Европейцы дали миллион долларов на восстановление белорусских болот

Первый раз на болото я попала в прошлом октябре. Это было Морочно на Брестчине - одно из самых древних болот в Беларуси. Страсти тогда там кипели нешуточные: местное торфопредприятие "Глинка", активно ведущее добычу торфа на трех участках болота, хотело оттяпать еще 200 гектаров Морочно. Жители окрестных сел были против - болото их кормит.

Вечером, стоя по колено в болотной трясине, я наблюдала великий исход людей с болота. Вглядывалась в лица женщин, навьюченных мешками клюквы, и недоумевала: это вот такая жизнь, с неподъемным мешком за спиной, их мечта?


- Наш заработок - эти ягоды. Наша жизнь - это болото, - объясняли они мне. - Тут же клюквенный заказник местного значения, осуши 200 га - от клюквы останутся только воспоминания. Мы уже не говорим о птицах, которые тут гнездятся, о растениях, которые занесены в Красную книгу. Наши болота уникальны, таких в Европе просто не осталось.


Девять месяцев прошло с тех пор, но битва за болото не утихла. Скорее наоборот - сегодня она охватила всю Беларусь. За белорусские болота вступилась Европа. И не только за их сохранение, но и за восстановление уже осушенных. Сегодня в Беларуси заработал проект Программы развития ООН и Глобального экологического фонда по восстановлению нарушенных болот. Общий бюджет проекта - один миллион долларов. На эти деньги в Беларуси за четыре с половиной года будет восстановлено 17 нарушенных и неспользуемых болот с общей площадью около 42 тысяч гектаров.


"Зачем тратить на болото такие деньги?" - спросит любой нормальный человек. Ответ на этот и другие вопросы дал "Комсомолке" научный координатор проекта, ведущий научный сотрудник Института зоологии Национальной академии наук Александр КОЗУЛИН.



Что имеем - не храним, потерявши - платим


- Александр Васильевич, если болота так высоко ценятся, то зачем нужна была мелиорация?


- В 50 - 60-ые годы прошлого века, когда болота стали активно осушать, никто не думал, что они нужны. Тогда на Полесье полешуки жили без дорог и цивилизации, болота тормозили развитие Полесского края. В то время в СССР нефть продавалась, надо было куда-то деньги вкладывать, можно было даже реки вспять повернуть. Вопрос был только в том, сколько ты можешь взять денег. Поэтому брали не экономя, осушали все, что могли осушить.


- А подъема сельского хозяйства не получилось?


- На короткий период получилось. Полесье зажило по-другому. Появилась инфраструктура, дороги. Это плюс мелиорации. Но минус в конечном итоге оказался жирнее. Дело в том, что до мелиорации люди использовали старопахотные земли, с хорошим плодородием, которые удобрялись сотнями лет. Но как только осушили новые земли, те забросили, кинулись на мелиоративные поля. Первые пять-шесть лет они давали очень хорошие урожаи. А потом - все. Проблема в том, что если осушенную землю пахать, то она очень быстро минерализуется, и слой торфа все уменьшается и уменьшается. На 300 тысячах гектаров уже дошло до песка, это практически пустыня. Многие колхозы, которые на этих территориях сформировались, теперь не знают, что делать. Эти территории похожи на Чернобыльскую зону. Стоят многоэтажки, в которых никто не живет. Хотя поля, которые не пашут, а используют для выращивания многолетних трав, приносят хорошие результаты и по сей день.


Инициировала проект общественная организации "Ахова птушак Беларуси". Учитывая серьезные проблемы с торфяными пожарами и отсутствие возможности использовать эти болота в других целях, нас поддержали Министерство природных ресурсов и Министерство лесного хозяйства.


- Европа выделила миллион долларов. В чем интерес этих государств?


- Это не только Европа, а Глобальный экологический фонд. Он создан для решения проблем глобального уровня. С исчезновением болот напрямую связаны вопросы климата: меньше стало выпадать осадков, увеличилось количество сильных заморозков и засух, с осушенных болот в огромном количестве выделяется углекислый газ.


Животный и растительный мир тоже сильно изменились. 70% нашей Красной книги - это водно-болотные виды. Восстановление глобально значимых видов флоры и фауны - тоже цель проекта.


- А в Европе работают такие проекты?


- Да, большое число. Но у них вернуть болота сложно, потому что они были осушены намного раньше. Они вкладывают миллион евро в одно маленькое болото, чтобы его восстановить.


Кстати, выгоды от восстановления болот очевидны. Недавно в Минске проходила конференция по торфу, на нее приезжал Ханс Йонстен, который возглавляет международную группу по восстановлению болот. Так вот он подсчитал, что если мы восстановим 42 тысячи гектаров болот, то только за счет этих болот мы можем получать прибыль от 5 до 10 миллионов евро в год. Каким образом? Мы сможем торговать квотами на выделение углекислого газа. Система такая. Каждой стране выделяется определенная квота: страна может выделить в атмосферу столько-то углекислого газа. Одни в квоту укладываются, другие - нет, и потому платят огромные штрафы. Например, Германия не может вложиться в свои квоты, ей для этого надо сокращать промышленность. Есть другой вариант - Германия может купить квоты у другой страны. Например, у Беларуси. За счет того, что мы восстанавливаем болота, поглощение углекислого газа пойдет активнее, и у нас останется какая-то часть квот, которые мы сможем продать.


- А как же быть с добычей торфа? И есть же еще концепция о 25% местного топлива.


- В ограниченных количествах у нас можно добывать торф. Но нельзя превращать это в массовую кампанию. Например, в Швеции болот не меньше, чем в Беларуси, но они стараются ограничить добычу торфа со своих болот. Они покупают у нас, а мы разрушаем свою среду и еще гордимся тем, что продаем торф Швеции. А Швеция не хочет вокруг себя иметь пустыню.


А 25% топлива можно найти и на других источниках. Опять же можно сжигать торф так, как в Швеции. Они у нас покупают брикеты, измельчают их в порошок, через форсунки подают в печь и добывают электроэнергию с высокой эффективностью. А у нас брикет в печку - и большая часть энергии в атмосферу.




Наталия КРИВЕЦ, «КП» в Белоруссии»

09:31 15/06/2006




Loading...


загружаются комментарии