ЗА ИЗБИЕНИЕ И СМЕРТЬ ОТВЕТИЛ ВРАЧ

20 октября “Комсомолка” рассказала о 29-летнем Денисе Климачеве, который попал в СИЗО на три месяца за неуплату алиментов, а через неделю родителям отдали его труп. Все тело Дениса, от шеи до ног, было в страшных ссадинах и кровоподтеках. Близкие требовали расследования. После статьи отклика из официальных источников не было. Но отозвался человек, который был наказан за гибель Дениса, - бывший начмед Бобруйского СИЗО Василий Пугач. Его осудили за халатное отношение, повлекшее смерть человека.

Василий Анатольевич рассказывает о том, что произошло отстраненно и без эмоций. Он тоже жертва и абсолютно не верит в то, что можно добиться справедливости.


- Василий Анатольевич, что произошло четыре года назад?
- Дениса Климачева я распорядился поместить в камеру для буйствующих. Он не состоял на учете, но, несомненно, пил постоянно. В обычной камере у него начался так называемый синдром отмены, когда организм не получает очередной дозы алкоголя.

- Денис действительно был буйный?
- Да нет, но у него нарушился сон, он был возбужден, и т.д. А в камере для буйствующих стены обиты резиной, там он себе вреда не мог причинить. Знать бы что случится… В пятницу мы с доктором его осмотрели - ни ссадин, ни кровоподтеков у него не было, состояние здоровья никакой угрозы для жизни не представляло. В субботу я был на работе, один из заключенных заболел. Я и Климачева осмотрел, все было в порядке. В понедельник, когда фельдшер пришел к нему, он забился в угол и начал плакать: “Не бейте меня!”. Но ничего не рассказал. Фельдшер успокоил его, дал лекарства, и мы решили, что во вторник переведем его в общую камеру. А во вторник узнали, что он умер. Когда я увидел его тело до вскрытия… Обошлись с ним жестоко, били его крепко. Такие ссадины и ушибы он не мог сам себе нанести. Не мог.

- Это обычная практика, когда так бьют заключенного?
- Нет.

- Он мог позвать на помощь?

- Нет, конечно, кого позовешь? В общей камере такого бы не произошло, свидетелей много. Ближайшей была женская камера, крики до них доносились. Женщины просили: “Не бейте его!”
- А за что его могли так бить?
- Знаете, как это бывает. Может, он в туалет просился, может, беспокоил, может, делать им было нечего… - ?!

- А какие органы нужно повредить, чтобы человек умер?

- У Климачева органы не были повреждены. У него было восемь переломов ребер, он не мог дышать. Не мог повернуться. Перелом одного ребра может вызвать остановку сердца, а тут восемь. Сам удар в область сердца может вызвать его остановку. Боль была толчком к остановке сердца.

- Его били резиновой дубинкой?

- Скорее всего удар был нанесен концом резиновой дубинки. Но не исключено, что по ребрам били ботинком или сапогом .

Я стал козлом отпущения

- А что произошло с вами?

- Первые два года ко мне никаких претензий не было. Но родные Климачева требовали расследования. И дело то открывали, то закрывали. И вдруг через два года меня вызвали в прокуратуру и предъявили обвинение в служебной халатности, которая привела к смерти человека. Это было как удар грома среди ясного неба. Шок! До этого судмедэкспертиза показала, что врачебной ошибки не было. Кардиопатия развивается минимум полгода. Климачев умер от остановки сердца, но толчком к ней послужили переломы ребер.

- Как вы думаете, почему через два года вспомнили про вас?

- Нужно было найти стрелочника. Если судить за побои, которые повлекли смерть, то виновные должны были получить немалые сроки, кто-то потерять должность. Решили обойтись малой кровью. Мне следователь так сказал: “Можешь писать куда угодно, нанимать каких угодно адвокатов. Ты все равно получишь срок”. И он оказался прав. Никто на суде не обращал внимания на заключение медэкспертов. Когда приезжали разбираться из Комитета собственной безопасности, то в заключении написали, что мы действовали в соответствии с медицинскими протоколами лечения. Что диагноз поставлен правильно, что лечение правильное. Долго можно рассказывать о нестыковках на суде. В результате дали мне три года условно без права заниматься врачебной деятельностью. То есть потеря профессии. После суда начал писать апелляции. В конце 2004 года из Верховного Суда РБ пришел ответ, что меня незаконно лишили права заниматься врачебной деятельностью. В конце концов попал под амнистию, но судимость с меня не снята.

- Будете бороться дальше?

- Нет. Это совершенно бессмысленно, я не верю в справедливый суд.
13:38 10/12/2005






загружаются комментарии