Сомнительные операции белорусской милиции

«Белорусскому партизану» стали известны подробности шумного дела о задержании в Москве бывшего белорусского гражданина Кирилла Нестерова, который стал гражданином России под фамилией Соловьев. В прессу с подачи белорусской милиции попали сведения о якобы связях Нестерова с криминальным миром. Однако ситуация серьезным образом отличается от версии белорусских правоохранительных органов.

Сейчас в Беларуси идет шумный процесс над бандой Морозова, которая многие годы держала в страхе город Гомель. С этих делах замешаны многие высокопоставленные милицейские и прокурорские чины не только Гомеля и Гомельской области, но даже Минска. Некоторые из милиционеров под шум громкого дела пытаются решить и свои интересы.


В Беларуси давно и активно используют милицию для решения своих коммерческих интересов. Вернее, поскольку рынок мал, денег на нем крутится не так много, как в России или на Украине, то любая фирма подпадает под пристальный контроль МВД и связанных с ним структур. Кирилл Нестеров очередная жертва белорусского милицейского беспредела.


Житель Гомеля Нестеров К.А. создал в 1996 году фирму по производству окон и дверей из ПВХ, дерева и алюминия. Занимался кроме этого строительством. Фирма была большая, связи – широкими, поэтому заказы Нестеров получал серьезные. ООО «Баукомплект» участвовала в строительстве или реконструкции Гомельского радиологического центра «СМЕЛТ», Гомельского облисполкома, РУП «Беларусьнефть», Гомельского государственного университета и так далее. Многие хотели поменять сгнившие оконные рамы. Постепенно Нестеров основной упор в работе сделал на российских заказчиков. Гомельские окна и двери поставлялись в Россию. Компания занялась активным строительством в Москве и других городах. Монтировали окна, естественно, строители из Беларуси.  Все шло своим чередом до 2003 года. Однажды прораб, получив от Нестерова деньги для рабочих, 2000 долларов из этой суммы оставил себе. Рабочие, вернувшись в Гомель, начали требовать свой заработок. Прораб обратился в милицию с заявлением, что Кирилл Нестеров и его жена Алина Нестерова угрожают ему расправой. С этого момента и закрутилась эта странная история.


Милиционеры снабдили прораба диктофонами для записи и отправили обратно в фирму для «разговоров». Нестеров, который фактически с 1998 года постоянно жил и работал в России, естественно в одной из таких бесед с прорабом в резких выражениях потребовал вернуть деньги рабочим. В результате весной 2003 года против Нестерова и его бывшей супруги возбудили уголовные дела по факту вымогательства. Завод опечатали, и стоит он там в Гомеле такой опечатанный и пустой до сих пор.


Кирилл Нестеров после этого окончательно остался в России. Он записал на пленку свои подробные пояснения, передал белорусским следователям документы. Следствие приостановили, но дело не закрывали. Чтобы застраховаться, Нестеров решил поменять гражданство. В такой ситуации оказывается много граждан Беларуси. Люди уезжают из лукашенковского рая, многие просто бегут и спасаются от репрессий в России, но получить российское гражданство было довольно сложно. Получить политическое убежище вообще нереально. Самый известный случай – дело депутата белорусского парламента Сергея Скребца. Он обращался за убежищем к президенту России. Ему отказали, в Беларуси Скребца арестовали и осудили.


Нестеров получил российское гражданство,  сменил свою фамилию на фамилию матери, и стал Кириллом Туровым. Затем он женился и взял фамилию своей российской супруги, получив паспорт на имя Кирилла Соловьева. Он боялся репрессий со стороны белорусских правоохранительных органов, потому что в Гомеле оставалось имущество компании «Баукомплект», недвижимость. В Беларуси, как известно, конфискация – доходный и широко распространенный бизнес.  Кстати, прокурора Гомельской области Сусолкина, который возбуждал в 2003 году дело на Нестерова, теперь разыскивают по обвинению в связях с организованной преступностью. Бывшая жена Нестерова Алина написала заявление на начальника УБОП Гомельского УВД Круглякова, в котором подробно расписала когда и какие взятки вымогал у нее этот милицейский чин. Косвенно Алина указывает, что Кругляков давил на нее и настойчиво советовал, кому и за сколько отдать имущество. Алина Нестерова отказывалась. Весной 2006 года, по нашим сведениям, обострились отношения между Кириллом Нестеровым и его компаньоном по бизнесу. По слухам, этот компаньон и передал белорусским милиционерам все ориентировки на Нестерова-Соловьева и быстро убедил начальника УБОП Круглякова решить все вопросы.


 Кирилла Нестерова-Соловьева арестовали 2 июня 2006 года на Киевском вокзале, когда он выходил из поезда Киев-Москва. Сейчас он находится в следственном изоляторе. Удивительную настойчивость в передаче его в руки белорусской милиции проявляют прокуроры транспортной прокуратуры Москвы.


Алина Нестерова заявляет, что ее бывший муж ни только не был связан с криминальной группировкой Морозова, и вся распространенная через СМИ информация о его криминальном прошлом и настоящем - ложь. Она настаивает на том, но он никого не знал ни из банды Морозова, ни из банды «пожарников». Кирилл Нестеров  не был судим и даже не привлекался по административным делам. 


Это очень длинная история, все подробности которой мы расскажем позже. Сегодня же коротко изложили новые данные по этому  делу.  

15:43 17/07/2006




Loading...


загружаются комментарии