Президентский угодник

Приговор по уголовному делу бывшего председателя Государственного комитета по авиации Беларуси Федора Иванова и бывшего директора РУП «Аэропорт «Минск-1» Василия Лазаря будет оглашен Верховным судом 22 февраля. Столь большой срок для решения участи двух обвиняемых нужен белорусскому суду, чтобы решить весьма непростой вопрос: угождать президенту или нет? Обвинение считает что это преступление. Сам же Ф.Иванов заявил в последнем слове, что угождал Александру Лукашенко с первого дня своего знакомства с ним и считает это не позором, а честью.

Лизать, лизать и еще раз лизать…


Всего Ф.Иванову, который называет себя министром авиации, а свое кресло - троном, было вменено в вину четыре эпизода преступной деятельности, подпадающих под действие ч.3 ст.424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенное из иных личных интересов лицом, занимающим ответственное положение) УК Беларуси. Угодничество президенту ставится в вину высокопоставленному чиновнику по двум эпизодам, связанным с ремонтом самолетов.


Так, в феврале 2004 года президентом Беларуси Александром Лукашенко и премьер-министром Сергеем Сидорским Иванову было поручено организовать переоборудование Минским авиаремонтным заводом салона самолета ЯК-40. Иванов должен был сделать салон VIP-класса, чтобы в нем можно было возить членов белорусского правительства. Первоначально составленная калькуляция переоборудования салона потянула на 1,2 млн долларов и не устроила президента. Он поручил урезать стоимость ремонта до минимума, в результате чего она составила 898,3 тыс. долларов. Именно на такую сумму глава государства своим распоряжением и утвердил калькуляцию, велев выделить деньги из республиканского бюджета. Причем все работы должны были выполнять специалисты Минского авиаремонтного завода. Однако Иванов, как считает обвинение, желая выслужиться перед президентом, решил оборудовать на ЯК-40 более шикарный салон. Он устроил для премьер-министра наглядную демонстрацию салона минского завода и российской компании «Квант», обустраивающей летные апартаменты для руководителей всех держав постсоветского пространства. Сидорский сказал, что российский салон более шикарный и лучше подходит для членов белорусского правительства. Восприняв эту оценку как разрешение на угодничество, Ф.Иванов привлек для работы российскую компанию. В результате утвержденная президентом смета расходов была превышена на 391 тыс. долларов. Данный дефицит Ф.Иванов намеревался покрыть из внебюджетного фонда поддержки гражданской авиации, на что, по мнению обвинения, не имел никакого права. Защита, в свою очередь, считает, что Ф.Иванов имел полное право распоряжаться фондом, так как в нем была предусмотрена статья расходов на «поддержание летной годности». Однако обвинение склонно утверждать, что шик, устроенный председателем комитета исключительно из желания угодить президенту, к мероприятиям летной годности вовсе не относится.


Еще большее рвение в угодничестве, по мнению обвинения, Ф.Иванов проявил при направлении на ремонт самолета ТУ-134А. В данном случае вообще никакой целесообразности, кроме как создать пред президентом видимость благополучия или попросту втереть очки, у Ф.Иванова не было.


Как рассказал в прениях представитель прокуратуры, узнав, что на Оршанский авиаремонтный завод, простаивающий по причине отсутствия заказов, собирается приехать президент, председатель Госкомавиации подписал приказ о направлении на ремонт самолета ТУ-134А. Этот самолет стоял на балансе компании «Белавиа» и с 2001 года не эксплуатировался. Первоначально распоряжение о направлении самолета в капитальный ремонт на оршанский завод поступило от Ф.Иванова генеральному директору РУП «Белавиа» Анатолию Гусарову. Однако он выступил категорически против подобного безрассудного решения. Он направил Ф.Иванову письмо, в котором в резкой форме отказался выбрасывать деньги на ветер только ради того, чтобы угодить президенту. В письме также давалось четкое экономическое обоснование того, что ремонт самолета невыгоден, а его дальнейшая эксплуатация нецелесообразна. По утверждению А.Гусарова, самолет лучше всего вообще было сдать на металлолом. Видя несговорчивость директора «Белавиа», Ф.Иванов сделал ход конем и инициировал передачу самолета на баланс «Гомельавиа», заставив директора компании направить ТУ-134А в ремонт на оршанский завод. Кирсанову ничего другого не оставалось, как пожать плечами. Надо, значит надо. Он только поинтересовался, за чей счет будет производиться ремонт, так как у компании на тот момент было долгов на сумму более 9 млрд рублей. При нормальных экономических условиях в отношении предприятия уже давно была бы возбуждена процедура банкротства, а тут еще самолет нужно ремонтировать, который компании тоже был абсолютно не нужен. Но вопрос о финансировании ремонта Ф.Ивановым был грубо оборван: «Не твое дело!». В общем, самолет был отправлен в Оршу. Кроме того, Ф.Иванов организовал получение заводом из инновационного фонда Госкомавиации 75 млн рублей, якобы необходимых для погашения долгов за энергоносители. На самом деле эти деньги были потрачены на наведение марафета перед приездом президента. Однако президент на завод так и не приехал, и ремонт самолета был остановлен, в том числе и по причине обнаружения на его фюзеляже трещины. Как считает обвинение, в результате угоднических действий Ф.Иванова на ремонт самолета было бессмысленно потрачено 269,2 млн рублей.


Защита, оправдывая действия Ф.Иванова, пыталась убедить суд, что председатель Госкомавиации действовал во благо оршанского завода и компании «Гомельавиа», а вовсе не пытался угодить президенту. Однако сам бывший председатель не отрицал своего угодничества и искренне удивлялся, почему это ему ставят в вину. «Я всю жизнь работал в угоду президенту, - заявил Ф.Иванов в своем последнем слове. - По крайней мере, с момента, как его узнал. Задачи, которые ставил мне президент, я всегда считал священной обязанностью выполнять так, как он меня учил. И то, что мне говорят, что я работал в угоду, - это не позор, это честь большая».



Друзьям в подарок?


Помимо угодничества, в результате которого государству был нанесен огромный ущерб, Ф.Иванову также инкриминируется незаконное отчуждение в пользу двух коммерческих структур государственного имущества.


Так, согласно мнению обвинения, Ф.Иванов с декабря 2003 года до 19 марта 2004 года, зная о нарушении договорных обязательств со стороны СЗАО «Евроэкосервис», лоббировал интересы этой частной структуры и содействовал тому, чтобы она получила в свою собственность часть здания поликлиники, расположенной в Минске по ул.Короткевича 9А.


Представителем «Евроэкосервис» выступал друг Иванова, известный в республике бизнесмен и депутат Палаты представителей национального собрания Беларуси второго созыва Николай Скутов. Реально же фирмой руководил его сын. Следует отметить, что по вопросу участия СЗАО «Евроэкосервис» в ремонте поликлиники сам Скутов в августе 2005 года получил срок 7 лет лишения свободы. Верховный суд признал его виновным в незаконной предпринимательской деятельности и незаконном завладении имуществом. Иными словами, по рассматриваемым ныне обстоятельствам уже вынесено решение, поэтому сомневаться в позиции нынешнего председательствующего вряд ли можно сомневаться. Можно сказать, срок Ф.Иванову практически гарантирован, даже несмотря на явно слабую позицию обвинения по обстоятельствам отчуждения части здания поликлиники.


Согласно материалам дела между «Евроэкосервис» и «Аэропорт «Минск-1» был подписан договор купли-продажи, по которому частное предприятие обязалось профинансировать ремонт 1-го этажа здания поликлиники на сумму 281 млн рублей. За это фирма должна была получить в собственность часть этого здания.


Заказчиком ремонта выступал аэропорт, который непосредственно и заключал договор с генподрядчиком. «Евроэкосервис» лишь оплачивала счета, которые подрядчик выставлял аэропорту согласно утвержденной смете расходов на ремонт.


Согласно данным КРУ Минфина «Евроэкосервис» инвестировала в ремонт поликлиники на 150 млн рублей больше запланированного. Однако даже с учетом переплаты все предусмотренные проектом работы так и не были выполнены. Адвокат В.Лазаря по этому поводу заявил в суде, что следствие обязано было выяснить, куда руководители строительства потратили все выделенные средства, а оно вместо этого «наехало» на инвестора. Почему? Возможно, ответ на этот вопрос кроется в том факте, что когда встал вопрос подписания акта приема выполненных работ, Н.Скутов отказался его визировать и потребовал отчета о потраченных средствах. Взамен директора РУП «Аэропорт «Минск-1» потребовали от него дополнительного финансирования тех работ, на которые не хватило денег. Реально этот конфликт должен был быть решен Хозяйственным судом, однако кто-то анонимно позвонил в Управление внутренних дел на транспорте, потом - в Транспортную прокуратуру и Комитет госконтроля. И делу был придан уголовный оборот. Здесь можно согласиться с защитой, утверждающей, что уголовное дело изначально было затеяно, чтобы скрыть злоупотребления и нецелевое расходование средств при ремонте поликлиники со стороны должностных лиц РУП «Аэропорт «Минск-1».


Но обвинение на этот счет придерживается другой точки зрения. По мнению Ф.Иванов, действуя вопреки интересам службы, неоднократно требовал от директора Милекяна и других должностных лиц РУП «Аэропорт Минск-1» утверждения акта приема в эксплуатацию 1-го этажа здания поликлиники. Это, якобы, было необходимо, чтобы «Евроэкосервис» мог получить право собственности на часть этого здания. Когда же директор аэропорта отказался это сделать, Ф.Иванов освободил его от занимаемой должности и назначил на и.о. директора Василия Лазаря, который и подписал акт приема выполненных работ. Позиция обвинения заключается в том, что частная фирма получила в собственность часть здания поликлиники, не выполнив со своей стороны все обязательства, то есть не поставив технологическое оборудование и мебель для кабинетов. В результате РУП «Аэропорт «Минск-1», которому принадлежит поликлиника, был нанесен ущерб в размере 54,4 млн рублей. Иными словами, обвинение считает, что «Евроэкосервис» обязан был финансировать ремонт не на оговоренную в договоре сумму, а вплоть до полного его завершения, хоть бы этот ремонт обошел в миллион долларов.


В своем последнем слове Ф.Иванов, говоря об этом эпизоде, заявил, что «если ВС посчитает, что кто-то должен нести кару за эти действия, то я готов взять на себя этот срок. А такие люди, как Лазарь должны работать и приносить пользу стране». По мнению бывшего председателя Госкомавиации, Лазарь к моменту подписания акта проработал на своей должности только 9 дней. Он не имел возможности разобраться в затянувшемся конфликте двух субъектов хозяйствования и просто выполнил указание босса.


С отчуждением склада ГСМ в Бресте, принадлежащего УП «Белаэронавигация», несколько иная ситуация, чем с поликлиникой. Обвинение считает, что Ф.Иванов в сентябре 2003 года дал письменные указания директору предприятия заключить с ООО «Костанта» договор аренды склада с правом последующего выкупа. В итоге частное предприятие получило склад ГСМ за 70,145 млн рублей. При этом важно отметить, что за несколько дней до дачи распоряжения директор УП «Белаэронавигация» информировал Ф.Иванова, что склад хочет за 323 млн рублей купить компания «Славнефть». Поэтому обвинение вполне обоснованно считает, что склад был преднамеренно продан по заниженной цене фирме, интересы которой пролоббировал Ф.Иванов. «Константа» же через год продала склад компании «Славнефть» за те же 323 млн рублей.


Защита Ф.Иванова утверждает, что обвинение забыло учесть тот факт, что ООО «Константа» перед продажей склада вложила в него, по официальным документам, более 93 млн рублей, а неофициально – более 150 млн рублей. Впрочем, цифры все равно не сходятся и совершенно очевидно, что кое-кто нагрел на этом минимум 103 млн рублей.


Приговор президентскому угоднику будет оглашен 22 февраля, но наблюдатели не сомневаются в том, какое будет принято решение. Небольшой шанс на оправдание или, по крайней мере, на снисходительность суда относительно меры наказания имеет разве только В.Лазарь, который в этом деле выглядит явно подставной фигурой, севшей на скамью подсудимых за компанию с боссом.


14:29 30/01/2006




Loading...


загружаются комментарии