Как шили дело Автуховича

Обвинители Николая Автуховича так и не смогли объяснить в суде, откуда они взяли сумму, вмененную предпринимателю в качестве «недоплаченных налогов».

В понедельник и четверг в суде Николай Автухович встретился с тем человеком, чьи расчеты легли в основу уголовного дела о сокрытии налогов, возбужденного против предпринимателя. Лариса Макаревич, специалист УДФР гродненского Госконтроля, 13 октября прошлого года вывела ту самую сумму в 670 миллионов, которую якобы не доплатил Николай Автухович бюджету. Через четыре дня Автуховича вызвали в Гродно, якобы, ознакомиться с результатами налоговой экспертизы. Как только предприниматель явился, следователь УДФР Николай Олихвер тут же возбудил против предпринимателя уголовное дело, признал подозреваемым, потом сразу же обвиняемым и отправил в Гродненский СИЗО.


Спустя полтора месяца, 5 декабря, та же Лариса Макаревич выводит в качестве неуплаченных Автуховичем налогов другую цифру – почти в два раза меньшую – 386 млн, и уже эта сумма фигурирует в окончательном обвинении против предпринимателя. Арестованный предприниматель на тот момент уже почти 50 дней держал голодовку на нарах Гродненского СИЗО. А следствие спешно готовило материалы уголовного дела в суд...


«На основании чего производились расчеты, если на протяжении полутора месяцев результаты так существенно разнятся?», – главный вопрос, ответа на который добивались адвокаты предпринимателя и сам Николай Автухович от Ларисы Макаревич, свидетельницы по делу. Однако главная свидетельница в понедельник так и не смогла ответить, она попросила несколько дней для того, чтобы просмотреть свои старые записи и материалы уголовного дела. Суд над Николаем Автуховичем был отложен по этой причине до четверга. В четверг Лариса Макаревич ответила: «Я выполняла поручение следователя».


Впрочем, немного о технике конструирования обвинения Лариса Макаревич суду рассказала. Следствие поручило ей в октябре прошлого года вычислить сумму налогов, которые заплатил бы Автухович с 1 мая 2003 года по 31 июля 2005 года, если бы зарегистрировал фирму. Несмотря на то, что в УДФР тогда уже была часть изъятых у предпринимателя документов о понесенных расходах – специалистка их не стала использовать. Она полностью основывалась на сведениях, которые дала Волковысская налоговая инспекция, однако там Автухович не предоставлял сведений о доходах и расходах, потому что был плательщиком единого налога. Так появилась сумма в 670 миллионов.


Уже в ноябре, после ходатайства адвокатов, потребовавших учесть расход бензина машинами такси, Лариса Макаревич снова произвела перерасчет. Тут она уже исходила из того, что с 1 мая 2003 по 1 мая 2004 года Автухович все-таки имел право работать, как индивидуальный предприниматель, и на этот период ему был вменен только единый налог. Но в период с 1 мая 2004 до 31 июля 2005 года – она обсчитывала Автуховича, как фирму.


Надо отметить, что к своей задаче Лариса Макаревич приступила ответственно: узнала цены на топливо, проверила, когда какая машина выходила на маршрут. И теперь «преступление» Автуховича стало почти на 300 миллионов легче. Специалистка исходила из того, что один автомобиль за смену проезжает только сто километров. Автухович на суде сообщил ей, что на самом деле в среднем – пятьсот, и что она не учла еще затрат на ремонт и амортизацию техники. «Если вы это подсчитаете – вы мне еще должны останетесь!», – сказал Автухович. «Почему же вы сразу не предоставили путевые листы, расходные документы!?» – спрашивала Макаревич. «А вы спросили? Вы меня в тюрьму упекли! Как я их мог предоставить из тюрьмы!?» – отвечал Автухович. «Так дайте мне эти документы сейчас! Я снова все посчитаю!» – говорила специалистка УДФР запертому в клетке для подсудимых человеку.


«Мне вас очень жаль», – сообщила Николаю Автуховичу Лариса Макаревич. На последовавшие резкие слова Автуховича судья сделал ему замечание…


«Я могу умереть через два дня и потому буду говорить то, что считаю нужным», – отпарировал предприниматель. Автухович уже 10 дней держит сухую голодовку. Его состояние особенно опасно, потому что начал он этот радикальный протест на 40-й день обычной голодовки.




Ирина Чернявка, euramost.org


11:55 05/06/2006






загружаются комментарии