ОЗОНОВАЯ ДЫРА НАД БЕЛАРУСЬЮ


Относительно недавно выяснилось, что локальные озоновые дыры имеют тенденцию образовываться над странами Скандинавии и Беларусью. И хотя это происходило и раньше, в последнее время процесс стал более интенсивным под влиянием деятельности человека.

Содержание озона в атмосфере менее 0,0001%, однако именно озон полностью поглощает жесткое ультрафиолетовое излучение солнца с длинной волны меньше 280 нм и значительно ослабляет полосу УФ-Б с 280-315 нм, наносящие серьезные поражения клеткам живых организмов.


Падение концентрации озона на 1% приводит в среднем к увеличению интенсивности жесткого ультрафиолета у поверхности земли на 2%. Эта оценка подтверждается измерениями, проведенными в Антарктиде (правда, из-за низкого положения солнца, интенсивность ультрафиолета в Антарктиде все еще ниже, чем в средних широтах). По своему воздействию на живые организмы жесткий ультрафиолет близок к ионизирующим излучениям, однако из-за большей, чем у g-излучения длины волны он не способен проникать глубоко в ткани и поэтому поражает только поверхностные органы.


Жесткий ультрафиолет обладает достаточной энергией для разрушения ДНК и других органических молекул, что может вызвать рак кожи, в особенности быстротекущую злокачественную меланому, катаракту и иммунную недостаточность. Естественно, жесткий ультрафиолет способен вызывать и обычные ожоги кожи и роговицы. Жесткий ультрафиолет плохо поглощается водой и поэтому представляет большую опасность для морских экосистем. Эксперименты показали, что планктон, обитающий в приповерхностном слое при увеличении интенсивности УФ может серьезно пострадать и даже погибнуть полностью. Планктон находится в основании пищевых цепочек практически всех морских экосистем, поэтому без преувеличения можно сказать, что практически вся жизнь в приповерхностных слоях морей и океанов может исчезнуть. Растения менее чувствительны к жесткому УФ, но при увеличении дозы могут пострадать и они.


Разрушение озонового слоя происходит из-за нескольких причин. Во-первых, выбросы оксидов азота с поверхности земли в результате сжигания ископаемого топлива и массового производства и применения азотных удобрений представляет определенную опасность для озонного слоя.


Однако главную опасность для озонового слоя представляют хлорфторуглероды (ХФУ). ХФУ уже более 60 лет используются как хладагенты в холодильниках и кондиционерах, пропеленты для аэрозольных смесей, пенообразующие агенты в огнетушителях, очистители для электронных приборов, при химической чистке одежды, при производстве пенопластиков.


Когда-то они рассматривались как идеальные для практического применения химические вещества, поскольку они очень стабильны и неактивны, а значит, не токсичны. Как это ни парадоксально, но именно инертность этих соединений делает их опасными для атмосферного озона. ХФУ не распадаются быстро в тропосфере, как это происходит, например, с большей частью окислов азота, и в конце концов проникают в стратосферу, верхняя граница которой располагается на высоте около 50 км. Когда молекулы ХФУ поднимаются до высоты примерно 25 км, где концентрация озона максимальна, они подвергаются интенсивному воздействию ультрафиолетового излучения, которое не проникает на меньшие высоты из-за экранирующего действия озона. Ультрафиолет разрушает устойчивые в обычных условиях молекулы ХФУ, которые распадаются на компоненты, обладающие высокой реакционной способностью, в частности атомный хлор. Вследствие этого один атом хлора может разрушить до 100 тыс. молекул озона.


Под давлением этих аргументов многие страны начали принимать меры направленные на сокращение производства и использования ХФУ. В сентябре 1987 г. 23 ведущих страны мира подписали в Монреале конвенцию, обязывающую их снизить потребление ХФУ. Согласно достигнутой договоренности развитые страны должны к 1999 г. снизить потребление ХФУ до половины уровня 1986 г.


Для использования в качестве пропелента в аэрозолях уже найден неплохой заменитель ХФУ - пропанобутановая смесь. По физическим параметрам она практически не уступает фреонам, но, в отличие от них, огнеопасна. Тем не менее, такие аэрозоли уже производятся во многих странах. Сложнее обстоит дело с холодильными установками - вторым по величине потребителем фреонов. Дело в том, что из-за полярности молекулы ХФУ имеют высокую теплоту испарения, что очень важно для рабочего тела в холодильниках и кондиционерах. Лучшим известным на сегодня заменителем фреонов является аммиак, но он токсичен и все же уступает ХФУ по физическим параметрам. Во многих странах ведутся разработки новых заменителей и уже достигнуты неплохие практические результаты, но полностью эта проблема еще не решена.


Причем тут Беларусь?


Относительно недавно выяснилось, что локальные озоновые дыры имеют тенденцию образовываться над странами Скандинавии и Беларусью. И хотя это происходило и раньше, в последнее время процесс стал более интенсивным под влиянием деятельности человека.


Впрочем, наши "родные" дыры можно назвать мини-дырами, потому что, к счастью, они не идут ни в какое сравнение по размерам с огромной озоновой дырой над Антарктидой. Как правило, они сезонные, начинают образовываться в сентябре, а исчезать поздней весной. Летом в этом плане самый уязвимый месяц июль, когда озоновый слой уменьшается на 1-2%, а в холодную пору года - ноябрь, январь, март - он уменьшается иногда до 40% от нормы. Самое опасное в том, что дыры появляются неожиданно, когда люди не готовы к встрече с ними.


Еще в августе нынешнего года ученые Национального научно-исследовательского центра мониторинга озоносферы Белорусского государственного университета обнаружили над страной растущую озоновую дыру. Сейчас ученые заявляют, что причин для паники нет, по крайней мере - пока. Не исключено, что озоновый слой будет разрушаться и дальше. Сейчас приборы регистрируют уменьшение содержания озона в атмосферном слое на 20% его нормального состояния.


К счастью, природа способна сама "штопать" такие дыры, и все, что требуется от человека, - не мешать ей. Давно известно, что летучие ХФУ из аэрозольных баллончиков, холодильных установок и пенообразователей для тушения пожаров способны повредить озоновый слой: один атом фтора или хлора в стратосфере уничтожает до 10 тысяч молекул полезного озона. Беларусь в этом плане находится на хорошем счету в мировом сообществе. У нас принят Закон о защите озонового слоя, несколько правительственных постановлений, да и в целом страна не производит озоноопасных веществ, а вредные выбросы в атмосферу сократились почти в пять раз.


По официальным данным, в 2004 году отечественные производители и потребители вредных химикатов сумели урезать себя до 9,4 % выделенной стране квоты. На этот уровень большинство европейских государств выйдет только к 2020 году. К тому времени в Беларуси не останется и следа от хладогенов и прочей не рекомендованной экологами продукции. Сегодня в стране осталось лишь одно предприятие - "Полифан", которое волей-неволей разрушает озоновый слой планеты. Остальные перешли на безопасные технологии. В конце 80-х годов Беларусь потребляла порядка 2 тысяч тонн опасных химикатов в год. Сейчас - около 70. Цифры не сопоставимые. Однако опасность по-прежнему таится в старых холодильных установках, которые до сих пор используются в сельском хозяйстве и торговле. Более того: до Беларуси докатилась волна контрабанды старыми хладагентами, стоимость которых в пять раз ниже новых. Причем по своей рентабельности контрабанда фреонами приближается к торговле наркотиками.


Однако надо понимать, что усердие, с которым мы взялись за латание озонового слоя, еще не означает, что небо над Беларусью станет чистым и безопасным. Ведь когда дымит фабрика, загрязняя окружающую среду, с ней может справиться одна отдельно взятая страна. Но озоновый слой находится в стратосфере и усилия одной страны бессмысленны. Чужой фреон запросто может проделать дыру над Беларусью.




13:28 18/12/2005




Loading...


загружаются комментарии