Униженные и оскорбленные после визита милиционеров больные туберкулезом объявили голодовку

Больницы, где лечат от туберкулеза, всегда несут на себе некоторый налет специфичности. Пациент здесь, скажем так, особенный. 80 процентов - с судимостью за спиной, с большой тягой к выпивке и стойким нежеланием работать. В Верховичской областной туберкулезной больнице эта специфичность ощущается особо. Полгода назад здесь, на третьем этаже, на базе одного из костно-суставных отделений было открыто первое и пока единственное на Брестчине фтизионаркологическое отделение на 30 коек, куда на лечение определяют в принудительном порядке - по решению суда.

Решением Минздрава аналогичные отделения сейчас открыты во всех областях Беларуси, однако общего Положения, досконально регламентирующего их работу, пока нет. Отсюда множество вопросов, в том числе и по охране таких отделений.


Подразумевается, что если гражданина с открытой формой туберкулеза поместили в больницу в принудительном порядке, так как добровольно он лечиться не желал и тем самым выступал в роли ходячего рассадника заразы, то до полного излечения все контакты с внешним миром для него сведены до минимума, а о свободных прогулках за пределами больницы вообще не может быть и речи. Отсюда - решетки на окнах отделения, небольшой, обнесенный проволокой дворик для прогулок, на которые «принудительных» больных выводят два раза в сутки, и бдительная охрана на посту, в задачу которой вменено сохранение общественного порядка.


Вот с этой охраной на прошлой неделе у больных и случился конфликт, переросший в голодовку целого отделения, продлившуюся три с половиной дня.



Тандем тюрьмы с больницей


Пациенты отделения - народ, что ни говори, весьма беспокойный. Главврач больницы Валентин Брусевич говорит, что смирным поведением они отличались только первые три месяца, пока восстанавливали силы после беззаботной вольной жизни. Потом начали качать права, терроризировать младший медперсонал и возмущаться, что порядки в больнице больше напоминают тюремные. Тем не менее спирт в отделение, где многие лечатся от туберкулеза легких и алкоголизма одновременно, попадал без особых проблем. Прошедшие огонь, воду и медные трубы бывшие заключенные быстро наладили канал поставок: через открытое окошко кому-нибудь из вольно гуляющих пациентов других отделений сбрасывались деньги, тот отоваривался на ближайшей «точке», затем «товар» по веревке поднимался в палату на третий этаж.


Когда отчаявшийся справиться своими силами главврач обратился к районным властям за помощью, сотрудники Каменецкого РОВД провели в окрестных деревнях «зачистку». Выявили шесть человек, торговавших спиртом и «обслуживавших» пациентов больницы. Среди них оказалась и бывшая работница больницы, живущая по соседству. На виновных наложили штраф, но торговать спиртом они не перестали.


Теперь главврач пытается решить проблему другим путем: денежные переводы, которые приходят больным от сердобольных родственников, собирается выдавать строго дозированно. На покупку фруктов. На сигареты. Впрочем, персонал к этой идее относится довольно скептически...


Разброд и шатания пациентов, помноженные на все чаще возникающие трения с сотрудниками военизированной охраны, вынудили главврача вновь обратиться за помощью. 4 апреля в больницу приехали прокурор района Валерий Королюк, главврач областного противотуберкулезного диспансера Виктор Дейкало и начальник отделения департамента «Охрана» Каменецкого РОВД Александр Борута. Довольно продолжительный разговор, на который были приглашены все 37 пациентов отделения, ничего не дал: стороны расстались, очень друг другом недовольные.


С чего начался конфликт спустя два дня, в прошлый четверг, мне так и не удалось понять. Командир военизированной охраны во фтизионаркологическом отделении Александр Замолотнев, в подчинении которого находятся еще шесть человек, говорит, что два пациента в этот день выпили и начали «бузить». Валентина Мухлядо, врач этого отделения, равно как и дежурившая в тот вечер старшая медсестра Нина Костючик, утверждают, что особой «бузы» не заметили, и уж тем более не обращались к охране с просьбой вызвать милицию. Тем не менее факт имел место: около 9 часов вечера, когда основной медперсонал больницы разошелся по домам, а пациенты смотрели по телевизору очередной сериал, в отделение нагрянула целая команда сотрудников органов правопорядка в составе семи человек, чтобы провести с «бузотерами» воспитательную беседу.



Уроки воспитания


Александр Замолотнев твердо стоит на том, что приезд «подкрепления» в столь внушительном составе - это результат банального стечения обстоятельств. Кто-то проезжал мимо, кто-то был неподалеку по служебным делам, вот и решили заглянуть в неспокойное отделение, проверить, что там творится. Сами сотрудники военизированной охраны не имеют права применять против расходившихся буянов «спецсредства», хотя резиновые дубинки им, например, полагаются для самообороны. У милиции больше возможностей и больше прав. Поэтому к ним за помощью и обратились. Что такого страшного делали в этот вечер подвыпившие пациенты, если срочно потребовалась помощь, Александр Николаевич рассказать журналисту, увы, не захотел.


У пострадавшей стороны на этот счет своя точка зрения. Алексей Бочков и Евгений Орлинский, с кем милицейский десант имел особо продолжительную «беседу», считают, что все конфликты больных с охранниками так или иначе спровоцированы командиром отделения охраны Замолотневым. У Бочкова за плечами - солидный тюремный стаж, явные задатки лидера и стойкая ненависть к «ментам». Смею предположить, что у майора в запасе Замолотнева, долгое время отдавшего работе в милиции, столь же стойкая неприязнь к зэкам. «У нас конфликты чуть не с первых дней, - рассказывает Бочков. - Я чай крепкий привык пить, это ж не запрещено, так ему это - как кость в горле. Дай волю, он бы нас в туалет и на перекур водил под конвоем. Ну точно как в тюрьме».


Орлинский и Бочков клянутся, что в тот злополучный четверг были «почти трезвыми». Один выпил немного с утра и к обеду проспался, другой был с бодуна и мучился головной болью. Даже с прогулки через несколько минут попросился: пустите, мол, назад в палату, сил моих нет. Говорит, Замолотнев вначале не пустил, тогда Бочков схватил с земли осколок стекла и полоснул себя по руке. Вот за этот случай, считает больной, начальник охраны и решил с ним поквитаться...


Что происходило в тот вечер четверга, Бочков и Орлинский рассказывают подробно. Говорят, вначале их по одному вызывали в кабинет лечебной физкультуры, где били, спрашивали, где они берут спиртное (как будто это для кого-то секрет), грозились увезти в отделение в Каменец, а потом заставили подписать заявление, что они в нетрезвом состоянии оскорбляли сотрудников охраны. Потом опять били. Потом Бочкова, как свидетельствует больной, завели в туалет, закрыли дверь и... То, что он рассказал (запись осталась в блокноте и на диктофоне), я просто не решаюсь пока воспроизвести. Пациенты говорят, что на этот раз избивали только двоих, остальные выслушивали угрозы. И под присягой готовы подтвердить, что случаи, когда охранники били и запугивали пациентов, происходили и раньше.


Дежурившая в тот вечер медсестра Нина Костючик, по ее словам, услышала шум и выглянула из ординаторской, когда всех «воспитуемых» в организованном порядке уже погнали по палатам. «Что происходит?» - спросила она Замолотнева. «Ничего, все нормально», - успокоил он. О том, что произошло в отделении вечером, медицинский персонал узнал уже наутро, когда практически все отделение (около 30 человек) объявило голодовку, продолжавшуюся до середины понедельника.


Надо ли говорить, что медперсонал больницы всем произошедшим шокирован? «Я не знаю, какая была необходимость вызывать милицию, - расстроенно говорит врач отделения Валентина Мухлядо. - Да, пациенты у нас непростые, без конфликтов не обходится, но мы-то знаем, что других не будет, специфика отделения такая...». Зачем охрана вызвала в тот вечер «подкрепление» - для нее такая же загадка, как и для журналиста «Вечерки».


Не исключено, что из голодовки отделение вышло именно по настоятельной просьбе врачей. Большинство назначаемых ими препаратов следует применять после еды, а какое уж тут лечение, если пациенты демонстративно не ходят в столовую! Однако конфликт на этом явно не закончился. Сейчас пациенты, написавшие письма с изложением случившегося в том числе и в прокуратуру области, ждут приезда самых высоких чинов. Они жаждут реванша за пережитое унижение и, как минимум, «убрать» Замолотнева. Страсти утихли лишь на время и готовы вспыхнуть вновь от малейшей искры. Право же, не лучшая атмосфера для лечения...



Комментарий


Александр Борута, начальник отделения департамента «Охрана» Каменецкого РОВД:


- Звонок от Замолотнева о том, что в отделении два пациента напились и устраивают беспорядки, действительно был. Я распорядился направить туда двух человек, чтобы они провели с нарушителями спокойствия беседу. То, что там оказалось сразу семь человек, действительно стечение обстоятельств. Недалеко от больницы работала оперативная группа РОВД, и они заглянули туда по пути - убедиться, что все в порядке. Хоть убейте не верю, что приехавшая на помощь охране группа избивала больных. Что касается Замолотнева, то я знаю его 15 лет, он возглавлял в РОВД отдел общественного порядка. Опытный работник, нормальный человек. Другое дело, что контингент больных в этом отделении действительно очень сложный. Однако пока в больнице не появились эти два заводилы (Орлинский и Бочков. - Е.Т.), там было относительно спокойно.


Проблема вся в том, что для охраны общественного порядка в этом отделении задействовали военизированную охрану, которая на деле имеет право нести лишь охрану объектов. Сейчас в инстанциях рассматривается вопрос о том, чтобы заменить военизированную охрану на милицейскую. У милиции действительно гораздо больше возможностей и прав в наведении общественного порядка. История получилась для нас неприятная, согласен, но только из-за того, что в спешке, с которой открывались эти отделения, вопрос с охраной правопорядка в них не был продуман до конца.



Елена ТРИБУЛЕВА, "Вечерний Брест"


09:01 15/04/2006




Loading...


загружаются комментарии