Петр Кравченко: хождение во власть и оппозицию

Петр Кравченко – бывший министр и посол – закончил свой многолетний труд и издал его. Труд называется «Беларусь на распутье, или Правда о Беловежском соглашении. Записки дипломата и политика». Книга, о которой в свое время Кравченко с некой загадкой в глазах рассказывал в одной из редакций, получилась солидной. Не зря  все-таки экс-министр потратил на нее столько лет. Но о чем она? О тайнах «дворцового переворота», похоронах Советского Союза, закулисных играх на международной арене, становлении политического режима в Беларуси и ее международного статуса? Увы. Книга о себе любимом.

Впрочем, каждый читатель вправе судить о ней сам. Кому-то, наверное, будут близки оценки Кравченко некоторых событий и характеристики некоторых политиков, кому-то нет. Нам кажется, что неоднозначность отдельных выводов автора абсолютно совпадает с неоднозначность его собственной фигуры на политическом, если можно так сказать, поле Беларуси. Очень уж сложно проследить путь Петра Кузьмича в оппозицию к действующему режиму в стране. Какой-то уж очень запутанный он, этот путь. А вот его хождение во власть куда более прозрачно.


Рассказывать, о чем книга, смысла нет. Дадим только несколько маленьких отрывков, в которых автор характеризует известных в стране людей…



«Лукашенко жил и живет по формуле Людовика XIV –«Государство – это я». Иногда это дает какой-то положительный эффект, хотя в историческом плане интересы белорусского государства с личными интересами и амбициями Лукашенко абсолютно не совпадают. Поэтому его отношения с Ельциным носили чисто конъюнктурный характер и были подчинены лишь одной несбыточной мечте: стать преемником «царя Бориса»…



«Не лучше был подход нашего первого главы государства Станислава Шушкевича. Он являл собой полную противоположность Лукашенко. Похоже, Шушкевич вообще никогда не задумывался о государстве и не отождествлял себя с ним.  Беларусь была для него чем-то весьма абстрактным и далеким. Личными отношениями с российским президентом очень дорожил. Они действительно неплохо ладили. Однако решить благодаря этим дружеским отношениям какой-то государственный вопрос он был не готов. И его было просто не возможно заставить пойти на это. Шушкевич так и оставался мелким чиновником, главная задача которого была в том, чтобы, не дай бог,  не вызвать раздражение того, кто повыше должностью»…



«Заметалин всегда был умным, классическим интриганом. Он сделал феерическую карьеру благодаря именно этим качествам.


Заметалин проповедовал все, что связано с антиамериканским курсом и борьбой с сионизмом, чистоту славянства. Злые языки утверждали, что он был якобы причастен к провокациям, вроде «голландской утки», весь смысл которой сводился к тому, что у Шушкевича мать еврейка»…



«Во всем мире оплата гостиниц для делегаций производится по перечислению или по карточке. И никогда «налом». Титенков подходит к портье, портье подает ему счета.  Иван Иванович небрежно щелкает замком чемоданчика, вываливает на стойку порядка ста тысяч долларов и начинает совать этому портье пачками по десять тысяч. У бедного японца глаза стали круглыми, как блюдца. Он смотрит, ничего не понимая. В Японии так не принято. А Ивану – что, ему «кэш» удобнее, да и проводить по документам не нужно, он даже квитанций не взял»…



«Несмотря на продолжение интеграционной риторики, наш первый президент давно уже не друг России, да, собственно, он им никогда и не был.


Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть наши государственные телепрограммы. Белорусская пропаганда осторожно, но последовательно, а в моменты кризисов во взаимоотношениях Лукашенко  с Кремлем  и вполне активно, создает у белорусских граждан негативный образ России, спекулируя на ее бедах и несчастьях. И это, увы, удается.


Идея объединения с Россией вызывает в нашем обществе все меньше энтузиазма. В этом первый белорусский президент преуспел намного больше, чем все наши радикальные националисты.  Недаром наблюдательный российский политолог Сергей Караганов недавно заявил, что Лукашенко все больше начинает окружать себя русофобами.


И действительно, трудно не заметить, что многие из белорусских руководителей отнюдь не испытывают искренней тяги к единению с Россией. Среди них и премьер Сергей Сидорский, и его первый зам Владимир Семашко, и главный президентский контролер Анатолий Тозик, и министр иностранных дел Сергей Мартынов. И это только верхушка айсберга. А сколько людей с такими взглядами работают в среднем и низовом управленческом звене?»

11:21 04/07/2006




Loading...


загружаются комментарии