских пловцов на минувшей Олимпиаде, признанное неудовлетворительным. Однако основная мысль, красной нитью проходящая сквозь витиеватый статистический спич, угадывалась без труда: провал в Афинах не должен перечеркнуть успехи руководства федерации и национальной сборной, достигнутые внутри прошедшего олимпийского цикла. Как там у Жванецкого: “Чего докладать, Василий Иванович, успехи у нас налицо. Наш транспортный цех хронически отставал, теперь хронически обгоняет”...


Похоже, этот посыл пришелся по душе съехавшимся в Минск 35 (из 45 возможных) делегатам, ибо уполномоченные областных федераций не стали утруждать себя метанием колких стрел в адрес начальства по общественной линии, дружно признав работу федерации за истекший период удовлетворительной. Правда, собрание так и не услышало выступления представителя столицы, как раз находившегося в президиуме, что вызвало ряд резких реплик, раздававшихся в основном с галерки. Но справедливое недоумение минских тренеров было тут же погашено морем желтых мандатов, проголосовавших за сворачивание прений по докладу.


Представление единственного кандидата на должность нового главы БФП также не заняло много времени. О том, что на высокий спортивный пост сватают министра жилищно-коммунального хозяйства Беларуси Владимира Белохвостова, знали все собравшиеся, тем более что данное обстоятельство соответствовало духу недавних конференций в иных видах спорта. В принципе никакого неприятия нового административного ресурса, пришедшего вместе с одним из белорусских министров, делегаты не испытывали: “Может, он нам хоть воды нальет, а то бассейны простаивают”. Некоторое беспокойство засквозило лишь в кулуарах, по завершении работы конференции: “А как мы его выбрали-то, без программы? Чего сейчас ждать?” Олимпиады, чего же еще! Будь в ее программе состязание в крепости задним умом, мы порвали бы всех конкурентов.


Магазин шестидесятых


Теперь уже бывший глава Белорусской ассоциации каноэ Владимир Парфенович на высокое собрание не явился. В его отсутствие доклад о проделанной работе читать было некому. Да и прежний еще не забылся — в начале ноября 2004-го на волне успехов полномочия трехкратного олимпийского чемпиона были продлены. Правда, назавтра пришли представители Министерства юстиции и вынесли вердикт: ввиду того что некоторые областные федерации не прошли регистрацию, отчетно-выборная конференция нелегитимна. Через год юридические формальности уладили. Однако председателем уже избрали другого человека — министра торговли Александра Иванкова. Административный ресурс известного всему миру спортсмена оказался исчерпан.


В телефонном разговоре с корреспондентом “ПБ” Владимир ПАРФЕНОВИЧ сказал: “Почему я решил проигнорировать это мероприятие? Когда все делается за спиной, просто неприятно. Считаю, что предыдущая конференция была правомочной — вмешательство Минюста преследовало совершенно другие цели. Сейчас я мог бы начать политическую войну, информировать о происшедшем международные спортивные структуры, требовать санкций, вплоть до исключения нашей федерации из состава ICF. Но я не хочу скандала наподобие того, что был в белорусском футболе. А, главное, от всего этого не должны страдать спортсмены. Говорите, народ готов был сказать напоследок спасибо? Я работал не из-за благодарности и не из-за славы. Переживал за одно: чтобы успехи байдарочников и каноистов имели достойное продолжение. Если теперь мое имя кому-то мешает, я готов уйти. Зачем спекулировать фамилией Парфенович для того, чтобы не развивать греблю, не реконструировать базы?! Пока человек, пришедший на мое место, вникнет в специфику трудного и неблагодарного (оттого, что некоммерческий) вида спорта, пройдет не один год. Сиваков тоже долго постигал тонкости порученного ему дела. Что случилось дальше, вы знаете сами”.


В советские времена, когда за железный занавес ездили в обществе сопровождающих, ходил такой анекдот. Возвращаются с конкурса исполнителей два наших скрипача. Один занял второе место, а другой — последнее. Вице-чемпион всю дорогу рвет на себе волосы, а аутсайдер преспокойно ест хлеб с салом. “Ты чего так переживаешь?” — недоумевает он. “Как же мне не переживать? — сокрушается первый. — Стань я победителем, дали бы сыграть на скрипке самого Паганини”. — “Брось, найдем мы тебе в Союзе сотню таких инструментов”. — “Ты не понимаешь: для меня скрипка Паганини — то же самое, что для тебя маузер Дзержинского”...


Примерно так же доходчиво объяснили главному “гандляру” страны состояние дел на гребных базах. Магазины пятидесятых-шестидесятых помните? Вот на этом уровне мы и застряли. Впрочем, долго рассказывать Александру Ивановичу, что к чему, не было надобности. В спорте он человек не чужой. Как-никак отец Ивана Иванкова, гимнаста, до сих пор защищающего честь Беларуси на международных соревнованиях. Одно время был казначеем НОКа. Да и с Минспорта заседает в одном здании: к Григорову налево, а к нему направо. По заверениям Иванкова-старшего, отныне гребцам будет легко вписаться в рабочий график министра...

12:28 30/11/2005




Loading...


загружаются комментарии