Наблюдение со смертельным исходом

Во время проведения референдума 2004 года, когда Александр Лукашенко даровал себе право вечного правления страной, произошло два дорожно-транспортных происшествия с участием международных наблюдателей. Три человека погибли, множество получили ранения. Эти происшествия сегодня похоронены в архивах МВД. Общественность забыла о них, а напрасно.

По данным «Белорусского партизана», в нынешнюю президентскую кампанию не исключено повторение трагедии. Нам удалось получить данные, свидетельствующие о том, что ДТП октября 2004 года были спровоцированы белорусскими спецслужбами. Цель одна - запугать.


Большая редкость


Согласно статистике, ДТП с участием туристических автобусов происходят в Беларуси очень и очень редко. В среднем в одной области такое происшествие случается раз в два года. Еще реже в ДТП попадают туристические автобусы с иностранными гражданами. В ГАИ это вообще считается чрезвычайным происшествием. Как удалось выяснить «Белорусскому партизану», до октября 2004 года ДТП с участием туристического автобуса, в котором ехали иностранцы, не было четыре года. И вот 18 октября, на следующий день после референдума в течение часа в ДТП попадают два туристических автобуса. Совпадение, скажет кто-то. Возможно. Но каждый из этих автобусов перевозил группу иностранных граждан. Второе совпадение? Вероятно. Но в каждом из этих автобусов ехали не просто иностранные граждане, а наблюдатели за выборами и референдумом. Не слишком ли много совпадений? Любители теории вероятности могут подсчитать, какова вероятность таких «случайностей». Если добавить к ним и массу странностей, произошедших во время ДТП и во время расследования, то «уши» белорусских спецслужб в этом деле становятся видны совершенно отчетливо.


18 октября 2004 года около 13.20 автобус «MAN» с наблюдателями ОБСЕ двигался по автодороге «Лепель-Полоцк» в направлении белорусской столицы. Как первоначально рассказывал водитель автобуса, не доезжая приблизительно 10 км до Лепеля автобус двигался через населенный пункт и скорость его была невысока. Когда автобус поднялся в гору, населенный пункт закончился, и водитель, увидев, что впереди дорога свободна, увеличил скорость. Однако буквально через минуту на дороге неожиданно возник автомобиль МАЗ с полуприцепом, который выехал из стоянки для отдыха водителей. Двигалась фура очень медленно, поэтому водитель автобуса, видя, что по встречному движению нет никаких препятствий, не стал тормозить, а пошел на обгон. Так как дорога была узкой пришлось выезжать на встречную полосу. Все бы прошло хорошо, если бы совершавший обгон автобус не начала обгонять какая-то легковушка. Машина неслась на огромной скорости, причем буквально по обочине, рискуя в любой момент вылететь в кювет. Водитель легковушки сигналил светом автобусу, чтобы тот уступил ему дорогу. Как впоследствии вспоминал водитель автобуса, ему даже показалось, что легковушка даже слегка толкнула MAN в заднее колесо.


Не желая создавать аварийную ситуацию, водитель автобуса взял вправо и стал аккуратно притормаживать. Но опять произошло непредвиденное. Двигавшаяся впереди фура вдруг стала резко приближаться, словно она резко тормозила. Водитель автобуса произвел экстренное торможение, но столкновение было уже неизбежно.


Автобус MAN ударился в фуру правой передней стороной. Удар был не сильным, так как основную скорость удалось все же погасить. Однако через некоторое время после столкновения с МАЗом в автобус на огромной скорости врезался легковой автомобиль ВАЗ, двигавшийся во встречном направлении. Легковушка буквально прошла под автобусом и вышла возле заднего колеса, представляя собой месиво из металла и человеческих останков. Результат – три трупа. Пассажиры автобуса пострадали незначительно и отделались лишь ушибом.



Следствие


В своих первых объяснениях водитель автобуса говорил, что МАЗ тормозил, а стопы не горели. Это же он первым делом сказал и своему работодателю, когда сообщил о ДТП. Водитель МАЗ категорически отрицает, что он тормозил (то есть, подрезал автобус, создавая аварийную ситуацию). По его словам, он двигался со скоростью около 40 км в час, когда почувствовал удар сзади. Экспертиза также установила, что МАЗ был в исправном состоянии и стопы у него горели.


Ключевыми «фигурами» в этой истории является легковой автомобиль, который подрезал автобус с наблюдателями справа и МАЗ, блокировавший транспорт спереди. Поскольку водитель не смог назвать номер подрезавшей его легковушки, то следователь даже не стал ее искать. Относительно МАЗа вообще темная история.


Как выяснилось, фура ехала из Полоцка, за полтора часа машина проделал всего около 60 км пути, трижды останавливаясь на длительные стоянки, словно поджидая кого-то. Автомобиль был технически исправен, водитель – здоров, но он так и не смог объяснить причину частых остановок за столь короткий промежуток пути.


Но самое удивительное, что тахограф МАЗа не зафиксировал столкновения. Согласно его данным, фура ехала со скоростью 40 км в час и вдруг резко стала тормозить. Как говорят эксперты, в момент столкновения колеса фуры были заблокированы тормозом, поэтому тахограф фиксировал нулевую скорость, которая не изменилась и во время столкновения. Других вариантов, по утверждению экпертов, здесь быть не может. Иными словами, данные тахографа полностью подтверждают показания водителя автобуса, утверждавшего, что «МАЗ тормозил, а стопы не горели». Между тем следствие категорически отказалось принимать за доказательство показания тахографа, хотя не только во всем мире, но и в Беларуси он считается самым беспристрастным свидетелем. Это первая, но не последняя странность расследования этого дела.


Согласно официальной версии следствия, между первым и вторым ударом прошло чуть более секунды. Для слуха человека такие удары непременно слились бы в один. Однако пассажиры автобуса не только хорошо различили два удара, но даже смогли дать им характеристики, указав, что второй удар был значительно сильнее первого. Про время, прошедшее между этими ударами, их никто не стал спрашивать. Это очень важный момент в данной истории. Дело в том, последняя скорость, зафиксированная тахографом автобуса, была 62 км в час. Именно на этой скорости водитель применил экстренное торможение, поэтому в момент удара автобус никак не мог двигаться быстрее 62 км в час. Если бы МАЗ действительно ехал со скоростью в 40 км в час, а не тормозил, разница в скорости составила всего бы 22 км в час.


При скорости 40 км в час тормозной путь МАЗа с полуприцепом составляет около 11 метров. Между тем после удара фура оказалась на расстоянии более 100 метров от места трагедии. Понятно, что автобус, ударившись со скоростью всего 22 км в час, не смог бы отбросить многотонную машину так далеко. Первоначально арендатор автобуса и водитель однозначно говорили, что ДТП спровоцировано, а МАЗ специально своим ходом отъехал от места столкновения, чтобы иммитировать сильный удар и иметь возможность незаметно подключить электросистему полуприцепа, которая до этого была специально отключена, чтобы споровоцировать столкновение. Сценаристы этого действия не учли только одного, что появится встречная машина, которая врежется в уже неуправляемый автобус. Ведь отъехав от места столкновения поврежденный автобус с пассажирами был фактически брошен на произвол судьбы и по энерции выехал на встречную полосу, где и столкнулся с легковушкой.


О том, что дело с ДТП под Лепелем вовсе не случайность, говорит и тот факт,что следователи даже не стали проводить следственный экперимент, чтобы наиболее точно восстановить картину происшедшего. Водитель автобуса, который сначала категорически отрицал свою вину и указывал на спровоцированное ДТП, потом отказался от своих показаний и полностью признал себя виновным, получив за это мягкое наказание. Только арендатор автобуса, которого сделали гражданским ответчиком перед родственниками погибших россиян, по-прежнему продолжает настаивать на провокации. Но его никто не хочет слушать, хотя факты (а мы перечислили лишь малую их часть) говорят в его пользу.



Более чистая работа


В ДТП, которое произошло 18 октября в 14.15 в районе Жлобина, виноватым никого делать не стали, хотя там тоже пострадали три международных наблюдателя. Согласно официальной версии, туристический автобус «столкнулся по касательной с цементовозом». Автобус ушел в кювет и перевернулся, в результате чего три находившихся в автобусе человека доставлены в Жлобинскую районную больницу». Причиной ДТП была признана обычная случайность, якобы в автомобиле ЗИЛ, принадлежащем одной из строительных организаций Гомеля, произошла внезапная утечка воздуха из тормозной системы, что стало причиной блокировки задних колес. Причем блокировка произошла как раз в тот момент, когда автобус с наблюдателями поравнялся с грузовой машиной. В результате неисправности ЗИЛ выехал на встречную полосу и по касательной столкнулся с автобусом. Сколько совпадений, а схема то классическая, хорошо знакомая всем сотрудникам милиции. Ее часто используют в оперативных целях, когда нужно задержать человека, а законных поводов для этого нет.


Кстати, за день до ЧП с наблюдателями по похожей схеме было спровоцировано ДТП с кандидатом в депутаты лидером Партии коммунистов белорусской Сергеем Калякиным, который сегодня руководит избирательным штабом Александра Милинкевича.


17 октября 2004 года, примерно в 21.20 в районе перекрестка улиц Я.Коласа и Дорошевича две машины с затемненными стеклами стали совершать обгон. Одна из них сделала резкий вираж вправо и нанесла удар по машине С.Калякина. Удар был настолько сильным, что автомобиль развернуло на 180 градусов, однако никто не пострадал. Кандидат и его доверенное лицо продолжили движение. Или это опять случайность?

18:43 10/03/2006




Loading...


загружаются комментарии