Зинаида Гончар: Говорить сегодня о том, что одна наша оппозиция приведет к изменениям ситуации в стране – это глупо

Без веры жить нельзя. Можно верить в Бога, можно верить в чудо, можно верить кому-то, можно верить в собственные силы… Так или иначе, верить нужно, особенно в наше сложное время. И хотя сегодня у многих нет абсолютной уверенности, что перемены наступят именно завтра, вера, что перемены не за горами – абсолютна, только вот под лежачий камень вода не течет.

Зинаида Гончар: Говорить сегодня о том, что одна наша оппозиция приведет к изменениям ситуации в стране – это глупо

У Зинаиды Александровны Гончар были реальные шансы стать первой леди страны, хотя она об этом никогда и не мечтала. Ее муж, Виктор Гончар, являлся сильной политической фигурой, человеком умным, решительным, твердым и целеустремленным, он мог в силу своих способностей и возможностей стать президентом Беларуси. Мог бы, если бы… Если бы бесследно не пропал более шести лет назад. Виктор Гончар – один из тех, в память о ком проводятся Дни солидарности теперь уже не только в Беларуси, но по всему миру; его имя вместе с именами других пропавших известных людей и политзаключенных служит прямым обвинением правящего в стране режима. Зинаида Гончар выступает за коренные изменения в политической жизни страны, за развитие партийной системы и за демократизацию белорусского общества, однако она пока не видит реальной силы и реального лидера. На эти темы с Зинаидой Александровной беседовал корреспондент Euramost.org.


– Сегодняшняя политическая ситуация достаточно напряженная: на носу выборы, буквально через несколько дней состоится Всебелорусское собрание. Как вы оцениваете работу оппозиции на данном этапе? Многие считают главным событием минувшего года объединение демократических сил и выдвижение единого кандидата. Вы с этим согласны?


– Да, я согласна. Объединение демократических сил – это событие, но насколько оно продуктивно – покажет время. Хочется надеяться, что ошибки президентских выборов 2001 г. будут учтены и предприняты попытки их исправления. Оппозиции необходимо приспособится работать в конкретных, очень тяжелых условиях, необходимо прекратить тешить себя иллюзиями, а заняться конкретной работой – дойти до каждого гражданина и сделать все, чтобы в тебя поверили.


– Оппозиция уверена, что она провела огромную работу, а в чем, по-вашему, должна была заключаться работа с населением?


- Это явное заблуждение. К сожалению, сегодня около половины граждан Беларуси даже не назовет правильно фамилий претендентов на пост президента. Конечно, условия для оппонентов Лукашенко чудовищные. Но каждый из них (и Козулин, и Миленкевич – за что они заслуживают уважения) понимает, что церемониться с ним не будут: власти есть что терять, и уж, поверьте, – поток информационной грязи будет просто захлестывать страну. Поэтому необходимо мобилизоваться не только им, но и тем, кто им помогает, и постараться за оставшееся время довести до ума каждого конкретного человека свою позицию, свое видение будущего Беларуси. И главное, прекратить наконец-то надеяться, что кто-то придет и все расставит на свои места.


– Вы не верите в оппозицию?


– Каждому хочется верить в лучшее. Сегодня многое зависит от каждого из нас. Каждый должен сделать свой выбор. Хотим мы жить так дальше или необходимо что-либо менять.


19 марта покажет, хватит ли у нас сил поддержать своих кандидатов. Говорить сегодня о том, что одна наша оппозиция приведет к изменениям ситуации в стране – это глупо.


– Россия сегодня не очень поддерживает нашу оппозицию, как Вы думаете, почему?


– Я думаю, пока не видит реальной силы – это, во-первых. Во-вторых, интересы России в Беларуси всем понятны, им также хочется иметь во главе государства человека предсказуемого, а не мечущегося между Москвой и Вашингтоном.


– А вот Запад активно поддерживает Милинкевича, поскольку за ним стоят демократические силы?


– Хорошо, что поддерживают. Но морских пехотинцев для свержения режима не приведут. Выбирает мы и выбираем здесь, в Беларуси.


– Допустим, Россия не видит среди оппозиции сильного лидера, на которого можно сделать ставку, но ведь и Лукашенко у них как бельмо в глазу.


– Уверена, что от Лукашенко они устали, поэтому и находятся на распутье.


– Так может будущее в Беларуси в женском лидерстве? Если бы вместо всех Сашей была бы другая альтернатива – женщина, может, и сами женщины активнее участвовали бы в политике? Как Вы думаете, почему на белорусской политической арене почти нет женщин? Потому что они больше озабочены семейными проблемами или здесь играют роль какие-либо другие факторы?


– Я не думаю, что женщины у нас в стране не интересуются политикой и стоят в стороне, Наше общество еще не готово к восприятию женщины-политика. Наши мужчины думают, что удел женщины – муж, ребенок, кухня. И так не только в Беларуси.


– Но ведь примеры женского лидерства есть, например, Юлия Тимошенко на Украине. Может нам просто не хватает такой яркой личности?


– Это одна из немногих женщин из всех бывших союзных республик, которая появилась на политической арене, богатая женщина, которая могла и умела что-то решать самостоятельно. Это, к сожалению, редкий и нехарактерный случай.


– По-вашему, это последствия советских времен и постсоветское мышление?


– Да, хотя, уверена, что женщины – это страшная сила, с ней тяжело бороться. Мужчины это понимают.


– Одной из самых популярных женщин последнего времени в Беларуси является Лидия Ермошина, председатель Центризбиркома. Представьте, что она взяла бы, да и плюнула на все, провела бы прозрачные выборы, честный подсчет голосов?


– И сразу бы стала президентом, хотя отсидеть немножко пришлось бы за прошлые вещи. Прежде ей много необходимо сделать для того, чтобы вернуть хотя бы доброе имя, по крайней мере, чтобы ее детям и внукам не стыдно было.


– Будучи женой политика, вам было тяжело?


– Нет. Рядом со мной был умный, добрый, надежный, мужественный человек. Было всегда страшно за него.


– А он чувствовал в себе возможности и силы руководить страной?


– Он руководил городом, он руководил Экономическим судом СНГ. И никто не сказал, что он делал это плохо. Потенциал и организатора, и руководителя у него огромнейший.


– А Виктор видел себя руководителем такого масштаба? Вы могли бы быть первой леди страны, которой сегодня практически нет?


– Об этом мы как раз и не говорили. Но я уверена, будь он сейчас с нами, Лукашенко пришлось туго. И в победе Виктора я не сомневалась бы. Граждане Беларуси сделали бы правильный выбор.


– Я знаю, вы верите в то, что ваш муж жив?


– Я верю. Все остальные, как хотят. Я никогда не заставляла никого менять своих взглядов и никого не собираюсь переубеждать. Может, мне … так легче.

14:37 01/03/2006




Loading...


загружаются комментарии