ПРАВОСУДИЕ ПО-БЕЛОРУССКИ

или Как белорусские власти, спекулируя на «братских» отношениях двух стран и равных правах граждан, устраивают «кидалово» российским инвесторам.

ПРАВОСУДИЕ ПО-БЕЛОРУССКИ

Практически каждый день российский бизнесмен Сергей Клемантович на связи с Минском, точнее – с белорусскими следователями и прокурорами, чтобы наконец хоть как-то разрешить, сдвинуть с мертвой точки затянувшееся в отношении него уголовное расследование. Учредитель и один из акционеров ЗАО «ЕЛ Петролеум» (РФ), а также представитель компании EL Petroleum LLC (США), действовавший в рамках доверенности, Сергей Клемантович в 2001 году попытался начать сотрудничество с БМЗ, а в результате был признан белорусскими правоохранительными органами виновным в даче взятки и незаконной предпринимательской деятельности, в Беларуси арестовано его и представляемых им компаний имущество. Более того, Прокуратура Беларуси объявила его розыск через Интерпол.


Итак, первое обвинение Сергею Клемантовичу было предъявлено за дачу взятки в особо крупном размере гендиректору РУП «БМЗ» Филиппову за предоставление компаниям, которые представлял Клемантович, особых преференций.


Что же это за преференции?


Сотрудничество компании EL Petroleum LLC с РУП «Белорусский металлургический завод», напомним, началось в августе 2001 года. И началось достаточно активно. 7 августа компания заключила с БМЗ договор на поставку арматуры и 9 августа оплатила на счет белорусского предприятия первую сумму – 156 750 долларов США. Видя в БМЗ солидное производство и рассчитывая на долгосрочное сотрудничество, компания по официальному письменному запросу завода оплатила приобретение им огнеупоров, в которых он остро нуждался. Кроме того, в сентябре того же 2001 года EL Petroleum LLC, учитывая не совсем стабильное положение белорусского предприятия и нехватку оборотных средств, заключил с ним энергозачетный договор на поставку металлопродукции на сумму 3 млн долларов, а затем и о выдаче кредита в размере 3 млн долларов сроком на три месяца. При этом все решения по энергозачетам принимались согласно белорусскому законодательству, были подписаны все соответствующие акты. И, наконец, 12 ноября между «ЕЛ Петролеум» и БМЗ был заключен договор о предоставлении этой компании дилерских прав по реализации металлокорда на российском рынке, а еще через месяц – договор на поставку металлолома для БМЗ на сумму 36 млн долларов США. То есть, активность была очень высокой.


Однако дальше события начали развиваться совсем по другому сценарию. БМЗ не возвратил вовремя 500 тыс. долларов, которые компания перечислила на приобретение огнеупоров. Ни письмо руководства компании, ни совещание на БМЗ результатов не дали (деньги вернули только в апреле 2002 года двумя платежами от неизвестных компании юридических лиц). И Сергей Клемантович обращается в органы государственной власти Беларуси.


Вот тут то все и началось. Клемантовича приглашают для допроса в качестве свидетеля, а допросили как подозреваемого в даче взятки гендиректору БМЗ Филлиппову. И тут же упекли в изолятор временного содержания, обвинив в том, что он, будучи президентом ЗАО «ЕЛ Петролеум» и представителем EL Petroleum LLC, дал взятку в особо крупном размере гендиректору БМЗ и другим неустановленным лицам исключительно в связи с тем, что они занимали высокие должности и помогли благоприятно решить вопросы, входящие в их компетенцию. То есть, все договоренности между ЗАО «ЕЛ Петролеум» и БМЗ, по мнению следователей, выходили за рамки правового поля. Кроме того, Клемантовича обвинили даже в том, что само следствие «дача взятки неустановленным лицам» еще не установило.


Но можно ли назвать 500 тыс.долларов, которые компания перечислила голландской фирме по письменной просьбе завода в счет уплаты за необходимые БМЗ огнеупоры взяткой, к тому же лично Филиппову, если эта просьба исходила не от него лично (вопрос обсуждался на уровне руководства БМЗ в официальном порядке, а когда ЗАО «ЕЛ Петролеум» потребовал вернуть деньги, то этот вопрос находился на контроле не только директора но и других должностных лиц)? Только если это очень надо. К тому же, есть журнал учета официальной корреспонденции с двух сторон, записи в котором являют собой неоспоримое доказательство того, что это была гражданско-правовая сделка, а не, как считают белорусские следователи, взятка.


Следствием игнорируются очевидные вещи, а вынесенные обвинения изобилуют недостоверными данными. Так, следствие пришло к выводу об отсутствии до 19 сентября 2001г. каких бы то ни было хозяйственных или договорных отношений между БМЗ и компанией «ЕЛ Петролеум ЛЛС», в то время как 7августа 2001 года стороны уже имели заключенный контракт поставки и реализовывали его.


Следствие также сделало вывод, что договор на предоставление «ЕЛ Петролеум» прав эксклюзивного дилера на территории России имел условия, которые ранее никому не предоставлялись. Это очередная «правда по-белорусски». Они почему-то не удосужились покопаться в бумагах, чтобы увидеть, что у БМЗ были аналогичные договоры с ЗАО «Межгосметиз», ЗАО «Технобелмет», ООО «Феррохолдинг», ЗАО «МатадорОмскшина», которые были более выгодными для этих партнеров завода. Следствие «предпочитает не обращать внимание» на «Сравнительный анализ на металлокорд, реализуемый БМЗ на рынки Российской Федерации в 2001г.» ревизионного акта проверки БМЗ, согласно которому предложенные со стороны БМЗ компании «ЕЛ Петролеум ЛЛС» за свою продукцию цены были наиболее высокие, чем у других компаний. Что касается условий оплаты за продукцию, то, в отличие от других фирм, которые расплачивались с БМЗ векселями и имели отсрочку в оплате до 80 дней, «ЕЛ Петролеум ЛЛС» работал на условиях 100% предоплаты денежными средствами в валюте США.


И, наконец, договор на поставку металлолома для БМЗ также был выгоден обоим партнерам, причем он был согласован во всех службах завода. Никакого единоличного решения Филиппова или кого-то другого на этот счет не было.


Клемантович, правда, быстро понял с кем имеет дело и под залог в 100 тыс. долларов вышел из СИЗО. Кстати, вопреки требованию документального оформления залога в соответствии с п.2 ст. 124 УПК РБ, следователями он так и не был оформлен.


Клемантович заявлял и заявляет сегодня, что финансово-хозяйственная деятельность представляемых им компаний велась на территории Беларуси в рамках белорусского же законодательства. А учитывая сложившиеся тогда на БМЗ обстоятельства (во-первых, по состоянию на сентябрь 2001 года прибыль от предполагаемых проектов с БМЗ была намного ниже, чем 500 тыс. долларов, во-вторых, по дилерскому договору были предложены такие условия сотрудничества, которые были для БМЗ очень выгодными: 100-процентная предоплата «живыми» деньгами в размерах, превышающих уже имевшиеся у завода предложения), давать кому-то взятку, особенно в таких размерах, за создание для компании каких-то преференций не было никакой необходимости.


К преференциям очевидно трудно также отнести и то, что БМЗ зачастую нарушал условия контрактов в части оплаты, что вынуждало «ЕЛ Петролеум» вести судебные споры, разрешавшиеся в его пользу.


Но у белорусских следователей свой счет. И уголовное дело в отношении Клемантовича не только не было прекращено, но и получило новый виток развития.


В июле 2004 года Сергея Клементовича обвинили в совершении нового преступления: его признали подозреваемым в незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой группой лиц. И тут же в Беларуси было арестовано имущество как самого бизнесмена, так представляемых им компаний.


Согласно выводам белорусского следствия, Клемантович якобы договорился с некими жителями Минска организовать на территории Беларуси хозяйственную деятельность, создав ИП «ЕЛ Петролиум ЛЛС» с целью систематического получения дохода и прибыли и неуплаты с них налогов и сборов в бюджет республики. Клемантовича следствие называет «Президентом и должностным лицом», хотя действовал он в рамках доверенности в качестве поверенного. Ему также предлагается возместить ущерб за третьих лиц.


В это же время российского бизнесмена неоднократно вызывали на допрос в Беларусь. В ходе многочисленных телефонных разговоров ему гарантировалась неприкосновенность и то, что мера пресечения изменена на содержание под стражу не будет. Правда, видимо эти обещания давались не просто так – Клемантовичу предлагали сотрудничество.


Сергей Клемантович не отрицает, что готов на сотрудничество с белорусскими правоохранительными органами, но только в рамках закона и, учитывая горький опыт, только на территории Российской Федерации. Ведь судя по действиям белорусской прокуратуры, как только он явился бы на допрос, его тут же упрятали бы за решетку. И это не для красного словца.


Есть основания полагать, что в отношении Клемантовича производится предвзятое расследование. Подтверждением этому служит письмо Прокуратуры Республики Беларусь № 11/02-124сл-2002 от 30.06.2003г., которым нарушен конституционный принцип «презумпции невиновности», установленный ст. 26 Конституции, так как в письме утверждается, что «его вина в совершении данного преступления полностью доказана материалами уголовного дела». Тем самым, подменив собой судебную власть, Прокуратура заранее устанавливает и констатирует виновность (не осужденного судом и при отсутствии вступившего в законную силу приговора суда) гражданина.


Дело также в том, что Прокуратура РБ направила в Прокуратуру Швейцарии сведения о возбуждении в отношении Клемантовича уголовного дела на территории Беларуси и предложила рассмотреть в отношении его аналогичные действия в Швейцарии. Швейцарское правосудие стало разбираться со сведениями, предоставленными белорусскими прокурорами. Но, разобравшись, в возбуждении уголовного преследования Клемантовича швейцарцы отказали. Белорусские следственные органы так и не смогли предоставить веские и обоснованные материалы, несмотря на то, что Федеральное бюро юстиции Швейцарии предприняло необходимые шаги по дипломатическим каналам, обратившись к белорусским властям касательно документов. 


Примерно такая же ситуация повторилась и чуть позже. Белорусы объявили в межгосударственный розыск Клемантовича по линии Интерпол. Примечательная деталь - объявили по несуществующей в уголовном праве РБ ч.3ст.169 УК РБ «за развратные действия», действующей в редакции с 01.01.2001г., содержащей только 2 части. Прибыв с семьей на отдых на Кипр, ничего не подозревающий бизнесмен тут же был арестован. Правда, его сразу же выпускают под подписку о невыезде. Кипрское правосудие несколько раз обращалось к белорусским прокурорам предоставить сведения, согласно которым Сергей Клемантович может быть экстрадирован, однако так и не дождалось никакого ответа из Минска. И киприоты вынуждены были снять все подозрения с российского бизнесмена.


Учитывая эти обстоятельства, Сергей Клемантович готов дать любые показания для белорусских следователей, но только в России.


Со стороны международно-правового управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации направлялись ходатайства о выделении дела в отношении Клемантовича в отдельное производство и направлении его для дальнейшего расследования в Генеральную прокуратуру РФ. Это полностью укладывается в рамки статей 57 и 72 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993г., подписанной в Минске и ратифицированной Россией и Беларусью.


Белорусы же в этом отказали. И в Россию приехать не могут: мол, слишком объемное это дело, да и денег на то, что бы приехать, у них нет. Так и хочется спросить: а что, 100 тыс. долларов, которые Клемантович отдал в залог, уже «проели». Впрочем, это вопрос риторический. Учитывая то, какую армию стражей правопорядка содержат белорусские налогоплательщики, понятно, что эти деньги – не спасение.


И все-таки, почему белорусские следователи так рьяно настаивают на том, чтобы Сергей Клемантович прибыл на допрос в Минск, раздавая при этом всяческие обещания? Почему они не передают дело в Российскую прокуратуру?


Во-первых, в России дело Клемантовича будет решено как раз таки в его пользу, поскольку оно надуманное.


Во-вторых, в Минске Клемантовичу не поможет ни один адвокат (кстати, в Беларуси российские адвокаты не имеют права работать), его тут же арестуют.


В-третьих, у белорусских правоохранительных органов, похоже, теплится надежда еще немного «подоить» бизнесмена. Ведь в Минске, как известно, каждая служба обязана «зарабатывать» себе на жизнь.


Сергей Клемантович все это прекрасно понимает, а потому в Минск в ближайшее время не собирается. Как, впрочем, не собирается спускать это дело на тормозах. Недавно он обратился с ходатайством о прекращении в отношении него уголовного дела либо направлению материалов уголовного дела в отношении него в Генпрокуратуру России для дальнейшего расследования к главе Администрации президента Беларуси (копия ходатайства направлена также генпрокурору). В случае, если дело так и не будет закрыто, Клемантович намерен обратиться в Общественную белорусско-российскую правозащитную комиссию Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества. И, похоже, они серьезно займутся не только делом Клемантовича, но и вообще положением российского бизнеса в Беларуси. Ведь это далеко не единичный случай, когда белорусские власти, спекулируя на «братских» отношениях двух стран и равных правах граждан, устраивают столь беззастенчивое «кидалово» российских инвесторов.


08:35 23/01/2006






загружаются комментарии