Запятнанные кровью

В следственном изоляторе на ул.Володарского начались слушания по делу самой большой и кровавой банды за всю историю Беларуси. В то время, когда МВД рапортовало, что организованная преступность в стране искоренена, когда президент объявлял непримиримую борьбу с коррупцией, банда Сергея Морозова прибрала к рукам большую часть Гомеля, поставив на денежное довольствие некоторых высокопоставленных чиновников МВД, облисполкома и других государственных структур.  

Начало конца



Расследование громкого дела началось после того, как МВД и Прокуратура страны обратили внимание на необычное явление в статистике преступлений в Гомельской области: за последних десять лет здесь остались нераскрытыми около 30 (!) убийств, за которыми по почерку угадывались действия одной группировки. Жертв сначала пытали, затем убивали и сбрасывали в реку Сож с привязанными к ногам гирями или гусеничными траками.


Причастность к этим убийствам банды Морозова выяснилась довольно быстро, но полтора года понадобилось, чтобы раскрыть всю структуру преступной организации и ее коррупционные связи. Согласно выводам следствия, костяк банды сформировался еще в 1991—1992 годах. Всего за два года Морозов подчинил себе практически все предпринимательские структуры города. Уже в 1994 году общак банды составлял около миллиона долларов, и это было только начало.
Большие деньги позволили “морозовцам” поставить на довольствие нескольких чиновников районных администраций города, а также отделов внутренних дел. Сперва это были незначительные связи, не способные обеспечить надежное прикрытие действий преступников. Поэтому тогда еще банда, которая держала в страхе всех горожан, брала в основном своей наглостью и жестокостью. Параллельно с этим “морозовцы” начали продвигать вверх по вертикали своих ставленников. Уже в 1997 году они смогли выйти на республиканский (!) уровень и не боялись ничего, в том числе и угроз президента, постоянно звучавших в адрес организованной преступности.
По данным следствия, на взлете развития “бизнеса” преступная организация Морозова насчитывала в своем составе пять преступных групп, каждая из которых включала еще 7—8 человек. Как правило, лидерами групп являлись матерые уголовники, а ударную силу составляли бывшие спортсмены.

Криминальный беспредел


Основными жертвами убийств, совершенных “морозовцами”, являлись конкуренты по криминальному бизнесу, которые пытались вступить в борьбу с обнаглевшей бандой. Однако доставалось и простым гражданам и даже сотрудникам милиции, проявившим принципиальность в отличие от своих начальников.
Самое жуткое убийство было совершено бандитами в 1994 году. Как и все криминальные лидеры, Морозов всегда брал, что хотел и где хотел, в том числе и женщин. Протестов он не терпел и сразу начинал зверствовать. Именно так он поступил с одной гомельской девушкой, которая осмелилась ему отказать. Ее сначала жестоко избили, потом изнасиловали, затем отрубили голову, кисти рук, а тело утопили в карьере.
В 1997 году, устранив большинство конкурентов (последним стал криминальный авторитет по кличке Кабан, контролировавший завод по производству вин “BST”) и буквально вырастив для себя областную и республиканскую крышу, Морозов принялся за отмывание полученных доходов и перевод преступного бизнеса на легальные рельсы. Но даже став солидными бизнесменами, “морозовцы” вовсе не остепенились и по-прежнему продолжали беспредельничать. Им доставляло удовольствие использовать свою абсолютную власть в регионе.
“Они могли устроить стрельбу в ресторане, вырвать из-за чужого столика или из толпы танцующих любую понравившуюся девушку и увезти с собой, искалечить за недостаточно уважительный взгляд или чей-то излишне громкий, как им показалось, смех. Никто и пикнуть не смел. По городу ходили смутные слухи о звериной жестокости морозовской банды и ее ”серьезных связях" в правоохранительных органах. Дескать, управы на них все равно не сыскать, поэтому лучше не дергаться", — так смачно описала жизнь банды газета “Советская Белоруссия”, а вслед за ней государственное телевидение.

Кровавый спрут


Красочно и довольно подробно описав все бесчинства Морозова и членов его преступной организации, государственные СМИ лишь вскользь упомянули об их коррупционных связях. Мол, ходили какие-то слухи. Заместитель министра внутренних дел Александр Щурко, посещая Гомельскую область в самый разгар расследования, похвастался журналистам, что большую помощь в ликвидации банды стране оказали коллеги из России. “У нас есть информация о том, что ряд лиц, входивших в группировку, скрывается на территории сопредельного государства. И мы благодарны российским коллегам за то, что они оказывают содействие в их розыске”, — заявил А.Щурко, сообщив, что не так давно российская сторона “задержала одного из морозовских бандитов”. Между тем от А.Щурко в Гомеле ждали совершенно другого. От него ждали внятных пояснений, как на протяжении почти 14 (!) лет банда могла беспредельничать в Гомеле. Замминистра знал ответ на этот вопрос, но, видимо, побоялся его озвучить. Он даже не рискнул сообщить, что одним из бандитов, которых задержали российские коллеги, был бывший начальник Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией УВД Гомельского облисполкома. Не сказал он и того, что среди обвиняемых по делу банды Морозова, расследование по которому, несмотря на начало процесса, еще продолжается, числятся два бывших заместителя начальника УВД области. Не осмелился А.Щурко сообщить и о том, что разработка коррупционных связей была в приказном порядке остановлена на полковничьем уровне, хотя нити ее уже явственно вели на более высокий уровень.

Извращенная борьба


Борьбу с коррупцией ведут во всем мире, но нет такой страны, где время от времени не возникали бы коррупционные скандалы. Однако в цивилизованных странах эти скандалы, как правило, имеют и цивилизованный характер: крупные государственные чиновники никогда не связываются с бандитами, запятнавшими себя человеческой кровью. В Беларуси же даже коррупция в высших эшелонах власти вся завязана на крови. История банды Морозова — живой тому пример.

Государственные СМИ наперебой говорят о том, что ликвидация банды Морозова — это последний шаг на пути полной ликвидации организованной преступности в стране. Даже президенту об этом доложили, и тот, если верить нашим источникам, сильно обрадовавшись, тут же распорядился сократить аппарат Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. В результате в октябре прошлого года одним махом были ликвидированы сразу все соответствующие районные отделы. А как же, раз Вождь сказал, что в Беларуси больше нет организованной преступности, кто же посмеет ему возразить. Между тем после ликвидации банды Морозова в Гомеле все осталось по-прежнему. Как говорят жители города, свято место долго не пустовало. Уже летом 2005 года у гостиницы “Сож”, находящейся возле здания УВД Гомельского облисполкома, снова начали собираться бандитские стрелки. Причем у многих гомельчан сложилось такое впечатление, что они вернулись в 90-е годы прошлого столетия: опять те же спортивные костюмы и золотые цепи, бритые затылки и накачанные мускулы и... старый “добрый” рэкет предпринимателей — золотая жила не только для бандитов, но и для крышующих их чиновников.



В результате беспрецедентного по своим масштабам расследования деяний банды Морозова на скамье подсудимых оказались 46 человек. Это классический пример организованной преступности, поэтому, помимо обвинений в 15 умышленных убийствах и похищениях людей, в изнасилованиях, в вымогательстве, даче и получении взяток, большинству обвиняемых инкриминируется также создание либо участие в преступной организации, то есть ст.285 УК РБ. Но об этом обвинении ни Белорусское телевидение, ни ОНТ, ни госгазеты не сказали ни слова (ведь организованной преступности в Беларуси нет), хотя очень красочно и расписали успех проведенной ГУБОПиК МВД операции.



В завершение хочется сказать, что полноправным представителем президента в Гомельской области долгое время являлся Леонид Глуховский, чья карьера пошла на взлет как раз в то время, когда шла на взлет банда Морозова. С 1990-го по 1993 год Л.Глуховский являлся заместителем начальника Советского райотдела внутренних дел г.Гомеля. С 1994-го по 1996 год — заместителем начальника следственного управления внутренних дел Гомельского облисполкома. С 1997-го по 1999 год — заместитель начальника Следственного комитета МВД Беларуси. С 1999-го по 2004 год — заместитель министра внутренних дел — председатель Следственного комитета (потом начальник Главного управления предварительного расследования МВД) Республики Беларусь. В 2000 году стал депутатом Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь 2-го созыва от Гомельского-Промышленного избирательного округа №37 (вотчина банды Морозова). В 2004 году вновь получает депутатский мандат, но уходит с поста начальника ГУПР МВД РБ. Остается только догадываться, как этот человек, который позиционирует себя в роли непримиримого борца с преступностью, допустил подобный беспредел в родном городе. Неужели ни о чем не догадывался? Такой же вопрос можно адресовать и нынешнему начальнику ГУВД Мингорисполкома Анатолию Кулешову, который с мая 2001 года по июль 2003 года занимал должность начальника УВД Гомельского облисполкома, а затем пошел на повышение в Минск. Из того же Гомеля с должности начальника УВД облисполкома в 2001 году поднялся на должность начальника ГУВД Мингорисполкома и Александр Рак.



Три генерала, которые, словно три слепца, не видели либо не хотели видеть происходящего в Гомеле. Почему сегодня они молчат, почему не расскажут, КАК ЭТО БЫЛО?



Сергей САЦУК, "Народная воля"

12:32 10/04/2006




Loading...


загружаются комментарии