Диктатор для кроликов

В одном из микросюжетов мы увидим президента Александра Лукашенко на встрече с простым народом Белоруссии. Звучит народная музыка, «батька» выхватывает из толпы пейзанку и, широко улыбаясь, пускается в пляс. Все президенты в этом одинаковы, всем нужно пиарить демократичность, когда истинную, а когда липовую. В другом сюжете Лукашенко клянется и божится в камеру, что отвернет голову похитителям исчезнувшего телеоператора Дмитрия Завадского. Осталось только их найти, негодяев, уж он-то их лично в бараний рог скрутит.

Нью-Йорк начинает показ двух документальных фильмов белорусского режиссера Виктора Дашука – «Ночь длинных ножей» и «Репортаж из клетки для кроликов». Первый снят в 1999 году, второй в 2001-м, но смотрятся они очень актуально. К сожалению, актуально, потому что ситуация с правами оппозиционного режиму человека в Белоруссии, судя по всему, не улучшается.


Я позвонил Виктору Дашуку в Минск с просьбой дать интервью для газеты по случаю нью-йоркской премьеры. Он согласился, сказав, что предпочитает отвечать по электронной почте. Сейчас в Белоруссии принят новый закон о наказании за оскорбление властей, сообщил мне Дашук, и он хочет обезопасить себя. Я послал ему подробные вопросы, но, увы, через пару дней получил следующую депешу: «К сожалению, по ряду обстоятельств я не могу ответить на ваши вопросы». Что это за обстоятельства, вы можете удостовериться, посмотрев фильмы-послания из «клетки для кроликов», в одном из которых звучит и такое невеселое предположение автора: «Как только они узнают об этом фильме, начнется охота за мной».


Это легко было предвидеть, потому что фильмы резко критикуют «диктатора Белоруссии», как аттестует Лукашенко программка кинотеатра Two Boots Pioneer Theater в Нижнем Манхэттене. Подрывные кинодокументы запрещены на родине Дашука, но копии удалось тайно вывезти за рубеж. Они включены в интересный тематический цикл «Храбрая новая Европа: фильмы из Центральной и Восточной Европы». Так что зрители Нью-Йорка имеют редкую возможность увидеть, что тво-рится нынче в Белоруссии.


Если у вас нервишки шалят, а уж тем более, если вы любите животных, будьте готовы к стартовому шоку. «Ночь длинных ножей», 56-минутное горькое и страстное эссе, начинается с кладбищенского ритуала сатанистов, молодых размалеванных пацанов и девиц. Бродячего пса распинают на кресте. А затем безвинную животину закалывают и сжигают. Смотреть на это невозможно без содрогания, и один из моих оставшихся без ответа вопросов касался сомнений в моральности подобной съемки. Не является ли протоколирование живодер-ства своего рода невольной поддержкой ублюдков, которые, надо полагать, рады любой рекламе. А с другой стороны, как передать апо-феоз зла, не показывая самые экстремальные его проявления?


От нынешних маргиналов-сатанистов — к могучим сатанистам 20-го века: Гитлеру, Ленину, Сталину, Берии. Такой мостик прокладывает Дашук, демонстрируя муляжи кровавых вождей, которые изготавливает белорусский собрат мадам Тюссо. Ну и как закономерное развитие авторской мысли взор обращается на нынешнего лидера независимой Белоруссии. «Раньше белорусы ненавидели только врагов, идущих на нашу землю, а сегодня мы ненавидим друг друга». Кадры столкновений спецназа с оппозицией потрясают накалом страстей, без-оглядностью людского гнева. Одно дело — читать об этом в газете, увидеть 20-секундный сюжет по ТВ, другое – вместе с бесстрашной камерой ввинтиться в толпу людей, избиваемых дубинками и ногами, заталкиваемых в «воронки». Потрясает сцена, когда депутаты, в том числе и глава Верховного совета, пытаются пройти в избирком, а лукашенковские кагэбешники их не пускают. А как отнестись к истории ареста глухонемого парня за то, что он «выкрикивал антиправительственные лозунги»?


Если «Ночь длинных ножей» построена как высокая политическая аллегория, то «Репортаж из клетки для кроликов» разворачивается с кажущейся замедленной будничностью. Но материал взят самоигральный, взрывной. Это, по сути, персо-нальная вендетта Дашука против Лукашенко, которого автор фактически обвиняет в ужасных преступлениях – исчезновениях политических противников и журналистов, расправе над неугодными общественными деятелями, организации загадочных смертей. Схема государственного террора до боли знакома: так было в сталинскую эру, так орудовали хунты в Аргентине и Чили. И что характерно: между исполнителями и заказчиками всегда ловко зияет отсутствующее звено, что дает вторым возможность умыть руки, а потом негодующе ими размахивать.


Через весь фильм проходят размышления оппозиционного журналиста Павла Шеремета, который говорит в кадре то или примерно то, что, полагаю, мог, но не захотел говорить мне в интервью сам Дашук. Шеремет не скрывает личной ненависти к Лукашенко, которая «не знает предела». «Если власть переменится, я буду беспощадным», говорит журналист, и по его потемневшим глазам видишь, что это серьезно. Белорус Шеремет очень критичен к белорусскому народу, задавленному страхом и отсутствием идеалов. В его словах слышна та же мужественная, может быть, даже избыточная беспощадность национальной самооценки, какую ощущаешь у Чаадаева, Гоголя, Герцена, Булгакова. Ведь истинные патриоты – вовсе не те, кто, долдоня о патриотизме, ограждают власть от критики.


Олег СУЛЬКИН NRS.com

19:49 01/06/2006




Loading...


загружаются комментарии