Таможенники как заложники

В Бресте начинается очередной суд над таможенниками. Вернее, 24 человека, которых осудили еще в 2004 году, теперь заставят выплатить несколько миллионов долларов в виде штрафа. Это означает, что до конца жизни люди будут подневольными рабами белорусского государства. Таможенники утверждают, что их специально сделали виноватыми те, кто реально воровал деньги на таможне, прикрываясь властью.

26 октября 2004 года Военный Суд Беларуси приговорил к различным срокам заключения 24 сотрудника таможни «Западный Буг». В августе 2005 года этот же суд дополнительно осудил еще 16 человек – бывших сотрудников таможни «Западный Буг» и работников терминала «Веставто». Общее число осужденных  таможенников составило 40 человек, это 95% личного состава таможни «Западный Буг»,  работавших на терминале «Веставто». Всех их обвиняли по статье «злоупотребление служебным положением». Ни у кого в белорусском обществе приговор не вызвал сомнения, поскольку люди знают, что слова таможенник и взяточник – это синонимы. Более того, в Беларуси таможенный рэкет поставлен на государственный уровень и является одним из активных инструментов наполнения казны и карманов конкретных чиновников. Только в 2004 году белорусская таможня конфисковала, по официальным данным, транзитных российских грузов на 80 миллионов долларов, но эту цифру надо смело умножать на 4. Никто в Беларуси не будет защищать таможенника, также как никто сейчас не заступится за милиционера, после того беспредела, который сотрудники МВД творили на улицах Минска и других городов. Но «Белорусский партизан» решил разобраться в этом странном «таможенном» деле. Мы расспросили многих из осужденных сотрудников таможни в Бресте, работавших на таможенном терминале «Веставто».

Ловушка для таможенников

Терминал «Веставто» был образован в 1997 году. На первый взгляд, всё в деятельности терминала было разработано и организовано правильно. Но только на первых взгляд. Здесь сознательно некоторыми руководителями белорусской таможни вместе с представителями властей и криминала была создана такая система, в результате которой одни нажили миллионы долларов, а другие стали зэками без всяких оснований. «Мы, бывшие сотрудники таможни, в настоящее время – бывшие заключённые, не можем и не хотим мириться с мыслью о том, что в нашем государстве определённые руководящие работники сначала  создают криминогенную ситуацию на границе, а потом прикрываются своими должностями для сохранения своего руководящего статуса и рабочего места. При этом всю ответственность за происходящее власти перекладывают на плечи рядовых сотрудников», - написано в заявлении попавших в ловушку рядовых сотрудников таможни. Так в чем же дело?

События развивались следующим образом. В 2002 году отдел собственной безопасности (ОСБ) таможни «Западный Буг» под руководством гл. инспектора Сурконт Виталия Альфредовича неожиданно провел проверки деятельности терминала и пришел к  заключению, что в период с октября 2001 года по октябрь 2002 года сотрудники выездного терминала «Веставто» производили таможенное оформление документов, автотранспортных средств и грузов, следуемых по ним, без их (транспортных средств) реального нахождения на таможенном терминале «Веставто». На основе этого заключения было возбуждено уголовное дело. В ходе проведения расследования следственным комитетом МВД РБ другие версии произошедших событий уже не принимались к рассмотрению. Расследование проводилось однобоко и с явной тенденцией выполнения кем-то поставленной задачи. Таможенников обвинили в сговоре с «не установленными лицами». Для любого опытного следователя ясно, что появление в деле «не установленного лица» – это тупик, потому что выход на основных организаторов того или иного действия всегда закрыт, доказательная база – ноль и так далее. Но в правоохранительной системе Беларуси это не вызывает тревоги. Наоборот, очень удобно все списать на связь с не установленными лицами и осудить «стрелочников».

Во время судебного разбирательства члены комиссии таможни «Западный Буг» проводившие служебное расследование, заявили, что с заключением ОСБ они не согласны и что у каждого из них было и есть своё частное мнение. Но их никто не слушал. Им просто приказали подписаться под заключением. Только гл. инспектор Сурконт был полностью согласен с заключением, поскольку сам же и руководил проверкой.

С 1996 по 1999 год на должности заместителя начальника таможни «Западный Буг» по борьбе с контрабандой работал Лук Андрей Владимирович. При нем с контрабандой боролись очень активно. Но Лука «убрали», пришли новые люди в руководство таможни и стали происходить странные вещи.

Схема преступления

Автомашина с грузом официально через ворота заезжала на территорию терминала «Веставто». На воротах таможенник совместно с механиком выдавал учётно-контрольный листок. Водитель ставит автомашину на площадку,  расположенную в 500 метрах от бюро таможенного оформления, и направляется в административное здание для документального оформления.

Водитель должен пройти следующие службы:

- Интеравтотранс (получение дорожного разрешения),

- Пограничный контроль (проверка паспорта),

- Банк (оплатить услуги терминала),

- Бюро таможни (оформить все необходимые документы).

После этого водитель должен представить автомашину с грузом для визуального таможенного контроля и незамедлительно покинуть пределы Республики Беларусь, поскольку речь идет о машинах, которые транзитом следовали из Литвы в Польшу или Чехию. В описываемом нами случае водитель покидал территорию терминала через неконтролируемые ворота. В результате 82 фуры границу Польши не пересекли, а оказались, например, в России. На суде потом некоторые перевозчики рассказывали, что от терминала по белорусской территории их сопровождали «бандиты», а по территории России - милиция.

Злоумышленникам важно было оформить документы и снять с контроля автомашины с грузом, т.е. якобы отчитаться перед таможней о вывозе груза в Чехию или Польшу. Инфраструктура терминала «Совавто» позволяла им осуществить свой преступный замысел по следующим причинам:

1. На терминале отсутствовал режим пропуска (любой человек «с улицы» мог туда попасть).

2. На терминале кроме 2 ворот, контролируемых таможней, существовало ещё 3(!) не подконтрольных.

3. Выдача разрешения и оформление документов в бюро предшествовала визуальному досмотру на площадке.

4. Была заблокирована  система сверок с польской таможней.

5. В руководстве таможни был «свой человек», который не только курировал данную тему, но и делал всё необходимое для того, чтобы это продолжалось как можно дольше.

6. Электронная база самого терминала (по запуску и выпуску автомашин) не контролировалась таможней и не взаимодействовала с электронной базой таможни(?!).

Терминал находился в 17-ти (!!) километрах от государственной границы.

Пропажу или «летучих голландцев» обнаружили в октябре 2002 года после сверки электронных баз данных с Польской таможней (Кукурыки). Проверка установила, что все 82 поставки груза с ноября 2001 г. по октябрь 2002 г. осуществлялись белорусскими перевозчиками по конвенции МДП (финансовая гарантия карнет - TIR) по маршруту Литва-Чехия (транзитом через Беларусь). Эти фирмы и имена руководителей известны.

В РБ автомашины въезжали через Ошмянскую таможню (пост «Каменный Лог») и направлялись в таможню вывоза - «Западный Буг», где, получив разрешение на выезд из Республики Беларусь, не въехали с грузом в Республику Польша.

Суд

Материалы служебного расследования были переданы в КГБ и прокуратуру. В декабре 2002 года Следственный комитет МВД РБ  возбудил уголовное дело в отношении 24 сотрудников (тех, кто оформил 2 и более автомашины), позже осудили еще 16 (они оформили по 1 машине).

За время следствия, таможенников вызывали на допрос всего один (!) раз в сентябре 2003 года. Им задавали странные вопросы:

- Для чего существуют таможенные органы, и какие функции они выполняют?

- Что обозначает герб, изображённый на печати?

- Для чего нужна печать?

- Функциональные обязанности сотрудника таможни?

Возглавлял следственную бригаду подполковник Данильчик Евгений Петрович. Видимо, у него была задача укрыть реальных людей за спинами рядовых таможенников. Кстати, все обвиняемые спокойно продолжали работать в таможне.

В процессе следствия было опрошено более 100 свидетелей, а именно: перевозчики, сотрудники служб терминала  - Интеравтотранс, «Белгазпромбанка», механики и т.д. Кроме того, были опрошены начальник таможни, его заместитель, начальники отделов и старшие смен.

По версии следствия, таможенники оформляли машины без Учётно-контрольных листков (талон, на котором проставляются штампы таможни, погранслужбы, Интеравтотранса и банка). Но  все(!) сотрудницы «Белгазпромбанка» однозначно заявили, что на оплату за стоянку данных автомашин водителями предъявлялись УКЛ со всеми штампами. Кроме того, в архиве таможни были найдены все дополнительные талоны, поскольку они распечатывались с основными УКЛ под копирку.

Следователь Данильчик почему-то снял арест с автомашин, на которых перемещался пропавший груз. Машины компании продали, а свои счета перед судом обнулили. Таким образом перевозчики ушли от ответственности, как будто не их машины и не их водители вместо Польши ехали в Россию.

В апреле 2004 года материалы дела (23 тома) для рассмотрения были переданы в Суд Московского района города Бреста. Однако буквально на следующий день все материалы срочно отправили в Минск, в военный суд.

В июне 2004 года в Минске начались слушания по уловному делу под председательством подполковника Юрия Тузова, которые продлились до сентября. Военный суд исследовал материалы ревизии в республиканском унитарном предприятии «Белавтострада», свидетельствующие о взимании дорожных сборов с исследуемых автомашин в пункте «Редьки» на границе Республики Беларусь и России, и признал данный факт как доказательство вины таможенников.  Военный прокурор еще подсчитал (до сего времени не понятно, по какому принципу) миллиардный ущерб. Вся эта сумма в настоящее время предъявлена таможенникам в виде иска. Каждый из них получит от 250 тыс. долларов до 2 млн. долларов штрафа.

В августе 2005 года по Приказу Председателя Государственного таможенного комитета Шпилевского было проведено новое служебное расследование. Его выводы в корне отличаются от первоначальных выводов комиссии таможни «Западный Буг». В выводах сказано, что «нарушения таможенного законодательства со стороны сотрудников таможни не выявлено». Не смотря на это, ни прокуратура, ни суд не хотят пересматривать данное дело, поскольку очевидно, что придётся искать и наказывать истинных виновников. Более того, осудили остальных работников того злосчастного терминала. И это при том, что согласно действующему законодательству всю ответственность за доставку и сохранность груза несёт перевозчик. Таможенники до сих пор уверены, что транспортные компании «решили вопрос» с прокуратурой, поэтому избежали не только уголовной, но и финансовой ответственности.

На суде подсудимые несколько раз поднимали вопрос о сверках, которые должны были проводиться с пограничной польской таможней.

Попытаемся объяснить, что такое сверка электронных баз данных.

На магнитный носитель записывается количество и номера машин, прошедших таможенное оформление на белорусской стороне за определённый промежуток времени для выезда в Польшу. Эти данные передаются польской стороне, которая сверят по количеству и номерам с въехавшими в Республику Польша автомобилями. Если данные совпадают – всё в порядке, если же нет – тревога. В результате после оформления первой же фуры – «летучего голландца» -  должна была сработать тревога. Однако на протяжении целого года(!) система оповещения не сработала ни разу.  Данные сверки регламентируются не только внутренним Приказом № 249-ОД от 07.12.2001 г. по таможне «Западный Буг», но и Международным соглашением между Республикой Польша и Республикой Беларусь.

«Стрелочники» из числа рядовых

В структуре Отдела по борьбе с контрабандой таможни «Западный Буг» существовал так называемый Аналитический отдел. Основной задачей этого отдела как раз и являлось анализировать электронные базы и сверять их с польскими данными. Осуществлял их  инспектор  Вислобоков. И что же этот Вислобоков сейчас делает? Парится на нарах? Нет, он прекрасно себя чувствует. Его даже не вызывали на суд для допроса. В настоящий момент он работает в таможне «Западный Буг» оперуполномоченным по особо важным делам отдела собственной безопасности.  Мы уверены, что он многое знает,  поэтому избежал правосудия. Как иначе объяснить это странное поведение инспектора, из-за которого посадили 40 человек, а его даже на суд не вызывали?

Никто из руководителей таможенного поста на терминале, да и таможни в Бресте вообще не только не привлечен к уголовной ответственности, но никого из начальников не наказали даже дисциплинарно. Старшие смен, которые производили расстановку по рабочим местам и, согласно версии обвинения, должны были ставить «правильных» инспекторов на «нужные» места, работают до сих пор.

Вероятнее всего, где-то в верхах не смогли разделить деньги от масштабной контрабанды, пошел передел сфер влияния. Для этого надо было поднять шум и найти «стрелочников», которые не знают сути криминальных схем, не дают  выхода на истинное положение дел и действующих лиц. Иначе в «сумасбродную» идею перевозчиков о том, что они отдавали свои транспортные средства с грузом и документы на них неизвестным им людям для осуществления доставки товара до места назначения  никто бы не поверил и не принял как веский аргумент. Подобная криминальная ситуация с пропажей автотранспортных средств с грузом после их таможенного оформления имела место быть и на таможенном посту «Мокраны». Но руководство ГТК РБ не обращало внимание на то, что было слишком много криминала в рядовом составе таможни «Западный Буг» при кристально чистом руководстве самой таможни. Одни и те же перевозчики попадались неоднократно по фактам недопоставки груза до места назначения в течение продолжительного периода времени, но странным образом все время уходят от ответственности. Ведь согласно конвенции международных дорожных перевозок и таможенного законодательства, всю ответственность с момента загрузки и оформления перевозочных документов и до момента доставки груза до места назначения несёт перевозчик груза.  Один из перевозчиков начал давать показания и называть имена, но его нашли повешенным в лесу.

Бывшие сотрудники таможни, а ныне заключённые передают всего один вопрос своему бывшему руководителю - начальнику таможни «Западный Буг» г. Бреста Осинцеву В.Г.: «Как Вы себя чувствуете, Вячеслав Геннадьевич, когда столько невиновных людей оказалось в местах лишения свободы, людей, от которых совершенно не зависели произошедшие события,  которые даже не догадывались о происходящем на терминале «Веставто», пока не началось следствие? Наша жизнь искалечена и в дальнейшем мы и наши дети обречены на нищенское существование в связи с предъявленными миллиардными исками и конфискацией имущества. Помните, как Вы клятвенно обещали нашим родственникам снять свои генеральские погоны, если нам предъявят иски? Иски нам предъявили… Наша жизнь искалечена не по нашей вине, а по малодушию и трусости, подлости и безнравственности многих больших начальников и Вас, Вячеслав Геннадьевич в том же числе».

Эта одна из историй широко разрекламированной в Беларуси и за ее пределами борьбы «батьки» Лукашенко с коррупцией и мафией в стране. Как мы видим, при Лукашенко мафия только укрепляется и обогащается, пожирая рядовых граждан Беларуси. 

Продолжение последует.  
11:03 26/07/2006




Loading...


загружаются комментарии